Человек протестующий

31 октября, 2014, 21:20 Распечатать Выпуск №40, 31 октября-7 ноября

Протест против существующего порядка вещей — откуда он и зачем, какие проявления стоит поощрять, а какие корректировать в своих детях?

Помимо всего прочего, хотелось бы разобраться (и в себе тоже): протест против существующего порядка вещей — откуда он и зачем, какие проявления стоит поощрять, а какие корректировать в своих детях? Признаюсь, начинала исследовать эту тему 10 лет назад, и только недавние события заставили к ней вернуться… 

В эпоху социальных потрясений происходит неизбежная активизация протестных настроений самого различного толка. Но вот — отбушевало, отшумело, отгремело, вроде бы пора переходить к консолидации и созидательному труду, объединять усилия, чтобы противостоять врагу уже внешнему, но общий накал сохраняется, выплескивается на уровне общения в быту и в социальных сетях; в семейных ссорах и конфликтах на работе; в телевизионных ток-шоу и новостных лентах; в истерических, мало конструктивных, массовых акциях по городам и селам. 

Кто они — люди протеста? Несогласные с системой (см. М.Кириленко "Человек в системе", "Зеркало недели", №8 от 29.02.2008), борцы за справедливость? Бунтовщики, оппозиционеры, инакомыслящие, диссиденты или сознательные общественные активисты? 

В советский период инакомыслящие привычно делились на две основные группы: "кухонные", тихо выражающие свое недовольство в узком кругу, и "идейные", которые все-таки переходили к активным действиям. Последние заканчивали либо в лагерях для политзаключенных, либо были "нейтрализованы" более изощренными способами, к которым относились вербовка в сексоты, психлечебницы, обвинение по уголовным статьям, "несчастные" случаи, увольнение с работы с "волчьим билетом", вынужденный выезд из страны, "внутренняя эмиграция", алкоголизм, доведение до самоубийства… 

И какими бы тягостными ни были годы независимости Украины, даже в худшие времена возможности выразить свою гражданскую позицию и при этом выжить, сохранить себя как личность всегда было намного больше — и в исторической ретроспективе, и по сравнению с тем, что происходит сейчас у ближайших соседей. Это залог демократического развития. Это хорошо и правильно. И вместе с тем, не все так однозначно, если говорить о внутренних причинах, побуждающих человека ступить на стезю социальных противостояний. Мотивы людей протестующих могут быть различными, а в чем-то даже противоположными. Период 2004–2014 гг. — от Помаранчевой революции до Революции достоинства — позволяют отследить достаточно богатую протестную палитру. 

И по сей день сохранились "кухонные диссиденты" — пассивные, прячущиеся, осмеливающиеся озвучивать свою позицию только в кругу семьи или самых близких друзей. Но их становится все меньше. С развитием современных технологий пассивный протест вышел в публичную плоскость: появилась т.н. "диванная сотня", объединяющая пользователей социальных сетей, чья активность заканчивается на уровне словоизвержения, гневных постов и истерических призывов что-то делать. 

Гораздо многообразнее и колоритнее мотивация активных участников массовых протестов, которых можно поделить на условные группы. 

В первую очередь это, конечно, "идейные", т.е. те, кто выходит на протест осознанно, из высших соображений и при этом отдает себе отчет в возможных последствиях — и на личном уровне, и для общества. Такой человек взвешивает свои силы и просчитывает, в чем он может быть наиболее эффективен и полезен общему делу.

С идейными не стоит путать "зомби", которые по факту являютсяжертвами пропаганды: истерия в СМИ, одни и те же темы, жующиеся по телевидению или в социальных сетях, однообразные драматические кадры, прокручиваемые сутками по телевидению, побуждают их подключиться к протестному движению.

От идейных следует также отличать и "идеалистов-романтиков", инфантильных мечтателей о "красивых" поступках и даже смерти за высокую идею. Их отличает отсутствие умения выбирать наилучшую сферу своего применения, неспособность трезво оценивать свои силы, отслеживать тех, кто заинтересован использовать их душевные порывы не на самые благие цели. 

"Неравнодушные" — люди, которые по складу своего характера просто не в состоянии мириться с несправедливостью и страданиями других людей, оставаться в стороне, когда рядом кто-то борется, рискует жизнью, терпит лишения. Такие люди подключаются к протестам даже в тех случаях, когда не до конца уверены в их разумности.

"Мстители, пострадавшие" — те, кто стал жертвой несправедливости, и у которых накопившаяся обида и агрессия ждала только внешнего толчка, чтобы выплеснуться в активных действиях.

"Жертвенники" — люди, лишенные чувства самосохранения, запрограммированные на самоуничтожение. Они становятся под знамена той идеи, которая в данный отрезок времени несет наибольшую угрозу их физическому существованию. Они "нарываются" на репрессии по отношению к себе, а в итоге часто становятся героями перемен и входят в историю. 

"Профессиональные революционеры" —эти будут бороться с системой, какова бы она ни была. Если враг повержен, они срочно ищут нового или начинают бороться уже с теми, кого привели к власти. Протест — их естественное состояние, они просто не способны к какой бы то ни было "мирной жизни". Их с легкостью используют "в темную" как в политической борьбе, так и с конкурентами по бизнесу. 

"Подражатели" — люди толпы: "все побежали, и я побежал". Подобные личности придают массовость любым протестам. Они особенно опасны тем, что легко поддаются на истерические призывы и другие манипуляции, являются основной целевой группой для провокаторов. 

"Провокаторы" — наемники, "титушки", вражеские агенты: люди, находящиеся либо на ставке, либо "на крючке" (впрочем, одно другому не мешает) у определенных сил, в том числе спецслужб других стран.

"Служивые" — агенты местных спецслужб, внедренные либо чтобы "присматривать", либо с провокационными целями. Их роль зависит от того, на кого в данный момент работают силовые структуры страны, или же от позиции их непосредственного начальства. 

"Солдаты партии" — люди, принадлежащие к определенным политическим силам и действующие по указанию лидера, либо по принципу футбольных фанатов — не прибегая к анализу, насколько оправданна позиция партии в каждом конкретном случае. 

"Беглецы от проблем" (внутренних и внешних) — целая армия неудачников, людей неприкаянных, закомплексованных, считающих, что не состоялись в жизни. Они пользуются случаем, чтобы отложить свои проблемы "на потом". Через причастность к протестующей массе они самоутверждаются, доказывают — себе, окружающим, вселенной — свою значимость, смелость и просто то, что не напрасно живут в этом мире.

"Адреналинщики", которым почти все равно, где применить свою страсть к острым ощущениям. 

"Асоциальные", т.е. те, кто в силу врожденных качеств или фатальных пробелов в воспитании не способен жить ни в какой системе, конструктивно вписаться в социум, найти свое место в жизни. К ним близки обыкновенные "хулиганы и криминальщики", ловящие рыбку в мутной воде массовых беспорядков. 

"Виртуальщики", наигравшиеся в "стрелялки" и захотевшие выйти в реал, инфантильные, оторванные от жизни, не осознающие до конца грань между игрой и реальностью.

"Ностальгирующие" — люди, которые "застряли", "зависли", задержались на каких-то сильных эмоциях, экстремальных событиях, самых ярких воспоминаниях (трагических и драматических тоже) своей жизни. И тогда мы имеем людей, так и не вернувшихся с войны или с революционного Майдана. Они всю жизнь будут стремиться вновь слиться с протестующей толпой на площади либо взять в руки оружие. 

И даже (да простят меня те, кто романтизирует любые массовые протесты) "психически неуравновешенные": психопаты, истерики, личности демонстративные, которых привлекают массовые скопления людей, накал, страсти, крики… 

Попытки загнать многообразный и прихотливый внутренний мир человека в классификационные рамки — дело неблагодарное. И все-таки мы видим, что сознательное, трезвое протестное движение нередко сопровождается неоднозначными, а порой даже опасными "попутчиками". Идейные протестующие, которых в критические моменты может быть подавляющее большинство, с изменением ситуации возвращаются к созидательному труду и/или посвящают себя другим формам общественной активности (в нашем случае идут защищать страну с оружием в руках или начинают заниматься волонтерской деятельностью). А вот люди иного толка так и остаются на протестной волне или ищут новые источники финансирования подобной деятельности. Именно поэтому постпротестные времена — самые смутные и неконструктивные, с "перегибами на местах", "заказными" проплаченными акциями, с использованием бывших майдановцев в борьбе с политическими оппонентами или с конкурентами по бизнесу. 

Зачем нам понимание скрытой мотивации протеста в контексте воспитания детей? В первую очередь для понимания, какие качества в ребенке поддерживать, а какие корректировать. Для подростков "кайф своей значимости" опасен в той же мере, как и любое другое острое удовольствие (наркотики, алкоголь). Ведь это так просто: не будучи никем, не проделав никакой душевной работы, не приложив никаких усилий, чтобы решить свои внутренние и социальные проблемы, — стать значимым только лишь взяв на себя роль критика и "борца за справедливость". Позиция весьма комфортная — в нашей стране проще простого найти просчеты, недостатки и злоупотребления. 

И не случайно самый протестный возраст — подростковый. Возраст незрелости, сомнений, максимализма, непонимания себя, смысла и ценности жизни как таковой. На возрастную предрасположенность с легкостью накладываются внешние факторы — социальные, семейные… Если ребенок заразился критиканством, нигилизмом и склонностью к необдуманным действиям, не лишним будет проанализировать, не являются ли катализатором общие настроения в семье. Не забывайте, что если ваша внутренняя агрессия может вполне "мирно" изливаться на уровне слов и постов в социальных сетях, то у человека незрелого она быстро конвертируется в действия. Одновременно нужно отследить, не слишком ли много у подростка свободного времени, не связанного с активными действиями "в реале". И тогда рецепт прост: абсолютно все негативные проявления — у детей, подростков, взрослых, стариков и в трудовых коллективах — лечатся делом, активными действиями, созидательным трудом — разумным, системным, организованным. Спорт, туризм, скаутское движение, а в нынешних реалиях — приобщение к общественной и благотворительной деятельности. И — как результат — движение, неизбежные физические нагрузки, осмысленное общение с адекватными уравновешенными сверстниками и людьми постарше. Возросшее в геометрической прогрессии количество волонтеров и общественных активистов, посвящающих себя помощи другим, свидетельствует о том, что мы в ускоренном темпе проходим период построения зрелого гражданского общества. 

Поощряя, романтизируя и героизируя массовые и бесконтрольные формы протеста, сложно построить цивилизованное общество. Это слишком простой, примитивный путь развития. Оправданный в определенный исторический момент, но сомнительный как постоянный инструмент социального прогресса. Это как слабительное, которое порой необходимо, чтобы "протолкнуть", но не годится для употребления каждый день вместо еды. Цивилизованные формы протеста — это скучная, рутинная, иногда даже бюрократическая работа, не дающая, как правило, мгновенных результатов. Но если не перевести социальный накал в конструктивное русло, будущее нашего государства туманно и бесперспективно. 

И в заключение — несколько слов о том, что понятно по умолчанию, но все равно должно быть сказано. Люди могут выходить на протесты из одних побуждений — порой не слишком разумных, но в процессе борьбы, в непростой стрессовой ситуации, под влиянием сильных духом товарищей получать мощный толчок к переоценке ценностей, обретать зрелость, становиться мужественнее, мудрее, терпимее. А с исторической точки зрения, все, кто пострадал в результате недавних протестов, — это герои, независимо от того, что побудило их выйти на майданы нашей страны. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18, 18 мая-24 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно