"Северный поток" или "Северный ветер"?

18 декабря, 2015, 00:00 Распечатать Выпуск №49, 18 декабря-28 декабря

Неофициально план вторжения РФ в Украину назывался "Северный ветер". Его усилением в 2015-м должен был стать реинкарнированный мегапроект газопровода "Северный поток" (Nord Stream) как веская мотивация для государств — членов ЕС. Особенно после провала столь разрекламированного россиянами "Южного потока" и "Турецкого". Таким образом Россия намеревается и "обнулить" транзит своего газа в ЕС через территорию Украины.

 

 

 

Неофициально план вторжения РФ в Украину назывался "Северный ветер". Его усилением в 2015-м должен был стать реинкарнированный мегапроект газопровода "Северный поток" (Nord Stream) как веская мотивация для государств — членов ЕС. Особенно после провала столь разрекламированного россиянами "Южного потока" и "Турецкого". Таким образом Россия намеревается и "обнулить" транзит своего газа в ЕС через территорию Украины.

"Придаток" с амбициями

Газ для России никогда не был коммерческим товаром, пусть даже и стратегическим. Газ для РФ — это символ мощи, влияния, тоски по империи, жажды реванша. В общем, "русский мир".

Россиянам годами насаждали мысль о том, что "без нас вся Европа замерзнет и приползет на коленях". Апофеозом стал вполне официальный бренд "Великая Энергетическая Сверхдержава". Согласитесь, звучит куда приятнее, чем "сырьевой придаток" еврозоны. Тем более что у РФ были основания для оптимизма.

Европа потребляет огромное количество газа: в 2010 г. — почти 610 млрд кубометров, добывая всего 311 млрд, причем добыча непрерывно сокращается.

Британские месторождения в Северном море давно прошли свой пик, и сейчас там добывается вдвое меньше, чем десять лет назад. Норвежские месторождения пока не могут дать необходимого прироста добычи газа. А на легендарном нидерландском месторождении Гронинген правительство этой страны сознательно стало ограничивать добычу. За десять лет — с 2005-го по 2014 г. — объем добычи газа в государствах еврозоны сократился на полсотни миллиардов кубометров.

На фоне прогнозов (отчасти пророссийских экспертов) о продолжающемся росте газопотребления в Евросоюзе ставка Кремля казалась почти беспроигрышной. Однако сработало именно "почти": "Газпром" прозевал сланцевую революцию в США, увеличившую там добычу и резко (в разы) обвалившую цены на региональных и местных рынках. Но в связи с тем, что в конце "нулевых" годов в США мог возникнуть дефицит природного газа, под это "событие" было построено немало мощностей для транспортировки и приема сжиженного газа, а также для его регазификации. Сегодня эта инфраструктура США невостребована. И сжиженный газ, ранее предназначавшийся американцам, "ринулся" в Европу.

Прием с моря сжиженного газа, который долго оставался алжирской экзотикой для французов, в 2000-х стал привычной технологией. Уже в десятке стран еврозоны построены более двух десятков терминалов, способных принять импортируемый сжиженный газ. Эти мощности в состоянии закрыть до трети потребностей ЕС в импорте газа. И строятся новые…

Ситуация для "Газпрома" была бы еще печальнее, если бы не катастрофа на атомной электростанции "Фукусима" в 2011 г. После нее в Японии приостановили работу полсотни ядерных реакторов и резко вырос спрос (и, соответственно, цены) на сжиженный газ. Его ключевые поставщики — Катар и Оман — развернули свои потоки на Восток. Поэтому конкуренция российскому газу на еврорынке несколько ослабла.

С другой стороны, мощности по приему сжиженного газа и его регазификации никуда не делись. Так что в ближайшие годы ожидается начало поставок американского сжиженного газа. Кроме того, сравнительно дешевый американский газ начал вытеснять на местном рынке уголь, который… хлынул в Европу, заменив часть газа в энергетике. Проекты поставки центральноазиатского (а теперь и иранского) газа также приобретают четкие очертания.

Так что Европа никуда "не приползла", а активно (хотя и не без проблем) диверсифицирует источники энергопоставок, прежде всего, источники и маршруты поставок природного газа. 

Отрицательно сказался на объемах потребления газа и многолетний застой экономики в еврозоне (энергоэкономия в данном случае не в счет): в прошлом году его потребление в государствах — членах ЕС по сравнению с 2005 г. сократилось на 18%, до 486 млрд кубометров.

Если говорить о нефтяном аспекте (а он для России куда существеннее), то перед началом аннексии Крыма и вторжения в восточные области Украины среднесрочная программа Кремля основывалась на ценах нефти выше 100 долл. за баррель. Нынешние цифры контрактов, иногда снижающиеся до 40 долл./барр., не снились руководству РФ даже в ночных кошмарах.

Газ, продававшийся ранее компаниям из стран Евросоюза по 350–400 долл. за тысячу кубометров, тоже упал в цене почти вдвое. Между тем бюджет России продолжают верстать, ориентируясь на цены углеводородов в мире. Но за рухнувшей в три раза гривней последовал и двойной обвал "сверхдержавного" рубля.

Берег левый, берег правый…

Амбиции Кремля это не пошатнуло. Планы глобального газового доминирования в Евросоюзе с треском рухнули, но за восточное его направление Москва еще борется. Частью ее усилий является максимальное снижение (в идеале для России — до нулевого уровня) транзитной роли газотранспортной системы (ГТС) Украины. В 90-х годах прошлого столетия через ненавистную сейчас Кремлю украинскую ГТС экспортировалось свыше 90% российского газа, в прошлом году — около 40%.

Обходящие Украину проекты трубопроводов стали едва ли не главной игрушкой Кремля.

Первым крупным проектом стал проложенный по дну Черного моря в Турцию "Голубой поток-1, 2", затем через Беларусь и Польшу — магистральный трубопровод Ямал—Европа, позже по дну Балтики — две нитки "Северного потока".

Несколько последних лет "Газпром" упорно и громогласно носился с идеями обхода Украины через Черное море. Сначала это был "Южный поток" через Болгарию. А после его кончины — мегапроект, в российской версии, "Турецкий поток".

Кремль мало интересовала экономика проектов. Турецкий проект продвигался при том, что "Голубой поток" так и не заработал на полную мощность, и турки с нескрываемым скепсисом относились к идее прокладки еще четырех новых ниток. А в "скрутний час" все же обращались за помощью в транспортировке того же российского газа к Украине. И никогда об этом не пожалели.

Анкаре не нужны 63 млрд кубометров навязываемого Москвой природного газа. Турцию интересуют только необходимые ей 17 млрд кубометров. И — скидка на газ. 

Поэтому Турция предлагала РФ расширить "Голубой поток" (что логично и имело бы хоть какое-то экономическое обоснование). А новое направление газопоставок и транспортировки газа ограничить одной, максимум, двумя нитками трубопровода.

"Газпром" ультимативно предлагал Евросоюзу вложить деньги в создание новой инфраструктуры для поставок российского газа с "нового хаба" на границе Турции и Греции в рамках проекта "Турецкий поток". Настаивая при этом, что после 2019 г. созданная в Украине инфраструктура будет отключена. (В 2019 г. заканчивается срок действия десятилетнего транзитного контракта между "Нафтогазом Украины" и "Газпромом".)

Обломки сбитого турецкой ракетой Су-24 и последовавшая за этим в РФ антитурецкая истерия, похоже, отправили "Турецкий проект" на дальнюю полку. К слову, не дожидаясь согласия сначала Болгарии, потом Турции, "Газпром" построил на территории Российской Федерации трубопроводы для заполнения минимум первых двух "турецких" ниток. Теперь "Газпром" — владелец кучи закопанных труб, ведущих в никуда. Впрочем, бизнес по их укладке давно стал окологазпромовской кормушкой (что объясняет и явно завышенную стоимость ряда проектов). А попытка Кремля по переделу рынка газа была анонсирована задолго до этого.

"Северный ветер" — "Северный поток"

Неофициальное название российского вторжения на Восток Украины — "Северный ветер". Теперь по Украине решили ударить реинкарнацией "Северного потока". Причем еще в начале 2015 г. в Москве не планировали этот вариант, рассчитывая обойтись южными проектами.

В 2012 г. "Газпром" заявлял о планах расширения "Северного потока" двумя ветками и продления его до Великобритании. Этот проект явно завис — Британия не захотела усиливать зависимость от политически ненадежного поставщика.

В итоге еще в январе 2015-го "Газпром" стал рассказывать, что планов по расширению Nord Stream нет. "Газопровод имеет техническую возможность прокачивать до 55 млрд кубометров в год. Этого достаточно на настоящий момент", — отмечали в компании.

Действительно, в 2014 г., самом удачном для своих выгодополучателей, Nord Stream (зарегистрированный в Швейцарии) был загружен на две трети мощности. Основная причина — нежелание "Газпрома" выполнять требования Третьего энергопакета, предусматривающего свободный допуск к ГТС других поставщиков газа.

Первые нитки газопровода Nord Stream (именуемого сейчас "Северным потоком-1") протянули до вступления в силу Третьего энергопакета, но для входа в ГТС Германии пришлось строить и два наземных газопровода — OPAL мощностью
30 млрд кубометров в год и NEL мощностью 20 млрд (см. схему). Несмотря на упорное сопротивление "Газпрома" и его немецких партнеров, они попали под санкции Третьего энергопакета: "Газпром" обязали резервировать место для других поставщиков в этих трубопроводах.

Некая ирония заключается в том, что теоретически обойти это ограничение РФ могла бы, разрешив экспортировать попутный газ своих нефтяных компаний. Однако политика полной монополизации поставок газа, так называемый единый экспортный канал, не позволяет этого сделать.

В итоге за четыре года с момента пуска первой нитки Nord Stream и три года — второй при мощности 55 млрд кубометров в год было прокачано порядка 120 млрд. В этих условиях начинать удвоение мощности (еще две нитки по 27,5 млрд кубометров каждая) — нелогично.

Но не все так просто.

Немного о "борзых щенках"

Брать взятки нехорошо и небезопасно. Другое дело — участие в инвестициях. Уже в первых двух нитках Nord Stream "Газпрому" пришлось отдать 49% акций управляющей трубой компании Nord Stream AG — в пользу западных партнеров. И это не все российские "пряники". "Газпром" должен был дать гарантию на 12 млрд евро по транспортировке газа (это больше стоимости первых ниток Nord Stream). То есть российская газовая компания гарантировала оплату 12 млдр евро Nord Stream AG в случае расторжения соглашения о транспортировке газа.

Но самой интересной и малоафишируемой частью сделки была другая — источник газа.

Основным источником газа "Северного потока-1" является Южно-Русское месторождение с запасами около триллиона кубометров и ежегодной добычей 25 млрд. Несмотря на "теплое" название, находится оно далеко на севере, в Ямало-Ненецком автономном округе, и разрабатывается ОАО "Севернефтегазпром". Кроме "Газпрома", там можно увидеть очень интересных акционеров — немецкие компании Wintershall Holding GmbH и E.ON AG.

"Газпрому" принадлежит 50% + 6 обыкновенных акций. У его партнеров распределение иное: по 25% минус 3 обыкновенные акции плюс 3 привилегированные акции (без права голоса).

Формально — "поровну". Но смысл в том, что номинал акций разный, и шесть привилегированных акций тянут на 20% уставного фонда. Так что доли участия в распределении прибыли выглядят иначе: у "Газпрома" 40%, у Wintershall — около 35, а E.ON — 25%.

По сути, работает схема: в обмен на право поставки газа в Германию "Газпрому" пришлось дать немцам (без особой помпы) прямой доступ к добыче газа в России. С поставкой по почти наполовину принадлежащей им же трубе.

Аналогичная схема прорисовывается и вокруг "Северного потока-2". В последние месяцы "Газпром" проводил операции по обмену активами — ряд из них завершены, некоторые еще в процессе.

Вновь промелькнул допуск Wintershall к добыче газа — уже на Уренгойском газовом месторождении. Собственно, переговоры ведутся давно, первые контакты на эту тему начались еще в прошлом веке. Обещают в следующем году выйти на результат. Пока речь идет о блокирующем пакете (25%). По неофициальным данным, в дальнейшем партнеры планируют долю каждого в 50%. На Южно-Русском тоже ведь начинали с блокирующего пакета.

Запасы газа на двух блоках Уренгойского месторождения — также триллион кубометров и до 200 млн т конденсата. Так что кусочек о-очень вкусный.

К слову, одновременно "Газпрому" пришлось поступиться своей долей в компании-операторе "Северного потока-2" — с 51% акций его часть сократили до 50%.

Вообще "Газпрому" в последнее время приходится идти на уступки, о которых раньше и речи быть не могло. Рыночная капитализация этой компании за последние годы упала в семь раз, так что с привлечением ресурсов весьма напряженно. Особенно после того, как китайцы жестко обозначили, что тянуть трубы в Китай "Газпрому" придется исключительно за свой счет. Делясь, кланяясь, гарантируя и идя на уступки. Хотели — вот вам "энергосверхдержавная" доля.

О делах наших скорбных

Тем не менее проект "Северный поток-1, 2" отнюдь не бумажный. Украинская газотранспортная система в прошлом году прокачала всего 62 млрд кубометров "газпромовского" газа (при планировавшихся в начале года 70–80 млрд). "Съем" с нашей ГТС еще хотя бы 20–
25 млрд кубометров транзитной нагрузки делает нецелесообразным как минимум одно из трех основных направлений транспортировки природного газа (о возврате к транзиту 100 млрд кубометров российского газа уже никто даже не говорит).

Опасность проекта "Северный поток" для Украины (и государств Евросоюза, если они действительно разделяют политические интересы государств — членов ЕС и коммерческих компаний этих стран) — в его поддержке рядом влиятельных западных компаний. (Часто те же компании — основные спонсоры тех или иных партий.) Кроме того, называя вещи своими именами, далеко не все в том же Берлине против идеи стать монопольным оператором "русского газа". Вопрос в том, насколько это выгодно Евросоюзу, и поддержит ли он Украину в газотранспортном вопросе?

Российский проект Nord Stream прямо бьет по Украине, лишая ее доходов от транспортировки российского газа, прежде всего, в ЕС (речь идет о примерно 1,8–2 млрд долл. дохода ПАО "Укртрансгаз" и НАКа, недополучение которых увеличивает потребность во внешнем кредитовании).

Кроме того, как говорилось выше, сокращение транспортировки российского газа в государства Евросоюза украинской ГТС не усиливает, а ослабляет конкуренцию на рынке Европы, фактически отсекая несколько газопроводов и загоняя основной поток газа (и, соответственно, доходов от него) в единственный — пророссийский — коридор.

Под прямой удар попадает и член Евросоюза — Словакия, транзит через которую прекращается. Под ударом оказываются и Польша с Беларусью (часть газа будет наверняка снята с трубопровода Ямал—Европа в пользу "Северного потока"). В меньшей степени, но пострадает и Румыния. Не говоря уж о том, что появление крупного проекта — в случае его несоответствия Третьему энергопакету — серьезно размывает смысл существования последнего.

Собственно, осенью этого года в Еврокомиссии уже высказывались о рисках монополизации рынка газа и о том, что "он не будет удовлетворять стратегии Евросоюза на диверсификацию источников и маршрутов поставки газа". "Наоборот, если газопровод "Северный поток-2" будет построен, это увеличит зависимость Европы не только от одного поставщика, но также от одного маршрута поставок газа. Проект сконцентрирует 80% импорта газа из России на одном маршруте и приведет к доминирующему положению "Газпрома" на немецком рынке, увеличив его долю с 40 до 60%", — отметили в ЕК.

Однако пока официальную позицию в Еврокомиссии еще не выработали. Недавно несколько стран ЕС обратились к ней с письмом, обращая внимание ЕК на то, что "Северный поток-2" негативно скажется на энергетической безопасности Европы. Письмо подписали полномочные представители Словакии, Польши, Венгрии, Румынии, Литвы, Латвии и Эстонии.

Однако подпись представителя Чехии под ним отсутствует. Ее представитель сначала решил проконсультироваться, а позже его правительство решило воздержаться. Чехия может получать газа как через Украину и Словакию, так и с севера, через Германию (как европейский, так и российский, с "Северного потока"). Но разве это причина?

В общем, говорить, что существует единый фронт, еще очень рано. И, повторюсь, весомую роль в его создании (как и несоздании) будет играть Германия. Пока позиция этого основоположника ЕС очень сдержанная: "Проект коммерческий, и его надо оценивать на соответствие законодательству ЕС".

Наши ключевые политики уже высказались. На минувшей неделе президент Порошенко в очередной раз заявил о важности "дальнейшего использования газотранспортных мощностей Украины для транспортировки газа в Европу и недопустимости реализации проекта "Северный поток-2". "Он не имеет никакого экономического смысла, а сам проект — исключительно политический", —  отметил он.

К сожалению, для конкретных немецких фирм смысл проекта "Северный поток-2" вполне может быть иным. И основная задача, в частности Украины, состоит в том, чтобы доказать, что это невыгодно ни Германии, ни Евросоюзу.

Ранее о газопроводе "Северный поток-2" высказался и "заклятый друг" президента Арсений Яценюк, вполне справедливо назвав проект классическим "антиукраинским, антиевропейским". "Если Россия с отдельными западными компаниями построит "Северный поток-2", это будет означать, что Россия добьется своей цели и лишит Украину полностью услуг по транзиту природного газа в страны — члены ЕС", — подчеркнул он.

Все верно, но, кроме громких заявлений, необходима тщательная и согласованная работа с нашими партнерами на Западе. Конечно, словосочетание "совместная работа Петра Алексеевича и Арсения Петровича" при их нежной и обоюдной "любви" друг к другу — весьма относительно и даже гротескно, скорее, это тема для поучительной басни. Но вопрос слишком важен для страны.

Сейчас есть несколько центров, разрабатывающих программы использования украинской ГТС. Свои наработки есть у "Нафтогаза Украины", Минэнерго, администрации президента. И, прежде всего, у газотранспортного государственного ПАО "Укртрансгаз".

Чтобы в итоге все это не вылилось в очередную бессмысленную склоку и перекладывание бумаг (смотрим на дело по "Черноморнефтегазу"), нужен единый центр координации действий. Необходим и ответственный за это дело чиновник. Была же у нас когда-то должность уполномоченного президента Украины по вопросам энергетической безопасности.

Вообще необходимо многое, хотя, наблюдая за почти публичными драками в "террариуме единомышленников", добиться этого трудно. Но нужно. Тем более на пороге реструктуризация НАК "Нафтогаз Украины". И провести ее необходимо быстро и качественно.

Ту же ГТС выделить в отдельную структуру, как и предписано Третьим энергопакетом. И приватизировать с участием стратегических (но не российских) инвесторов, о чем ZN.UA подробно рассказывает более полутора лет. Причем уже понятно, что особых денег за нее получить не удастся — этот момент мы уже упустили. Сейчас речь идет о дальнейшем существовании ГТС и ее эффективности, насколько это возможно.

Вероятно, крупной фирме как акционеру ГТС поверят больше, чем нашим чиновникам. Тут можно взять в пример и россиян, спокойно допускающих иностранцев в капитал своих транзитных систем (правда, вне РФ).

В любом случае, действовать надо быстро, многое уже завтра точно будет поздно. Есть ли на Банковой и Грушевского понимание и осознание этого? Пока не особо видно. Возможно, придется их прививать, если необходимо, то и пинками. В этом хотя бы есть смысл.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 2
Выпуск №39, 19 октября-25 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно