Наука не против "чудо-метода", если он базируется на геолого-геофизических исследованиях

16 июля, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №26, 16 июля-5 августа

Умышленное уничтожение нефтегазодобывающей отрасли Украины на протяжении последних 25 лет охватило и всю геологоразведочную отрасль, включая производственную и отраслевую науку. Эта грандиозная диверсия сопровождалась типичными приемами "гибридной войны", включая мощную дезинформацию о бесперспективности проведения в нашей стране геологоразведочных работ и глубокого бурения. Особо агрессивно пропагандировался тезис о якобы полном исчерпании углеводородного потенциала украинских недр.

Умышленное уничтожение нефтегазодобывающей отрасли Украины на протяжении последних 25 лет охватило и всю геологоразведочную отрасль, включая производственную и отраслевую науку. Эта грандиозная диверсия сопровождалась типичными приемами "гибридной войны", включая мощную дезинформацию о бесперспективности проведения в нашей стране геологоразведочных работ и глубокого бурения. Особо агрессивно пропагандировался тезис о якобы полном исчерпании углеводородного потенциала украинских недр. Общеизвестные факты, свидетельствующие об уникальном богатстве и разнообразии полезных ископаемых Украины, об огромном ее вкладе в топливно-энергетический комплекс бывшего СССР, как и прогнозы специалистов о больших перспективах открытия новых месторождений, полностью игнорировались.

Указанная кампания вполне закономерно сопровождается появлением всякого рода предложений быстрого и простого решения сложных проблем, которые фактически дискредитируют верную в своей основе идею о больших перспективах дальнейшего освоения недр Украины, что, в частности, относится и к углеводородному потенциалу. Характерные черты таких выступлений в СМИ (помимо явных признаков профессионального невежества) — это назойливая, не подтвержденная достоверными реальными результатами реклама, полное игнорирование мнения специалистов и результатов работы других исследователей.

К сожалению, перечисленные признаки характерны и для интервью "директора Института ядерной геофизики" (ни в системе НАНУ, ни в Государственной службе геологии и недр Украины такой институт не числится) Владимира Науменко (ZN.UA №19 от 27 мая 2016 г., "МРТ для недр").

Специалист в сфере геологии нефти и газа по определению не скажет: "На глубине 3 тыс. м под нами — море нефти". Нефть, как известно, залегает не в виде подземных "морей" и "озер". Впрочем, это сопровождается производящей комическое впечатление оговоркой: "Не буду говорить, где, в каком регионе". В.Науменко должен бы знать, что в трех украинских нефтегазоносных регионах, суммарная площадь которых составляет около 80% территории Украины, проведены детальные геофизические исследования. В частности, в Восточном, Днепровско-Донецком, основном нефтегазодобывающем регионе пробурено свыше 3 тыс. скважин глубиной 3 км и больше, открыто 238 нефтяных, газоконденсатных, газовых и гетерофазных месторождений, большинство которых связано с локальными тектоническими структурами.

Полной нелепостью является утверждение о том, что "на пути к нефти лежит прослойка антрацита, а под ним — двухкилометровая прослойка газогидрата метана". При этом В.Науменко лихо оперирует ресурсными показателями, причем не понимая разницы между доказанными (разведанными) запасами и прогнозными ресурсами. Так, в упоминавшемся "море нефти" на глубине 3 км, "запас (! — А.Л.) которой больше, чем в Техасе до 1929 г., разведанные запасы (! — А.Л.) метана в указанной двухкилометровой прослойке (! — А.Л.) составляют приблизительно 27 трлн кубометров" (это притом, что ни в одной скважине, тем более глубиной 3 км и больше, газогидраты, естественно, не были обнаружены, как же можно в таком случае говорить о "разведанных запасах"?!). Можно привести и ряд других столь же странных высказываний в интервью, но и приведенных достаточно, чтобы проникнуться недоверием к его основным положениям.

Что касается непосредственно прямопоискового метода Deep Vision (кстати, правильный перевод его не "глубоко вижу", а "глубинное видение"), то трудно сказать о нем что-либо определенное, поскольку в интервью нет внятной характеристики его сущности, нет сопоставления с известными геофизическими и геохимическими методами. Вместо этого — хвастливая (хотя В.Науменко и утверждает, что "не хочет хвастаться") реклама ("гениальный метод", "никто, кроме нас, в мире", "мы можем конкурировать с любой известной в мире нефтегазоразведывательной компанией") и пренебрежительное отношение к обязательным при поисках, разведке и разработке нефтяных и газовых залежей комплексным геолого-геофизическим исследованиям.

Совершенно необоснованно противопоставление прямых поисков сейсморазведке 3D. Ведь даже если мы имеем дело с достоверным прямопоисковым методом (т.е. таким методом, который "улавливает" какие-либо сигналы от самого углеводородного макроскопления — нефтяной или газовой залежи), это отнюдь не означает, что не нужны данные о предполагаемом строении, литологии, петрофизике прогнозного резервуара, в котором эта залежь находится.

Вполне возможно, что в рекламируемом методе Deep Vision есть рациональное зерно, и выделенные с его помощью аномалии "типа залежь" будут полезны при кастинге перспективных объектов, которые в большом количестве выделены украинскими геологами и геофизиками (в интервью об этом не говорится ни слова, такое впечатление, что речь идет о совершенно неизученной территории, действительно наподобие Техаса начала ХХ века). Но для этого нужно серьезное профессиональное обсуждение его физической сущности и прямопоисковых возможностей с привлечением уже, к сожалению немногочисленных действующих экспертов НАН Украины, УкрГГРИ, Укргеофизики и УкрНИИГаза.

Наряду с этим нельзя исключить перспективность новых прямопоисковых методов (опять-таки, при достаточной их апробации) для оценки перспектив нефтегазоносности территорий, расположенных за пределами промышленно нефтегазоносных регионов. В этом отношении возможный интерес представляют отдельные сегменты Украинского щита. По-видимому, именно это имеет в виду В.Науменко, когда говорит о "море нефти", что, разумеется, нонсенс.

Вместе с тем установленные в свое время (Доповіді НАН України, 2011 р., №7, стор. 106–112) углеводородные газо- и конденсатопроявления на Новоконстантиновском рудном поле (центральная часть Украинского щита, Кировоградский блок) связаны с разуплотненными кристаллическими породами (ураноносными альбититами и др.). Проведенные по нашей рекомендации геоэлектрические исследования (С.Левашов и др.) подтвердили наличие там аномалий "типа залежь углеводородов".

Работы по дистанционному оконтуриванию рудных тел на основе геоголографического комплекса "Поиск" (Севастопольский национальный университет ядерной энергии, Севастополь, 2008 г.) позволили установить под рудными телами на глубине 2300–2550 м аномалии, предположительно, связанные с крупными газовыми и газоконденсатными скоплениями. Хотя сущность самой методики севастопольских исследователей (специалистов по ядерной физике и приборостроению) нам неизвестна, заслуживают внимания их данные о значительных объемах подрудных газоконденсатных скоплений (площадь около 1,56 кв. км, продуктивный интервал — около250 м). Определенный интерес представляет и заключение о высоких (около 500 атм.) пластовых давлениях.

Тем не менее главные направления геологоразведочных работ на нефть и газ по-прежнему, несмотря на интенсивное освоение во второй половине прошлого века весьма значительного углеводородного потенциала украинских недр, связаны с Днепровско-Донецким, а также Карпатским нефтегазоносными регионами. Это прежде всего большие (свыше 5 км) глубины, разновозрастные рифогенно-карбонатные комплексы, так называемые неантиклинальные и комбинированные ловушки, а также различные нетрадиционные источники углеводородов.

Мы высоко оцениваем перспективы указанных направлений. Однако наивно полагать, что для их успешного осуществления будет достаточно "чудо-метода", с помощью которого с почти стопроцентной гарантией прогнозировались бы нефтяные и газовые месторождения, для открытия и успешного освоения которых не нужны ни геология, ни геофизика, ни петрофизика, ни геохимия.

В то же время любой сравнительно достоверный прямопоисковый метод при условии достаточной прозрачности его физической сути, как уже отмечалось, будет полезен для повышения эффективности дорогостоящего глубокого бурения, с обвалом объемов которого в 1993–1995 гг. связан коллапс нефтегазодобывающей отрасли Украины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 3
  • Peter Korzhnev Peter Korzhnev 25 липня, 20:03 Не думаю, что академика Лукина, так зацепило вот это...(DT.UA №19 від 27 травня 2016 р., "МРТ для надр"), вот чтобы он кинулся крапать вот эту вот "публикацию". И то и другое просто косячное интервью. Причем первое вообще хрень, достойная желтой прессы, второе - криворукая попытка редактора исправить позорные косяки от ЛюютоЇ Ганны. Хотели как луче - получилось как всегда. согласен 0 не согласен 1 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №47, 8 декабря-14 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно