КОЛЬЦО СМЫКАЕТСЯ НАД «ЭНЕРГОАТОМОМ»

12 июля, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 26, 12 июля-19 июля 2002г.
Отправить
Отправить

Который год подряд главными кредиторами украинской экономики продолжают оставаться изношенные д...

Который год подряд главными кредиторами украинской экономики продолжают оставаться изношенные до предела объекты топливно-энергетического комплекса — ТЭК без оплаты обеспечивает потребителей энергоносителями и уже давно не питает надежд вернуть накопившиеся долги. К примеру, нефтегазовому комплексу потребители задолжали 22 млрд. грн., атомным электростанциям — более 7,3 млрд. грн. Однако правительству показалось этого мало. Вместо того чтобы повышать конкурентоспособность нашей промышленности — в первую очередь за счет снижения потребления энергоресурсов, — правительство настаивает на снижении тарифов на электроэнергию НАЭК «Энергоатом». При этом забывая о возможных последствиях для наиболее опасной отрасли страны. И все же хочется надеяться, что размышления о прошлом послужат руководством для будущего.

Чтобы будущее атомной энергетики не внушало мрачных предчувствий, 4 июля депутатская группа от фракции «Наша Украина» призвала Президента Леонида Кучму вмешаться в деятельность подконтрольных ему госорганов — НКРЭ и Минтопэнерго, настаивающих на снижении тарифа на электроэнергию атомных электростанций. За помощью к Президенту депутаты обратились с целью предотвратить банкротство НАЭК «Энергоатом», эксплуатирующей наиболее опасные объекты страны. Ведь снижение тарифа обязывает сокращать расходы на содержание атомно-энергетической отрасли, и без того страдающей из-за дефицита средств, в том числе расходы на обеспечение ядерной безопасности.

То ли реагируя на призывы депутатов, то ли проблемы «Энергоатома» достигли своего апогея, но 8 июля Президент провел совещание с участием премьера, главы администрации, секретаря СНБО. Из краткого сообщения агентства «Интерфакс-Украина» известно, что Л.Кучма обязал «предпринять дополнительные меры для повышения ядерной безопасности, а также усовершенствовать тарифную политику». Словом, обязал НКРЭ изучить поставленные вопросы, как будто этого нельзя было сделать без участия Президента. Теперь о сути проблемы.

Еще весной министр топлива и энергетики Виталий Гайдук предложил снизить тариф на электроэнергию АЭС. В правительстве поддержали эту идею, однако экс-президент НАЭК «Энергоатом» Юрий Недашковский в интервью телеканалу СТБ высказал свой протест против таких планов. По его данным, после длительных консультаций с НКРЭ, базирующихся на совместных расчетах, было согласовано повышение тарифов для «Энергоатома». Однако в июне НКРЭ вдруг резко изменила свою позицию и стала настаивать на снижении тарифа с нынешних 7,23 коп за кВт·ч до 6,9 коп. По мнению замглавы НКРЭ Василия Котко, получаемых средств будет достаточно, если увеличатся платежи с энергорынка.

Но экономисты «Энергоатома» настаивают на увеличении тарифа до 7,45 коп. и при этом утверждают, что он все равно не покроет все расходы компании. Кстати, в 2001 году компания получила с «Энергорынка» за отпущенную продукцию 3,7 млрд. грн. (примерно 53% от общей суммы поставок), а за 5 месяцев 2002-го — 1,97 млрд. грн. (примерно 70%). С начала года задолженность «Энергорынка» перед компанией выросла на 1 млрд. грн. — общая сумма долга теперь составляет 7,3 млрд. грн.

Парадокс в том, что более года НКРЭ и «Энергоатом» согласовывали свои подходы к расчету тарифа. В конце марта стороны наконец-то пришли к полному консенсусу — была утверждена инструкция, определяющая процедуру пересмотра и утверждения тарифов на электроэнергию, производимую атомными электростанциями. Базируясь на совместных с «Энергоатомом» расчетах, НКРЭ согласилась с необходимостью повышения тарифа. В первоочередном порядке планировалось решить два вопроса: включить в тариф средства на достройку энергоблоков Ривненской и Хмельницкой АЭС, а также ввести надбавку с целью создания фонда снятия с эксплуатации ядерных энергоблоков.

Международная практика эксплуатации ядерных энергоблоков свидетельствует, что наполнение фонда снятия блоков с эксплуатации начинается синхронно с запуском АЭС. А Украина никак не решит этот вопрос, несмотря на то что уже через восемь лет будут исчерпаны ресурсы самых старых энергоблоков и их придется выводить из эксплуатации или же модернизировать. В любом случае нужны деньги, и думать об этом нужно было еще вчера.

Что же касается строительства новых блоков — на Ривненской и Хмельницкой АЭС — в текущем году в тарифе для этого средства не предусмотрены. Кредит ЕБРР тоже пока «не светит», а Россия много обещает, но дает взаймы в 10 раз меньше. Этим не исчерпываются финансовые проблемы ядерной отрасли, но о них поговорим позже, а сейчас вернемся к «хамелеоновской» позиции НКРЭ. В июне комиссия вдруг отказывается от проделанной в течение года работы и заявляет, что тариф для «Энергоатома» нужно снижать. Произошло это 21 июня на публичных слушаниях в НКРЭ по снижению тарифа для АЭС.

Так же присутствовало руководство «Энергоатома», в том числе ее новый президент Сергей Тулуб. Вел заседание заместитель руководителя НКРЭ Василий Котко. Были также представители парламентского ТЭКовского комитета во главе с первым замом Николаем Мартыненко.

Присутствовавшим на публичных слушаниях в НКРЭ понятно, почему Кабмин решил повременить. Дело в том, что в ходе обсуждений эксперты НКРЭ, осмелившиеся поучаствовать в свертывании программ ядерной энергетики, допустили несколько оплошностей. К примеру, они настаивали на уменьшении расходов на закупку ядерного топлива в России, не подозревая, что в этом году оно подорожало. Возник также спор вокруг тарифа на страхование ядерных рисков. Завершил это неординарное событие С.Тулуб, правда, несколько странно выглядело то, что перед «поркой» НКРЭ за ненадлежащую подготовку к слушаниям он предупредил: выступает не как президент «Энергоатома», а как заместитель главы СНБО Украины.

Руководство НКРЭ считает, что «Энергоатом» необоснованно повышает расходы на зарплату, ведь фонд оплаты труда не согласован с ней. Поэтому НКРЭ откорректировала сумму фонда до уровня 2001 года. В результате сумма уменьшена на 260,6 млн. грн.

НКРЭ не согласна, что атомщикам нужна статья расходов «сырье и материалы» (32 млн. грн.), куда входят расходы на содержание и эксплуатацию оборудования, сооружений, ремонт, приобретение спецодежды и др. В итоге эта статья полностью исключена из расчетов.

Еще 61 млн. грн. было предусмотрено на страхование ядерных рисков. НКРЭ считает, что для этих целей хватит 9 млн. грн. На медицинское страхование атомщики рассчитывали потратить 8,1 млн. грн., но комиссия оставляет им лишь 4 млн. грн. То есть на уровне 2001 года — примерно 125 грн. на человека (а в компании работают 38 тыс. чел.). Статью «другие расходы» в 55,6 млн. грн. комиссия полностью исключила из расчетов тарифа, расходы на социальное развитие — 18,3 млн. грн. — тоже. Еще 92 млн. грн. предполагалось на содержание жилищно-коммунального хозяйства городов — спутников АЭС, однако НКРЭ решила уменьшить эти расходы на 30 млн. грн. — до 60 млн. грн. На развитие производства «Энергоатом» выделил 130 млн. грн., однако и это из расчетов исключено. Для расчетов за банковский кредит выделено 71,1 млн. грн. на 2002 год (в первом полугодии уже израсходован 31 млн. грн.), однако сумма уменьшена до 10 млн. грн. Статью «пополнение оборотных средств» НКРЭ предлагает уменьшить с 375,4 млн. грн. до 215.

После таких корректировок тариф, по мнению НКРЭ, составит 4,95 коп. за кВт·час. И если к основному тарифу приплюсовывать целевые надбавки на достройку энергоблоков РАЭС и ХАЭС (0,4 коп), на достройку Ташлыкской ГАЭС (0,37 коп), на достройку объектов Запорожской АЭС (0,19 коп), тариф составит 5,91 коп.

В то же время НКРЭ признает, что во втором полугодии оплата за электроэнергию АЭС не будет стопроцентной — в расчетах заложен уровень оплаты 90%. Но из-за неполной оплаты возникает дополнительный налог. Поэтому НКРЭ считает необходимым добавить еще 0,33 коп, после чего достаточным для «Энергоатома» якобы будет тариф в 6,9 коп. То есть предложенный НКРЭ тариф 6,9 коп. учитывает все надбавки и 90-процентную оплату с рынка.

Намерения НКРЭ вызвали бурю возмущений среди атомщиков. По данным вице-президента «Энергоатома» Николая Фридмана (отвечает за ядерную безопасность), хронически не хватает средств на выполнение программ по повышению ядерной безопасности АЭС, не говоря уже об их реконструкции. «Мы стараемся поддерживать безопасность на достигнутом уровне, а улучшений нет. И если дальше будет продолжаться такая политика НКРЭ, то основные фонды деградируют. И тогда не будет необходимости обсуждать тариф. В 2001 году на ремонтные нужды и повышение безопасности было запланировано 272 млн. грн., а профинансировано 187 млн. В этом году профинансировано всего лишь 4% от необходимого», — сообщил Н.Фридман. В данной ситуации остается вспомнить о чернобыльской трагедии и сделать надлежащие выводы.

Ведется спор и в связи с уменьшением расходов на страхование ядерных рисков. «Энергоатом» считает, что в 2002 году следует уплатить 61 млн. грн. страховых взносов, так как ядерные риски предстоит перестраховывать за рубежом. Однако В.Котко обвинил «Энергоатом» в завышении страхового тарифа до 5,85% — НКРЭ считает, что этот тариф должен быть 1,2%. В результате на страхование ядерных рисков НКРЭ позволяет выделить 9 млн. грн. Пока остается без ответа вопрос: каким же должен быть страховой тариф, если правительство до сих пор не утвердило методику его расчетов?

Вызывает недоумение и намерение НКРЭ уменьшить расходы на закупку ядерного топлива для АЭС. Стоимость ядерного топлива — вопрос не для прессы. Между тем журналистам, в отличие от НКРЭ, известно, что 22 февраля в Киеве был подписан протокол о сотрудничестве между Украиной и Россией в области мирного использования атомной энергетики в 2002 году. В протоколе оговорены условия поставок свежего ядерного топлива и вывоза отработанного. В этом году объемы поставок сохранятся на прошлогоднем уровне, однако стоимость товара вырастет. Общая стоимость поставок в 2002 году составит около 246 млн. долл. (в минувшем году программа поставок стоила по разным оценкам то ли 209 млн. долл., то ли 224,8 млн. долл.). Россия настояла на увеличении цены на ядерное топливо. Согласно протоколу, цена составит 82% «базовой», тогда как в 2001 году она составляла 75% от «базовой».

Примечание:

В ходе февральского визита в Киев стороны согласовали график постепенного выхода на «базовую» цену свежего ядерного топлива в 2005 году. В 2003—2004 годах Украина будет платить 91% базовой цены, в 2004-м — 95%. При этом «базовая» цена остается ниже мировой.

Понятие «базовой» цены было введено в 1996 году, — тогда в международном тендере на выбор партнера для создания топлива для реакторов типа ВВЭР-1000 победило российское АО «ТВЭЛ». Выбор российского победителя обусловлен тем, что компания обязалась поставлять ядерное топливо в Украину по более низким ценам, чем на международном рынке. То есть была обусловлена «базовая» цена на ядерное топливо (ее абсолютное значение не разглашается).

Тендерными соглашениями 1996 года также предусмотрено, что «Энергоатом» продает уран российскому АО «ТВЭЛ» по 18 долл. за кг, тогда как ВостГОК продавал уран «Энергоатому» по 45 долл. Эти условия были оговорены на десять лет вперед, то есть по 2005 год включительно.

Уран по цене 18 долл. за кг должен был уходить в РФ при условии запуска совместного производства топливных сборок в 2000 году, чего, к сожалению, так и не произошло. Повысилась также цена и на вывоз из Украины отработанного ядерного топлива — в текущем году она составит 372,5 долл. за 1 кг (в 2001 году — 370 долл. за 1 кг).

Это далеко не полный перечень проблем, не находящий должного отражения в действующем тарифе для «Энергоатома». Если же тариф будет снижен, а платежи за отпущенную электроэнергию достигнут 100%, надеяться на решение существующих проблем атомной энергетики нечего. Даже если вдруг случится чудо и рынок вернет «Энергоатому» долг в 7,3 млрд. грн., то этих денег хватит лишь для запуска совместного с РФ и Казахстаном производства ядерного топлива, но дело так и не сдвинулось с «мертвой точки».

Если тариф будет снижен, то вряд ли НАЭК «Энергоатом» получит лицензии Госатомрегулирования на право эксплуатировать ядерные энергоблоки, — ведь их уровень безопасности должен отвечать международным стандартам. Кстати, прежде чем получить такие лицензии, НАЄК должен выполнить ряд требований, включая страхование ядерных рисков. «Энергоатом» должен застраховать возможный ядерный ущерб примерно на 1 млрд. грн. К тому же необходимо обеспечить финансовое покрытие этой ответственности.

Вступивший в действие в декабре 2001 года Закон «О гражданской ответственности оператора ядерной установки» обязывает правительство в течение шести месяцев принять ряд документов и подзаконных актов, которые определят механизмы его функционирования. Весной был подготовлен требуемый пакет, однако сам факт смены руководства «Энергоатома» не способствует продвижению начатой работы. Во всяком случае, срок истек, а документы не приняты.

Страхование ядерных рисков — не единственная нагрузка к финансовым возможностям «Энергоатома». В другом законе предусмотрено, что эксплуатирующая организация несет ответственность за снятие с эксплуатации отработавших свой ресурс ядерных энергоблоков. За пять лет до снятия блока с эксплуатации должен быть разработан соответствующий проект. Безусловно, к моменту снятия блока следует накопить требуемые для этого средства. К примеру, ЧАЭС была остановлена до истечения проектного срока службы станции, соответственно, без накопления средств. Поэтому нагрузка легла на бюджет страны.

В парламент подан законопроект об упорядочении вопросов, связанных с обеспечением ядерной безопасности. В этом документе предусмотрено создание фонда снятия энергоблоков с эксплуатации за счет отчислений эксплуатирующей организации. Как только парламент утвердит этот законопроект, сразу же следует разработать механизм финансирования фонда. Эти средства должны быть предусмотрены в тарифе. К слову, стоимость снятия с эксплуатации одного энергоблока составит примерно 300 млн. долл.

Правда, есть возможность продлить срок службы энергоблоков АЭС. Но для этого тоже нужны деньги, а сейчас ничего не делается для их накопления. Предстоит также заняться созданием фонда по обращению с ядерными отходами. Его создание предполагают международные обязательства Украины. Пока же все эти вопросы остаются без ответов, а НКРЭ, похоже, и вовсе не догадывается об их наличии.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК