СХОЯТ: последний довод местных властей

05 января, 2001, 00:00 Распечатать Выпуск № 1, 5 января-12 января 2001г.
Автор
Отправить
Отправить

Ох, вы там добалуетесь, Ох, вы доизвлекаетесь… В.Высоцкий. Товарищи ученые Статус крупнейшей в Е...

Автор

Ох, вы там добалуетесь,

Ох, вы доизвлекаетесь…

В.Высоцкий.
Товарищи ученые

Статус крупнейшей в Европе атомной электростанции — отнюдь не единственная отличительная особенность Запорожской АЭС, где в 2000 году достигнута выработка около 37 млрд. киловатт-часов электроэнергии. Не менее впечатляющими выглядят и другие показатели, которые, увы, в разряд достижений никак не отнесешь. Запорожская атомная — фактически банкрот с отрицательным сальдо дебиторской и кредиторской задолженности в сумме порядка 700 млн. грн. Но самое поразительное: АЭС продолжает оставаться «вне закона». Хотя ее первый блок запущен 16 лет назад, а шестой — в 1995 году, станция так до сих пор и не принята в эксплуатацию в целом.

Ситуация является классическим образцом финансирования по остаточному принципу, когда производственные нужды оттесняют социальные. Хотя и связаны они с городом атомщиков Энергодаром, почти 58 тыс. жителей которого составляют всего около 3 процентов населения области. Социально-экономическая и бюджетная сферы города-монопрофильника находятся в полной зависимости от финансово-экономического состояния тепловой и атомной электростанций. Этим и вызвано подавляющее большинство его проблем. Система коммуникаций и социальная инфраструктура Энергодара — ведомственные. В коммунальной собственности города практически нет жилого фонда, хотя количество семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий, растет из года в год. Все острее ощущается недостаточная обеспеченность медицинскими, учебными учреждениями, дефицит воды... И наряду с этим все резче обозначается диспропорция между темпами строительства социальной сферы и промышленных объектов в пользу последних, что, естественно, вызывает недовольство как населения, так и местных властей. В принципе, все должно быть иначе. Согласно изданному в 1994 году постановлению Кабмина «О вводе в действие энергоблока № 6 Запорожской АЭС и принятии в эксплуатацию АЭС в целом», эти проблемы давно уже должны были быть решены и забыты. Но...

В целевом финансировании достройки АЭС особого усердия в выполнении правительственного постановления проявлено не было. Проще говоря — все затраты взвалила на себя атомная станция, израсходовав свыше 600 млн. грн. Но собственных сил хватило ненадолго. С 1996 года ухудшилась финансовая обстановка, сократились поступления средств на счет ЗАЭС. Поэтому темпы строительства резко пошли на убыль.

Даже существенное увеличение расчетов за выработанную электроэнергию, наметившееся с ноября, положения не исправило. Денег по-прежнему едва хватает на оплату текущих ремонтно-эксплуатационных затрат, не говоря уже о погашении долгов перед кредиторами. По словам генерального директора АЭС Владимира Пышного, потребители задолжали станции за полученную электроэнергию 835 млн. грн., что соответствует восьми месяцам ее работы. Но долг этот имеет весьма любопытную особенность — он обезличен, а потому спросить не с кого.

Причина столь нелепой ситуации, считает председатель Запорожской облгосадминистрации Алексей Кучеренко, в том, что в стране до сих пор не проведены реформирование и структурная перестройка топливно-энергетического комплекса.

— В действительности все сводится к набору субъективных решений, которые зачастую продиктованы не столько экономической целесообразностью, сколько политическими воздействиями и влияниями, — говорит А.Кучеренко. — А что касается управления работой АЭС, то его вообще невозможно понять. Казалось бы, коль существует Национальная акционерная энергетическая компания, она должна управляться в соответствии с уставом, корпоративными правами. И руководитель компании должен отвечать за ее развитие. Но сегодня он сам управляется в ручном режиме, выполняя ежедневно меняющиеся решения министерства и вице-премьера. Поскольку социальные проблемы накапливаются здесь, а управление осуществляется из Киева. Долго столь нестабильная система существовать не может.

Тем не менее, эта система существует не один год, все больше усугубляя противоречия. Наверное, нет особой надобности доказывать, что при таком положении взаимопонимание между местными властями и руководством крупнейших предприятий (в первую очередь — атомной станции) для города жизненно необходимо. Но именно здесь и не обходится без серьезных разногласий. Одним из наиболее показательных примеров тому является ввод в эксплуатацию сухого хранилища отработавшего топлива ядерного (СХОЯТ).

Вопрос «куда девать отработавшее ядерное топливо?» актуален для любой атомной электростанции, и в этом отношении ЗАЭС не исключение. Поскольку дело все же касается не золы из заурядной кочегарки, а высокорадиоактивных отходов. Изначально проектными решениями предусматривался их вывоз в стационарное хранилище в Россию. Но еще во времена Союза стало очевидно, что этот вариант не гарантирует стабильной работы АЭС. Емкость российского хранилища ограничена, а возможности его расширения отсутствуют. К тому же весьма туманной представляется перспектива строительства в обозримом будущем завода по утилизации отработавшего топлива. Поэтому утвержденным в конце 80-х техническим проектом расширения ЗАЭС до 6000 кВт было предусмотрено создание собственного сухого хранилища отработавшего ядерного топлива в транспортных контейнерах.

Однако в 1993 году россияне отказались принимать ядерные отходы. И хотя спустя три года мораторий был снят, стало очевидно, что реализация данного проекта утратила целесообразность. Но не потому, что проблема потеряла остроту. Ведь цены на услуги по хранению топлива резко возросли, ежегодно увеличиваясь на 10—15 процентов. А с учетом того, что, по прогнозам специалистов, возможности России по приему отработавшего топлива окажутся исчерпанными в течение ближайшего десятилетия, в Энергодаре вновь были вынуждены вернуться к идее создания СХОЯТ. На сей раз решили остановиться на выбранном в ходе конкурса проекте временного хранилища модульного типа с использованием технологии американской фирмы Duke Engineering & Services. В Украине он прошел все требуемые нормативно-законодательными документами экспертизы на проектные и запроектные аварии.

Ничуть не умаляя значение технологий, использованных в создании хранилища, все же нельзя не заметить, что отнесенное к ядерным установкам СХОЯТ имеет мало общего с атомным реактором. Это всего лишь бетонная площадка размером 64 на 186 м в северо-восточной части территории АЭС. На ней и предполагается хранить отработавшее топливо, которое после пятилетнего пребывания в приблочных бассейнах выдержки загружается в герметично завариваемую цилиндрическую емкость и помещается в металлобетонный контейнер. Затем специальным транспортером контейнер доставляется и устанавливается на площадку СХОЯТ, где топливо может храниться в течение 50 лет. А дальше — радиоактивные материалы подлежат утилизации или перемещению к постоянному хранилищу.

Конечно, было бы наивно ожидать, что к идее создания хранилища рядовые жители отнесутся с энтузиазмом. Все же оно является объектом повышенной опасности, хотя, по заверениям специалистов, и с весьма высокой степенью защиты. Но тут уж необходимо определиться: либо атомная станция отработает положенный ей строк, имея гарантированные возможности хранения отработавшего топлива, либо ей постоянно будет угрожать вынужденная остановка из-за переполненных бассейнов выдержки. А содержание бесполезной ядерной громадины не только намного опаснее, но и слишком накладно.

Сейчас объекты комплекса СХОЯТ в Энергодаре готовы к вводу в эксплуатацию. Проведены пусконаладочные работы с оборудованием хранилища на всех шести блоках и станции в целом. В конце мая государственная комиссия дала согласие на принятие объектов пускового комплекса СХОЯТ. Дело оставалось за малым — подписать акт, позволяющий в течение года загрузить три контейнера для опытно-промышленной эксплуатации. Но здесь-то и возникла проблема: со своими автографами на акте городской голова Энергодара Александра Васильева и председатель профкома ЗАЭС Наталья Скорых решили повременить.

— Прежде чем перейти к рассмотрению вопроса ввода СХОЯТ в эксплуатацию, — настаивает городской голова, — надо сделать все возможное для обеспечения инфраструктуры Энергодара.

Без малого через полгода упрямство энергодарцев все же возымело действие. В конце октября на совещании по вопросам ввода в эксплуатацию СХОЯТ у вице-премьера Юлии Тимошенко было принято решение подготовить постановление Кабмина о выделении бюджетных средств на 2001 год в размере 30 млн. грн. на достройку социально важных объектов города и столько же — на достройку СХОЯТ. Однако позиция местных властей осталась прежней. Да, собственно, иначе и быть не могло, поскольку, во-первых, только для завершения работ по подготовке к изготовлению элементов СХОЯТ на предприятиях Украины требуется 50 млн. грн. А во-вторых, в Энергодаре уже научены горьким опытом. Ведь обещания оставались невыполненными даже после издания постановлений, а здесь речь идет лишь о намерении.

Союзниками местных властей выступили и областные, жестко настаивая на том, что подписание акта о сдаче в эксплуатацию СХОЯТ возможно лишь при условии полного обеспечения гарантированного уровня социальных условий жизни работников станции и жителей города. При этом обладминистрация, по заявлению А. Кучеренко, готова предложить руководству АЭС и города альтернативный механизм разрешения противоречия. Правда, его содержание не детализируется, но, скорее всего, речь идет о выделении кредитов под залог, гарантом которых готовы выступить областные власти.

Самое удивительное в этой истории — что каждая из сторон конфликта по-своему права. Местные власти — в желании обеспечить городу должный уровень жизнеобеспечения. Руководство АЭС — в стремлении иметь гарантии бесперебойной работы станции. Да и правительство тоже можно понять, приняв во внимание скудость казны… Однако не стоит забывать, что все эти доводы могут оказаться попросту проигнорированы, стоит лишь в процесс разрешения противоречий вмешаться общественному мнению. Ведь его вердикт, скорее всего, будет основан на эмоциях, а не на трезвом расчете.

Предпосылки к этому уже обозначились выступлением в местной газете энергодарского прокурора Александра Белякова, который убежден, что ввод в эксплуатацию хранилища несет в себе угрозу будущему. А раз так — необходим референдум. И вряд ли его участники (а их только в 30-километровой зоне атомной станции проживает порядка 384 тыс. человек) не придадут значения лозунгу «не нужно мне с цифрами доказывать, что СХОЯТ — это ничего страшного». Неужто не остается ничего другого, как ждать, пока в ходе подготовки к предстоящим выборам появятся желающие разыграть столь выгодную политическую карту?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК