Тренировки по «бразильской системе». АМКУ «зачищает» рынок концентрата от отечественных производителей?

09 февраля, 2007, 00:00 Распечатать Выпуск № 5, 9 февраля-16 февраля 2007г.
Отправить
Отправить

В первый день февраля стало известно, что Антимонопольный комитет Украины рассматривает жалобу Мариупольского металлургического комбината им...

В первый день февраля стало известно, что Антимонопольный комитет Украины рассматривает жалобу Мариупольского металлургического комбината им. Ильича и Алчевского меткомбината на Ингулецкий горно-обогатительный комбинат. ГОК обвиняют — не больше не меньше — в росте цены на железорудный концентрат.

В принципе, разобраться с ситуацией вокруг поставок железнорудного сырья — мысль здравая. Однако существует реальная опасность, что разбирательства превратятся в еще одну форму давления на бизнес.

Так, в заявлении АМК говорится, что Ингулецкий ГОК доминирует на рынке производства концентрата, и подобная ситуация, по словам председателя Комитета Алексея Костусева, является «недопустимой и может рассматриваться как нарушение конкурентного законодательства».

Откровенно говоря, руководство ГОКа с удовольствием ушло бы от производства только концентрата, а получало бы продукт с более высокой степенью переработки — те же окатыши. К ним вроде бы претензий не возникает.

Но так уж исторически сложилось, что ИнГОК является единственным в Украине комбинатом с одним переделом. Это не монополизм, а беда для производителей. Поэтому приходится вкладывать десятки миллионов долларов в улучшение качества концентрата, вводя ту же флотационную доводку. Обвинять же ГОК в том, что у него только один передел, несколько не по адресу.

Тем более что структура украинской индустрии такова, что почти по каждой номенклатурной позиции существует свой естественный монополист. Так сложилось не сегодня, а в советские времена, когда монополии в умах наших людей могли существовать исключительно на Западе.

Возьмем, к примеру, украинский рынок ЖРС. Здесь действуют шесть крупных ГОКов и еще с десяток более мелких производств. Их контролируют восемь собственников. У пяти из них (это «Смарт-групп», СКМ, «Приват», «Арселор — Миттал» и «Финансы и Кредит») доля в общем объеме производства ЖРС в стране колеблется от 12 до 25%. В каждом сегменте рынка есть свой лидер: по аглоруде — Криворожский железорудный комбинат, по концентрату — Ингулецкий ГОК, по агломерату — Южный ГОК, по окатышам — СевГОК…

При исследовании рынка ситуация осложняется тем, что различные виды железорудного сырья заменяемы (например, комбинат имени Ильича, когда ему не хватает ингулецкого концентрата, использует окатыши СевГОКа). Поэтому оценивать каждый из четырех сегментов рынка ЖРС без учета трех остальных как минимум некорректно. И, очевидно, логичнее всего проводить сравнения, исходя из содержания железа в каждом из видов сырья, считая конечным потребителем доменное производство.

Аналогичная ситуация и у потребителей ЖРС — металлургов. Тот же Алчевский меткомбинат — монополист в Украине по производству толстого нержавеющего листа или сталей специального назначения.

В этой ситуации заявление о начале антимонопольного расследования против отдельного ГОКа можно расценивать, как очередную попытку использовать госорганы в качестве рычага давления на бизнес крупнейшего отечественного поставщика железорудного концентрата.

В 2006 году Ингулецкий комбинат произвел 13,01 млн. тонн концентрата, практически весь он — 12,591 млн., или 99,1% — был реализован на внутреннем рынке. Причем две трети ушло как раз на ММК им.Ильича и в Алчевск— суммарно 8,68 млн. тонн. Благодарностью за обеспечение ритмичной работы стало обращение в Антимонопольный комитет. Что ж, бывает. Это бизнес, и попробовать выбить условия получше — это нормально. Вопрос в методах.

Начиная с 1998 года, неудачных попыток урегулировать рынок железорудного сырья наберется с десяток.

Наиболее яркие приходятся на 2004—2005 годы, когда в момент роста цен на железорудное сырье депутаты Бойко и Матвиенков инициировали подачу в Верховную Раду пакета законопроектов о введении пошлин на железорудный концентрат, окатыши (исключив агломерат, который производил… сам комбинат Ильича), а также о внесении изменений в закон о ценообразовании.

При этом цены на кокс вообще предлагалось урегулировать фактическим запретом на вывоз — путем введения экспортной пошлины в размере 100 евро за тонну, что составляло половину ее средней экспортной цены.

Фактически законопроекты нарушали условия Генерального соглашения по тарифам и торговле, задерживая процесс вступления Украины в ВТО. Вдобавок Главное научно-экспертное управление Верховной Рады, рассматривая эти документы, отметило, что «каждый последующий из них менял собой предыдущий, что позволяет сделать вывод об отсутствии единой и последовательной позиции авторов».

Любопытно, что и тогда упор делался на претензии к производителям концентрата, производителям же окатышей предлагались более щадящие условия. Похоже, не хотели ссориться с предприятиями, принадлежащими СКМ, (Центральный и Северный ГОКи) и Полтавским ГОКом (группа «Финансы и Кредит»).

Сейчас же удар прицельно ложится по ИнГОКу.

Заодно антимонопольное расследование позволяет хоть как-то объяснить попытки одного из основных покупателей ингулецкой продукции — «Индустриального союза Донбасса» — импортировать бразильский концентрат по цене, более чем в полтора раза превышающей цену на продукцию ИнГОКа. Правда, если мы имеем дело с локальной монополией одного отдельного ГОКа, то почему ИСД не сумел найти ни одного поставщика в радиусе 10 тыс. километров от Украины, который бы поставлял донецкой корпорации сырье на более приемлемых условиях, нежели ИнГОК?

Может быть, речь идет все-таки не о монополии, а о мировой конъюнктуре рынка ЖРС, который сегодня растет вслед за рынком металла?

Кстати говоря, и ИСД, и комбинат Ильича годами говорят о строительстве собственных ГОКов, но особых подвижек не видно. Возможно, потому что этот бизнес, оказывается, далеко не сладок. По сути, единственный факт, который вменяет в вину своему поставщику концентрата один из основных собственников корпорации ИСД Сергей Тарута, — это то, что ИнГОК дотирует экспорт за счет внутреннего рынка.

Действительно, в прошлом году был факт продажи концентрата в Китай по цене 32 долл. за тонну. При том, что в Украине его предлагали за 50 долл. Сущая правда. Только не вся. На долю поставок в КНР пришлось около 1% произведенной ИнГОКом продукции — та самая 131 тыс. тонн. И вызваны эти поставки были продолжавшимся весь прошлый год конфликтом, который развязали отечественные покупатели сырья: склады ГОКа переполнялись готовой продукцией, и ее нужно было хоть куда-нибудь увозить.

Чтобы получить представление о накале борьбы, достаточно вспомнить, как осенью прошлого года коллектив Алчевского меткомбината заблокировал подъездные железнодорожные пути только начавшего подниматься с колен Макеевского метзавода — и только на том основании, что инвестором этого предприятия является «Смарт-групп».

Сегодня, после того как первые два судна привезли в Украину почти те же 130 тыс. тонн бразильского концентрата, ситуация сравнялась. Только разница в данном случае составляет не 18 долл. на тонне, как при экспорте в Китай, а минимум 32 долл.

Возникает вопрос — за счет чего корпорация ИСД дотирует подобный «выгодный» импорт?

Возможно, все дело в том, что концентрат на Алчевский меткомбинат привозит швейцарский трейдер «Дуферко». Он же реализует львиную долю продукции этого предприятия на мировых рынках, причем забирает металл по ценам более низким, чем внутри страны. И никто не знает, какую реальную маржу получает «Дуферко» от продажи металлопродукции.

Есть и другие вопросы. К примеру, стало известно о существовании в Минтрансе проекта, согласно которому тариф на железнодорожные перевозки руды и концентрата на экспорт вырастет на 44%, а на импорт... упадет на 19%. Очевидно, именно так чиновники представляют себе стимулирование внутреннего рынка и защиту отечественного производителя…

Кстати, 1 февраля на пресс-конференции Сергей Тарута уже заявил, что если металлургам удастся обеспечить себя альтернативными поставками сырья (читай — в основном импортного), то или Ингулецкий, или Южный ГОК (продавший в прошлом году на «Дзержинку» 3,6 млн. тонн сырья. — О.С.) будет лишний». Может, АМК решит поучаствовать в достижении этой великой цели — расчистке рынка для… бразильцев.

P.S. 8 февраля состоялось заседание правительственного комитета по вопросам промышленной политики, на котором рассматривалась проблема увеличения импорта железорудного сырья и кокса в Украину. По итогам совещания была создана специальная рабочая группа, в которую войдут все заинтересованные стороны, прежде всего — производители и импортеры руды и кокса.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК