"Я решила, что этот вызов надо принимать"

15 апреля, 2016, 22:00 Распечатать

Назначение Лилии Гриневич на должность министра образования и науки ни для кого не стало неожиданностью. Как и не вызвало особых возражений.

Назначение Лилии Гриневич на должность министра образования и науки ни для кого не стало неожиданностью. Как и не вызвало особых возражений. Гриневич хорошо осведомлена о проблемах образования (несколько созывов возглавляла парламентский комитет по вопросам образования и науки), не понаслышке знает, что такое школа (прошла все звенья, от воспитателя группы продленного дня до директора департамента образования и науки), была первым руководителем Украинского центра оценивания качества образования.

Кандидатура Лилии Гриневич как возможного претендента на должность министра образования рассматривается не впервые. Первый раз это было после Майдана, в феврале 2014-го. Тогда студенческие активисты, захватившие помещение Минобразования, назвали достойных кандидатов — Л.Гриневич и С. Квита. Студенты даже приглашали обоих "на смотрины". И Квит, и Гриневич приходили на эти встречи. В 2014 г. министром образования и науки был назначен С.Квит, а Лилия Гриневич снова возглавила профильный парламентский комитет.

В парламент последнего созыва Лилия Гриневич пришла как депутат от "Народного фронта". Новоназначенная министр образования — давняя соратница Арсения Яценюка, еще со времен "Фронта змін": в Правительстве изменений она возглавляла направление "Общество знаний".

— Лилия Михайловна, правда ли, что вы колебались, когда принимали предложение возглавить Минобразования?

 

Гриневич

 Я в самом деле колебалась. Основная причина — проект базового закона "Об образовании", который вскоре будет голосоваться в парламенте. Мы наконец-то доработали и подготовили к первому чтению этот важный законопроект. Этому предшествовали очень широкое обсуждение и напряженная работа. Не только моя и парламентского комитета, но и очень широкого круга экспертов, гражданского общества. Для меня чрезвычайно важно довести дело до конца и принять закон на этой сессии парламента. Но мою кандидатуру выдвинули обе фракции, создавшие коалицию. Как-то так сложилось, что они не видели альтернативы. Я решила, что этот вызов надо принимать, надо идти и надо работать там, где я в самом деле могу оправдать надежды и быть более полезной. 

 

— Обсуждали ли вы в коалиции голосование за закон "Об образовании", соглашаясь на кресло министра? Было такое условие с вашей стороны?

— Я не ставила ультиматума, потому что не люблю, когда разговаривают на языке ультиматумов. Я привыкла доказывать свою позицию. Убеждена, что с должности министра смогу убедить парламент в необходимости принять доработанный закон. Объективно — это зрелый качественный документ, который обеспечивает настоящую реформу в образовании. Рассчитываю на поддержку народных депутатов и общественных деятелей в сфере образования, отстаивающих этот закон. Даже перед теми силами в парламенте, которые, к величайшему сожалению, не разделяют идеологии закона. В частности перехода к новым содержательным стандартам 12-летней школы, ориентированы на европейские цели.

— Как будете работать с профильным парламентским комитетом и Национальным агентством по обеспечению качества высшего образования (НАОКВО)? В первом, после вашего ухода, не осталось, фактически, мощных специалистов, во втором — есть одиозные фигуры люстрированных чиновников, о которых вы сами говорили, что их там не должно быть.

 Вы правы по поводу НАОКВО. Корабль под названием "НАОКВО" решил плыть вообще без малейшей координации с системой образования. Так решили избранные туда люди. Но это не выход — из-за нескольких человек разрушать орган, являющийся основой системы обеспечения качества высшего образования. Блокирование работы НАОКВО тормозит создание и запуск независимых центров оценивания качества высшего образования, процедур, а также работы людей, которые могут наполнить новым содержанием новую систему. НАОКВО нужно запускать в том составе, который избран. При этом нужно исправить процедурные моменты, определить постановлением Кабинета министров штатное расписание этого агентства, решить организационные вещи, которые были упущены.

— Сергея Квита считают специалистом в сфере высшего образования, вас — в сфере школьного образования. Вы согласны с такой оценкой?

— Министр должен работать со всем образованием и наукой. Я в самом деле хорошо знаю общее среднее образование, но не только. В течение двух созывов Верховной Рады я возглавляю профильный парламентский комитет. Напомню, что новый закон "О высшем образовании" дорабатывался на нашей площадке, как, кстати, и новый закон "О научной и научно-технической деятельности". Ключевые вызовы сейчас лежат и в дошкольном, и в общем среднем, и в профессионально-техническом, и в высшем образовании. Мы также должны развивать сектор образования взрослых. Нужно выводить из сферы маргинализации украинскую науку и строить новую систему ее финансирования, которая сможет уберечь отечественную науку от оттока лучших ученых за рубеж. Надо компенсировать определенное невнимание к этим сферам. Есть очень широкий спектр задач.

— Чье именно невнимание надо компенсировать?

— Образования и науки нет среди приоритетов страны. Неопровержимое доказательство этого — их финансирование. Общество в своем дискурсе также не уделяет достаточно внимания образованию и науке. Нет понимания того, что на базе образования строятся следующие поколения, как бы пафосно это не звучало. Я здесь хочу сказать о ключевой вещи. Нам нужна другая образовательная политика, которая должна привести к европейской Украине. Чтобы каждый ребенок, независимо от его местожительства, социального статуса, материального обеспечения, мог получить образование, которое даст ему шанс на успешную жизнь. Сегодня не так. У нас сегодня для богатых и обеспеченных есть лучшее образование, лучшие школы, лучшие учителя. И значительно хуже возможности для бедных. Это углубляет и репродуцирует бедность. Поэтому я считаю, что европейское образование — это образование просвещенной массы, а не отдельной элиты. И даже если элите удается дать своим детям прекрасное образование в хороших школах, надо понимать, что потом этим детям придется жить в разделенном, нищем обществе с высоким уровнем преступности и низким — культуры. И все это решает образование.

— В сфере образования много проблем, но какие вы считаете самыми острыми, с чего начнете свою работу как министр?

— Есть несколько очень болезненных вопросов, от которых зависит успешное завершение учебного года. Недопустимо, чтобы сейчас под угрозой оказалась печать документов — свидетельств, аттестатов. Потому что до сих пор не проведены тендеры на изготовление соответствующих бланков. До сих пор не решена проблема с учебниками для 4-го и 7-го классов. И теперь под угрозой будет 8-й класс. Я считаю, что это те вещи, которые нужно обязательно решать.

— На решение этих вопросов, да и не только их, нужны средства. Финансирование образования и науки плохое. Но ведь это парламент, в том числе и комитет по вопросам образования и науки, голосовал за него. Что теперь будете делать, где будете искать деньги? 

— Дефицита образовательной субвенции в бюджете-2016 не было, но было неправильное решение, связанное с профессионально-техническим образованием. И когда я ставила перед голосованием на бюджетном комитете вопрос, что мы не можем передавать городам областного значения профессионально-техническое образование, Министерство финансов заверило: у городов областного значения достаточная доходная часть, оно все пересчитало и абсолютно четко это гарантирует. Хотя нам не показали цифр. Минфин должен был провести реальный прогноз доходов. У нас не было тогда выхода. Теперь придется исправлять эту ситуацию. 

Была проблема с учебниками. Сейчас уже принято распоряжение Кабинета министров, и оно как можно скорее будет рассмотрено на бюджетном комитете, чтобы мы получили финансирование на учебники 8 класса. Если говорить о финансировании в целом, то у нас сегодня этот показатель составляет 5,2% ВВП. Это очень низкий для нашей страны показатель. Я буду ставить перед правительством вопрос, чтобы часть средств, полученных от перевыполнения государственного бюджета в доходной части, направлялась на актуальные нужды в системе образования. Нам надо пересматривать политику финансирования образования и науки. Что касается науки — я убеждена, что мы должны ее перевести в зависимость от качественных показателей. То есть надо менять механизм, а не идти путем простого сокращения количества денег. 

— Вам придется внедрять реформы, широкая поддержка которым в обществе не гарантирована (например, 12-летка, оптимизация школ). А вот для вас они будут нести серьезные репутационные риски. Вы пойдете на это? 

— Перед нами — огромная информационная работа. Предстоит объяснить, что такое 12-летняя школа и почему в Европейском Союзе до 18 лет человек обязательно получает школьное образование. Другое дело, что нам надо диверсифицировать эти возможности для человека, чтобы он в течение трехлетнего старшего профильного образования мог получить профессию. Так устроено образование в Европейском Союзе, потому что это позволяет подготовить детей, подростков к жизни в обществе XXI в. А это требует нового содержания и большего времени обучения. Украинские школьники ничем не хуже ровесников из Великобритании, Финляндии или Польши. Поэтому мы не отступим, хотя будет тяжело. 

— А оптимизация школ, в частности сельских?

— У нас подписан меморандум с МВФ, принят бюджет, в которых сказано о необходимости оптимизации школ, где учится меньше 25 учеников. Тогда речь шла о 800 школах. В ходе принятия бюджета я настояла, чтобы оптимизация не касалась начальных школ. Таким образом, школ, которые надо оптимизировать, стало значительно меньше. Но я надеюсь, что мы будем координировать наши планы с министерством регионального развития. У них есть ресурсы, например на ремонт дорог, развитие госпитальных и образовательных округов. Только когда есть и дорога, и автобус, и школа получше, куда можно довозить детей, — можно закрывать сельскую малокомплектную школу. 

— Оставите ли вы старую команду заместителей и глав департаментов в министерстве образования, или придете туда со своей командой? 

 К вопросу команды вернемся немного позже. В ней будут и те, кто сейчас работает в министерстве, и новые люди. Есть стратегическое видение и план действий. Но требуется время, чтобы определиться с подробным обзором проблем и неотложных приоритетов. Сначала — проблемы и задачи, потом — специалисты с конкретными фамилиями для решения этих задач. 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >