Будущее "Нафтогаза Украины" - всепобеждающий монополист или игрок по рыночным правилам?

11 апреля, 2016, 15:32 Распечатать

Рынок природного газа Украины демонстрирует лишь первые признаки развития конкуренции, и показательной остается критическая монополитизированость и высокий уровень политического влияния на деятельность ключевых энергетических предприятий.

© Андрей Товстыженко, ZN.UA

Как следствие, доступ к рынку, кроме государственных компаний, имеют только те частные компании, аффилированные с ключевыми политическими силами страны. Отсутствие конкурентной среды создает деградационные условия для самой нефтегазовой отрасли и выталкивает из Украины всех возможных инвесторов, оставляя на стране клеймо: "Непригодна для инвестирования".

Все это пропорционально отражается на качестве и стоимости услуг для потребителей. Давайте рассмотрим, почему мы "имеем то, что имеем".

Ключевым игроком, который занимает монопольное положение на рынке природного газа, является государственная НАК "Нафтогаз Украины". Почему монопольное? "Нафтогаз" контролирует примерно 85% добычи украинского газа, осуществляет приобретение 100% природного газа в Российской Федерации, и импортирует 90% природного газа из стран Европы, лишь 10% имеют другие трейдеры. НАК "Нафтогаз Украины" владеет 25% акций почти в сорока региональным компаниям по газоснабжению и газификации (обл - и горгазов). Среди поставщиков природного газа "Нафтогаз" является крупнейшим игроком на рынке (около 74%). Такой себе всеобъемлющий контроль: от этапа добычи до самого поставку потребителям.

ПАО "Укргаздобыча", которое является государственным лидером по добыче природного газа, сегодня фактически обескровленное за хронического вымывания оборотных средств со стороны НАК "Нафтогаз Украины" и постоянную дотацию нефтегазового гиганта. В этих условиях невозможно говорить о нормальном развитии газодобывающей отрасли, когда осуществляется серьезное финансовое давление без намека на возможность инвестирования в развитие.

ПАО "Укртрансгаз", которое является естественной монополией по транспортировке природного газа, фактически лишено возможности распоряжаться средствами, которые поступают от транзита российского природного газа (блізько 2 млрд долл. в последние годы). Фактический контроль со стороны НАК "Нафтогаз" над ПАО "Укртрансгаз" существенно ограничивает конкуренцию на рынке и вынуждает частные газодобывающие компании искать содействия со стороны НАК "Нафтогаз Украины".

Очевидным является то, что такое монопольное положение компании "Нафтогаз Украины" создает антиконкурентные предпосылки на рынке газа, что препятствует его нормальному развитию.

Двигаться вперед к цивилизованному миру нас подталкивают обязательства перед Энергетическим сообществом за Третьим энергетическим пакетом. Основной задачей является отделение деятельности по транспортировке от добычи и поставки природного газа путем разделения владения активами, и как следствие, разделение контроля над отдельными предприятиями, входящими в так называемую группу НАК "Нафтогаз Украины".

Во-первых, очевидной является необходимость вывода ПАО "Укртрансгаз" из-под управления НАК "Нафтогаз". Пока у нас будет одна и та же структура, которая владеет трубой и продает газ, у нее будет существовать коммерческий интерес не допускать других игроков к транспортным сетям.

На сегодняшний момент действующее законодательство Украины предусматривает для Минэнергоугольпрома достаточно эффективных рычагов и ресурсов для управления 100% акций ПАО "Укртрансгаз" как субъектом, который осуществляет функции оператора газотранспортной системы.

Такая модель реструктуризации нефтегазового комплекса Украины является оптимальной, учитывая, что именно за Минэнергоугольпромом закрепленное задачи демонополизации в рамках имплементации Третьего энергетического пакета. Это позволит Минэнергоуглю как профильному министерству проводить государственную политику трансформации государственных монополий в сфере транспортировки энергоресурсов в независимых участников рынка. В свою очередь, европейские партнеры будут иметь все необходимые рычаги влияния на Минэнергоугля в случае невыполнения Украиной своих обязательств, в том числе в сфере независимости операторов по транспортировке газа.

Этого не скажешь, если осуществить передачу активов ПАО "Укртрансгаз" в управление Фонда государственного имущества, как это предписано "Нафтогазом Украины". Такое решение не является целесообразным по следующим причинам. Во-первых, это противоречит самой природе функций Фонда госимущества. Ключевой задачей этого органа – подготовить государственные компании для дальнейшей приватизации, что не является нашей задачей по отношению к естественным монополиям, которые не подлежат приватизации. Во-вторых, у ФГИ нет соответствующей компетенции и интеллектуального ресурса для координации такой работы.

Избрание Фонда госимущества в качестве органа государственной власти, который будет осуществлять управление оператором газотранспортной системы, не является стратегически корректным, поскольку потребует переформатирования модели государственного управления в сфере приватизационной политики, и создание иного органа государственной власти, который будет ответственным за реализацию государственной политики в тех случаях, где участие Фонда будет создавать конфликт интересов. Иначе избежать конфликта интересов невозможно, поскольку Фонд законодательно должен привлекаться в процесс принятия решений относительно управления государственным имуществом, а также создания холдинговых структур. Вопрос – зачем это все делать и тратить дополнительные ресурсы и время, когда есть профильное Министерство?

Таким образом, передача ПАО "Укртрансгаз" в управление Минэнергоугля является целесообразным как с законодательной, так и практической точки зрения.

Параллельно нам необходимо будет совершенствовать нормативную базу по вопросам ограничения участия госорганов в процессе осуществления ПАО "Укртрансгаз" своей деятельности как оператора. Необходимо обеспечить самостоятельность ПАО "Укртрансгаз" в вопросах утверждения и реализации финансовых планов. Это все должно делаться вместе с внедрением независимой структуры корпоративного управления компанией.

В конечном счете ПАО "Укртрансгаз" должен осуществлять все функции и обязанности, как оператора газотранспортной системы, определены Законом "О рынке природного газа", без привлечения ресурсов вертикально интегрированных компаний. То есть мы имеем максимально отграничить ПАО "Укртрансгаз" от возможного функционального воздействия со стороны других органов и структур.

Что касается сферы добычи, то целесообразным является предложенная модель создания государственной холдинговой компании и передача в ее владения долей корпоративных добывающих предприятий – ПАО "Укргаздобыча", ГАО "Черноморнефтегаз". Управление этим государственным холдингом будет осуществлять Минэкономразвития, что непосредственно будет проводить работу по приведению управления активами до уровня лучших мировых стандартов. Такая подконтрольность является оправданной, ведь именно Минэкономразвития ответственное за государственную политику в сфере повышения конкуренции и привлечения инвестиций.

Задачей Мінекномрзвитку будет разгосударствления ключевых активов, что лишь улучшать инвестиционную привлекательность страны и будет способствовать увеличению ликвидности рынка. В этом ракурсе, часть активов того же ПАО "Укргаздобыча" могут быть проданы частным инвесторам для привлечения инвестиций в отрасль.

Говорить же о полной приватизации ПАО "Укргаздобыча" является преждевременным без проведения предварительного анализа целесообразности такого шага и формирования стратегического видения.

условия обособления деятельности по добыче и транспортировке, НАК "Нафтогаз Украины" должен осуществлять только трейдерскую деятельность купли/продажи газа выполнять функцию поставщика последней надежды (до 2017 года) и ни в коем случае не контролировать добычу и транспортировку газа.

Такая модель реструктуризации НАК "Нафтогаз Украины" является наиболее оптимальной, поскольку полностью соответствует требованиям Третьего энергетического пакета, согласуется с Законом "О рынке природного газа", легче в части имплементации. При такой модели Минэнергоугля берет на себя политическую ответственность как профильное министерство за внедрения норм Третьего энергетического пакета. Самое главное – убираем лишние функции НАК "Нафтогаз", которые создавали коррупционные возможности для контроля всех финансовых потоков от этапа добычи до поставки. "Нафтогаза" логично оставляем только то, что по своей природе является функцией этой компании – покупка и продажа газа.

Виктория Войцицкий, народный депутат Украины,

Кристина Олиярнык, помощник-консультант народного депутата Украины

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >