«Ветер дует в сторону энергонезависимости Украины» — Стивен Уолш, директор AES corp. в Украине

29 сентября, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 37, 29 сентября-6 октября 2006г.
Отправить
Отправить

«Зеленый тариф» — специальный тариф на электрическую и тепловую энергию, произведенную из альтернативных источников энергии… Устанавливается в порядке, определенном Кабинетом министров Украины»...

«Зеленый тариф» — специальный тариф на электрическую
и тепловую энергию, произведенную из альтернативных источников энергии… Устанавливается в порядке,
определенном Кабинетом министров Украины».

Законопроект о внесении изменений
в закон Украины «Об электроэнергетике»

Альтернативные источники энергии, будь то ветер, биоэнергия, «малая» вода, в Украине используются все еще слабо. Их вклад в общем энергетическом балансе страны исчисляется долями процента. Практика подсказывает: чтобы сдвинуть проблему с места, нужны частные инвестиции. Но как их, наконец, привлечь в эту отрасль и что сделать, чтобы выгодно было всем — и частному бизнесу, и государству, и потребителям? Как получать киловатты из ветра, построив современные ветряные станции или модернизировав уже существующие? На эти и другие вопросы «ЗН» попросило ответить Стивена Уолша, нового директора энергораспределительных компаний AES в Украине.

— Господин Уолш, вас, бывшего кадрового военного с 20-летним стажем службы в корпусе морской пехоты США, в 2004 году направили на восстановление электросетей Ирака. Тут вроде все логично. Но как понимать, что и года не прошло после возвращения из Ирака, как вас командировали на работу в Украину? Надеюсь, это не означает, что наша страна воспринимается в цивилизованном мире как горячая точка, сродни Ираку?

— О нет. В Украине намного лучше, чем в Ираке. Здесь достаточно много электричества. В Ираке электроэнергия отключается на 12 часов в сутки. Кроме того, здесь все мирно — никто не пытается вас взорвать.

— Зато у Ирака не так напряженно с энергоресурсами.

— Действительно, там много и газа, и нефти. Зато слабый менеджмент. А в Украине тем, что есть, управляют достаточно хорошо.

— К сожалению, одним менеджментом нам все равно не обойтись. Украине нужны дополнительные источники энергии. Желательно недорогие и свои.

— Любая страна должна иметь сбалансированный портфель источников энергии. Он зачастую состоит из атомной, тепловой, гидроэнергии и возобновляемых энергоисточников. У вас в стране альтернативная составляющая, вырабатывающаяся из возобновляемых источников, пока незначительна.

— Что мешает Украине улучшить структуру своего энергетического портфеля?

— Для развития альтернативных источников энергии потребуются частные инвестиции. И тут нужно отдавать себе отчет в серьезности расходов, которые потребуется понести. Отдача не заставит себя ждать. Украина обладает ветроэнергетическим потенциалом величиной в 5000 МВт. Источники этой энергии сосредоточены главным образом в Крыму. Ветроэнергостанции, построенные на полуострове ранее, являются неэффективными и несовременными. Приватные инвестиции исправят существующее положение. Для их привлечения требуется введение «зеленого тарифа». Этот тариф признает повышенные затраты, связанные с возобновляемыми источниками энергии. В общем-то ничего нового: речь идет о проведении Украиной такой же политики в отношении альтернативных источников, как это делают Европа и другие страны мира, развивающие альтернативную энергетику.

— Не могли бы вы привести пример такой политики?

— В качестве примера можно взять некоторые штаты США, регионы в Великобритании или Францию, где государство покупает определенное количество электроэнергии от возобновляемых источников. Цена приобретения выше, чем тариф, по которому реализуется тепловая энергия. Таким образом признаются повышенные затраты, необходимые для развития возобновляемых источников.

— Интересно было бы услышать о механизме продажи альтернативной энергии?

— Как правило, возобновляемая энергия составляет 5—10% от всего энергетического портфеля. И именно правительство приобретает всю эту энергию. Также государство закупает в энергопортфель 50% атомной электроэнергии, 30% теплоэлектроэнергии и 10% гидроэнергии. При этом стоимость выглядит следующим образом. Ветровая энергия будет стоить 8 центов за кВт. Тепловая энергия — 4 цента, гидроэлектроэнергия — 3 и ядерная — 2 цента. Таким образом, получаем 100-процентное покрытие спроса, но стоимость каждого источника различна. Смешивая все это, выходим на баланс между дорогой ветроэнергией и дешевой атомной. Получаем среднюю цену около 5 центов за кВт. Конечно, можно получать больше электроэнергии, построив больше электростанций, сжигающих газ. Ведь они и эффективнее в эксплуатации, и производят более дешевую энергию. Но проблема в том, что для этого нужен газ. А если его у вас нет, то вы попадаете в зависимость от кого-то. Естественно, ветроэнергетика не может решить все проблемы. Но, если говорить непосредственно об Украине, она обеспечивает ей большую независимость от других источников.

— Насколько я понимаю, идея заключается в том, чтобы больше вырабатывалось энергии именно из альтернативных источников. Однако очевидно, что с увеличением их доли повышается и цена смеси энергий, полученных из различных источников. Как избежать этого удорожающего эффекта?

— Сейчас в Украине ветроэлектростанции вырабатывают всего лишь около 0,1% всей электроэнергии. Поэтому вряд ли ветровая составляющая может серьезно повлиять на тариф для потребителей электроэнергии.

— Я имел в виду, если мы будем активно развивать ветроэнергетику, то упадет ли ее себестоимость?

— Да, себестоимость снизится. Она зависит от качества турбин. В Калифорнии ветроэлектростанции используют уже 40 лет. То же самое можно сказать и о Германии. Там установлены турбины 4-го поколения. Они высоко расположены, эффективнее работают и больше производят. И, что немаловажно, не загрязняют окружающую среду.

— Допустим, что в Украине решены все вопросы, необходимые для развития ветроэнергетики. Готова ли всемирная энергетическая компания АES показать себя здесь не только как распределительная, но и как генерирующая компания?

— Конечно, ведь у нас достаточно опыта. Мощность всех ветроэлектростанций, как действующих, так и строящихся АES по всему миру, достигла 1000 МВт. Поэтому именно в этой отрасли Украины мы хотели бы расширять свое присутствие. Для осуществления этих планов необходим «зеленый тариф». Это позволит экономически эффективно строить современные ветряные станции или модернизировать уже существующие электростанции, принадлежащие государству.

— Изменениями в законе об электроэнергетике отечественные парламентарии уже намереваются установить «зеленый тариф». Насколько мне известно, есть некоторые трудности с определением размера этого тарифа. Вы для себя оценивали, какой тариф был бы интересным для инвестирования в Украину?

— Примерно 8 центов за кВт. Конечно, при таком «зеленом тарифе» лучшим вариантом была бы покупка государством всей произведенной на ветряных станциях электроэнергии. Это позволит установить на станциях самые современные турбины. Причем ветряные турбины могут частично производиться в Украине, что не только удешевит их, но и создаст новые рабочие места.

— Я хотел бы уточнить. Вы намерены устанавливать в Украине самые современные ветроэлектростанции?

— Мы устанавливаем самые передовые турбины. В нашем послужном списке — США, Великобритания и другие страны. Эффективность турбины определяется ее высотой и величиной лопастей.

— Как быстро окупаются такие электростанции? Я слышал оптимистические цифры — семь-восемь лет. Это реально?

— Вполне. Многое зависит от мощности, затрат на строительство, стоимости турбин, от постоянства и силы ветра в месте установки. Причем стоимость турбины можно уменьшить не только за счет ее местной сборки, но и за счет приобретения лопастей, произведенных в Украине. Например, завод по производству самолетов вполне может изготовить лопасти для турбин. Все это способно существенно снизить время возврата денег для инвесторов.

— Что вы можете сказать о прибыльности таких инвестиций?

— Многое зависит от того, каким образом финансируется проект. Одни компании берут на себя всю финансовую нагрузку. Другие привлекают для финансирования банки, фонды. Чаще всего обращаются за кредитом. Поэтому стоимость кредита должна соответствовать покрытию ваших инвестиций. Если, например, вы можете получить 20% возврата на ваши инвестиции, то такое предложение было бы интересным для многих частных инвесторов.

— В свое время Германия после принятия закона о «зеленом тарифе» построила самую мощную в мире ветроэнергетическую промышленность. Как вы думаете, последствия принятия украинского законопроекта будут такими же эффективными, как это было в Германии?

— Я думаю, что даже более эффективными. В Украине есть районы, где ветровые коэффициенты лучше, чем в Германии. Закон позволит диверсифицировать источники энергии и сделать более энергонезависимой Украину и Крым в частности. Ведь на полуострове больше всего ветров.

— При всех плюсах альтернативной и, в частности, ветроэнергетики, существует мнение, что время для активного ее развития еще не настало. Дорого?

— Да, ветровую энергетику развивать дороже, чем другие виды энергии. Если нет ветра, то нет и энергии. Это как раз самая большая проблема. Но снова хочу подчеркнуть, что как один из компонентов целостного энергетического портфеля страны ветроэнергетика помогает сбалансировать спрос на энергию. Кроме того, она не вредит окружающей среде. А проблема окружающей среды — это наша общая забота. Для наших детей и внуков нужна чистая среда обитания.

— Лучшим местом для развития ветроэнергетики вы считаете Крым?

— Это самое ветреное место, и еще побережье Черного моря. Правда, есть еще регионы в районе Карпатских гор, демонстрирующие достаточно большой потенциал. Украина не гористая страна, но в целом имеет громадный ветровой потенциал, который нужно развивать. Величина этого потенциала превышает возможности большинства европейских стран.

— Изучая материалы по альтернативной энергетике, я встречал цифры, которые свидетельствуют, что потенциал ветра в Украине в десять раз выше, чем гидропотенциал. Это действительно так?

— Абсолютно. Как я уже говорил, и это согласуется с мнениями экспертов, ветровой потенциал страны составляет 5000 МВт.

— Как эту цифру можно себе представить?

— Этой мощности достаточно, чтобы удовлетворить 15% всех потребностей страны в электроэнергии.

— Мне встречались и более оптимистичные оценки — буквально 40% всех потребностей… Правда, в будущем.

— По-моему, это слишком оптимистично. Тем не менее потенциал страны достаточно высокий. И самое приятное, что частному бизнесу не нужно получать никаких разрешений на использование ветра.

— Никаких лицензий… Наверное, интересно заниматься таким бизнесом, когда не нужно волноваться о поставках энергетического сырья?

— Главное, чтобы дул ветер. Первую турбину на территории Украины установили в Крыму в 1931 году. Потенциал здесь для частного ветрового бизнеса подходящий. С точки зрения AES, развитие ветрового бизнеса — это часть будущего Украины. А мы хотим быть частью украинского будущего.

— Тогда мне остается пожелать вам как можно больше энергии из ветра.

— Украинский ветер — украинским людям.

— И без лицензий…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК