Совесть на сваях

9 июля, 2016, 00:00 Распечатать Выпуск №25, 9 июля-16 июля

Есть ли у киевских застройщиков совесть? Вопрос этот праздный. Конечно же, есть. И покоится она на прочном фундаменте, который ради пущей надежности укреплен сваями. Кстати, очередную только что забили на месте снесенного десять лет назад Сенного рынка. Как гвоздь вколотили в тело многострадального Города! Судя по тому, с каким нарастающим энтузиазмом забегала строительная братия, "заинтересованные лица" приступили к дележу последнего ресурса Киева — его исторической застройки.

Полемические заметки

Есть ли у киевских застройщиков совесть? Вопрос этот праздный. Конечно же, есть. И покоится она на прочном фундаменте, который ради пущей надежности укреплен сваями. Кстати, очередную только что забили на месте снесенного десять лет назад Сенного рынка. Как гвоздь вколотили в тело многострадального Города! Судя по тому, с каким нарастающим энтузиазмом забегала строительная братия, "заинтересованные лица" приступили к дележу последнего ресурса Киева — его исторической застройки.

Памятник взятке

Первые высотки в центре возводили с опаской. Так в жару заходят в холодную воду. Общественность пошумела, покричала, даже тогдашний президент погрозил пальчиком, мол, заставим снести верхние этажи "монстра на Грушевского", дабы не уродовали знаменитые склоны, и все такое прочее. Но прошло и быльем поросло. А когда застройщики подсчитали прибыль, оказалось, что работать в центре в разы выгоднее, чем на окраинах.

Препятствия? А кто сказал, "шо буде легко"? Крикуны и прочие неорганизованные людишки, неподконтрольные СМИ да политики, делающие пиар на протестных настроениях. Ну это проблемы решаемые: лишняя строка в смете затрат, всего-то и делов. Городские власти? Как говорят в народе, "не смешите мои тапочки". Ведь если называть вещи своими именами, каждая высотка — это памятник взятке.

Особенность нынешнего момента в том, что историческая застройка начала им мешать, и они принялись за ее уничтожение, целенаправленно превращая центр Киева в руины, чтобы на освободившихся территориях посадить новые торговые центры и высотки.

Красноречивый пример. В феврале этого года под завалами аварийного дома на улице Хмельницкого, 12–14 погибли люди. Тогда мэр Киева публично поручил главам районов составить перечень всех аварийных домов столицы и заставить владельцев огородить их, принять надлежащие меры. Получилось, как всегда, — никто ничего не сделал. Печерская райгосадминистрация упомянула лишь об одном аварийном доме на Большой Васильковской (Красноармейской), 17б, забыв о других уничтожаемых зданиях, например о доме на Грушевского, 4б (1883 г. постройки), которое нынче находится в ужасном состоянии и скоро будет снесено для вколачивания в центр очередной "свечки". Шевченковская РГА умудрилась не внести в список аварийных даже то самое здание, где произошла трагедия, здание по адресу Крещатик, 40/1 (в советские времена там находился центральный гастроном), дома Сикорского 1903 г. постройки по адресу Ярославов Вал, 15б.

В исторической части Подола официально числятся 55 домов, которые пойдут под снос, если власти срочно не займутся их спасением. Не займутся. Они вообще, в отличие от застройщиков, не любят решительных действий.

Вспомним. Утрачен первый киевский водопровод, вода из которого была проведена с киевских гор к самому доминиканскому монастырю. Разрушены здания по ул. Саксаганского, 113, в котором жила великая украинская писательница Леся Украинка, и по ул. Саксаганского, 111, построенное во второй половине ХІХ ст., где проживал Михайло Грушевский. Утрачен дом №5 в Десятинном переулке, где археологи обнаружили законсервированный фундамент дворца князя Владимира. Снесены ворота и ограда на въезде к Нижней Лавре. Снесен особняк начала XX ст. дворянки Елены Згорской по ул. Мельникова, 51, а теперь на его месте возведут 25-этажную высотку для посольства Казахстана. Уничтожены исторические строения на Андреевском спуске, 10б и 6, признанные заповедной зоной.

Этот мартиролог можно продолжать и продолжать, потому как за последние 15 лет в Киеве уничтожено более 50 памятников архитектуры. Он сродни диагнозу. Лучше бы приговору, но пока о нем ничего не слышно, идет "предпродажная подготовка" очередных жертв. Процедура отработана: памятник архитектуры доводится до полного упадка, устраивается пожар, и в итоге все пожимают плечами: дескать, ну как это в центре города сохранять печальные руины? Снести и на их месте построить сверкающее стеклом, сталью и безвкусицей нечто высокое и новое. Адреса жертв известны: "Замок Барона" по ул. Ярославов Вал, 1; дом по ул. Большая Житомирская, 32 (охранный номер 316); усадьба художника Александра Мурашко по ул. Малой Житомирской, 14; жилой дом по ул. Петлюры, 3/25 (охранный номер 247); дом-памятник старого ипподрома по ул. Суворова, 9 и т.д.

Пренебрежение к городским властям уж слишком заметно, когда речь заходит об этажности новоделов. Для застройщика важно вырыть котлован под фундамент, а дальше — как карта ляжет. Это при Хрущеве боялись завышать этажность. При строительстве гостиницы "Москва" (сейчас "Украина") на майдане Незалежности местные руководители спросили у Никиты Сергеевича совета, какой должна быть ее высота. Тот резанул по воздуху рукой: "А вот такой". Никто ничего не понял, но здание до сих пор стоит с нелепо срезанным венчанием, безголовым и потому уродливым. Боялись. Сейчас никто никого не боится, тем более Киеврады или мэра вкупе с КГГА.

Посмотрите на дом на Нижнем Валу, 27–29, более известный как "монстр на Подоле", который вполне можно сдавать в аренду Голливуду в качестве декораций для фильмов ужасов. Вместо запроектированных шести этажей там сейчас четырнадцать. Кстати, здание расположено в части исторического Подола и превышает максимально допустимую высотность в 27 метров. И что? Перед выборами мэр обнародовал угрозу — заставить застройщика (ООО "Патели Лизинг") демонтировать незаконные этажи. Кроме доверчивого избирателя, никто мэру не поверил, никто не испугался. Кстати, квартиру в этом доме можно купить по цене (по состоянию на 2015 г.) на двухкомнатную в среднем 2054 долл. за квадратный метр без комиссии, по переуступке.

Сейчас столичные жители собирают подписи под электронной петицией (появилась в Киеве такая увлекательная игра). Ее опробовали на другом популярном объекте — доме-монстре на Печерске, уродующем всю линию днепровских склонов и вид Лавры. Демонтажа небоскреба требует ЮНЕСКО. Петиция уже собрала 4,3 тыс. подписей из якобы требуемых 10 тыс., но меня одолевает предчувствие, что в этом случае не помогут и сто тысяч, и миллион.

Самовольные надстройки без разрешительных документов на памятниках архитектуры по ул. Терещенковской, 13, Заньковецкой, 6 и множестве других зданий, "зухвалий" игнор ЮНЕСКО, требующего остановить стройки в буферной зоне охраняемых ею памятников, разорение уникальнейшего наследия невиданной чистоты киевского модерна — ключ к дешифровке парадигмы развития событий в застройке Киева. И не в том печаль, что жизнь по своей природе не может не быть величиной эволюционной во всех областях, и когда какая-то величина заметно вырастает, она резко изменяет свое состояние. Историческая застройка в Киеве эклектична, и в ней архитектурные шедевры соседствуют с посредственными строениями. Прелесть ее в том, что она воспринимается как единое целое. Вбивать в нее высотки — все равно, что вколачивать гвозди в изысканную керамическую вазу. Конечно, можно неплохо заработать на ее осколках, но вазу уже не склеить. Точка невозврата пройдена. Да и сама ваза никому отдельно не принадлежит — это достояние всех киевлян, и нынешних, и тех, кто будет после. Наше дело — передать ее потомкам в целости и сохранности. Вместе с Белой книгой, в которой будут в стиле летописи описаны деяния киевских застройщиков, с их фото, разумеется. А пока их портреты можно напечатать на парашютном шелке и вывесить на сооружаемых ними высотках. Большие, эдак этажей на семь, чтобы издалека было видно и чтобы надолго их лики запомнились.

Реквием по Сенному

То, что уже содеяно в Киеве, невозможно исправить. Но кое-что еще осталось. Впрочем, и жить ему осталось недолго. Все, что творит неповторимую ауру города, определяет его своеобразие, исчезнет совсем скоро. Еще десяток лет и ничего уже не исправить. О том Киеве, в котором было так легко дышать, удобно жить, не спеша передвигаться и уютно отдыхать, пора забывать. Нет больше того утопающего в зелени, живописного города с текущей по его середине чистой полноводной рекой. И уже больше не будет — будут высотки с лихорадочно куда-то спешащими, вспотевшими и затурканными множеством проблем горожанами. Правда, память останется. Киевляне будут узнавать друг друга по паролю: спустился по "Собачке", поехал на Ширму, заглянул на "Шурум-Бурум". И, конечно же, отправился на Сенной.

Сенной базар упоминался в мемуарах 30-х годов XIX века. Располагался он на месте нынешней клумбы и охватывал всю территорию Львовской площади. Здесь торговали кормом для скота — отсюда и название. А еще его называли "воровским". В те времена действовал неписаный закон: если вор приносил на Сенной украденную вещь, она считалась его собственностью.

При советской власти, вплоть до 30-х годов прошлого столетия, там продавались вещи, реквизированные у господ, — остатки роскоши царского времени, а после войны — остатки остатков уцелевшего дореволюционного прошлого. Но главным товаром были овощи, фрукты, мясо и махорка. Яйца продавались поштучно, фасоль в стаканчиках, куски масла — завернутыми в капустные листья. В базарной торговле люди умели торговаться и общаться. Приезжие торговцы называли горожанок "дамами".Полищуки привозили клюкву в лукошках на шлеях из сосновой щепы и крышкой сверху. Молдаване наливали отличное каберне в алюминиевые бидоны по мизерной цене. Решение о закрытии этого "чрева Киева" принималось на самом верху. Наводить порядок пригнали пленных немцев, которые в то время восстанавливали Крещатик.

После того, как на площади Победы упразднили легендарный Евбаз, началось строительство крытого рынка на улице Воровского. Сооружали его девять лет, с 1949-го по 1958 г. Архитекторы Ф.Фридлин и В.Кучер решили его в стиле советского конструктивизма с элементом классицизма, и он получил статус шедевра социалистической архитектуры.

Центральный колхозный рынок (официальное название Сенного) вышел на славу. Площадь торгового зала составила 9 тыс. кв. м., 1200 торговых мест. Ажурная конструкция сводчатого покрытия была собрана из 32 тыс. стеклоблоков.

В нижнем ярусе размещались холодильные камеры. Первый ярус был торговый, а в галерее второго яруса расположились магазины промышленных и бытовых товаров. Идея закладывалась плодотворная: встречная торговля облегчала жизнь крестьянам — на заработанные от продажи товаров деньги они тут же могли приобрести нужные им "городские" товары. Продавцы из окрестных сел добирались в Киев на поездах и трамваем №2 прямо с вокзала попадали на Сенной.

Колхозный рынок процветал до конца 80-х годов, когда к его славе добавилась антикварная специализация. Тогда на Сенном можно было купить настоящий антиквариат, причем за копейки. Но, во-первых, запасы раритетов иссякли очень быстро. С 1990-х и до самого уничтожения рынка на его территории размещалась известная на весь город "блошка", где можно было найти рабочую швейную машинку "Зингер", немецкий трофейный аккордеон, портреты Сталина, старую бижутерию, битую посуду эпохи советского модерна, поломанную бытовую технику, старые пластинки, игрушки, старые пуговицы, шляпки, парики, кружевные зонтики и, конечно же, книги. На "Сенке" можно было продать и купить все, что угодно. Окончательным упадком блошиного рынка, который был экзотической достопримечательностью города столько лет, стала реорганизация, проведенная сразу после закрытия рынка. Тогда всех "стихийных" бабушек и городских сумасшедших разогнали, а более-менее серьезных продавцов заставили платить за аренду оборудованных прилавков. Согласно решению Киеврады от 21 октября 2004 г., компании ООО "Ферро" и ООО "Сенной рынок" получили в аренду на десять лет земельный участок для строительства, эксплуатации и обслуживания торгово-офисно-жилого центра с подземным паркингом и для сноса существующих зданий. Администрация рынка сообщила предпринимателям о прекращении договоров аренды с
10 марта 2005 г. Около 500 семей остались без средств к существованию, государство потеряло 500 налогоплательщиков, а 50 тыс. жителей центра города — рынок.

Последнее десятилетие на месте снесенного в 2006 г. Сенного рынка находился пустырь, обнесенный металлическим забором. Что за ним происходило? Об этом знали лишь охранники. Живущие поблизости киевляне к тишине привыкли, хотя и понимали, что алчные застройщики лакомый кусище земли в центре города в покое не оставят. И вот в начале лета сюда заехала тяжелая техника, а рабочие с отбойными молотками принялись разбирать бетонные завалы. Люди поняли: НАЧАЛОСЬ!

Налицо неоспоримые факты: на месте бывшего рынка роется огромный котлован, грузовики вывозят землю, а специальная техника забивает сваи для фундамента будущего сооружения. Все остальное — либо догадки, либо намеренно скрываемая от граждан информация. Она, как в таких случаях водится, противоречивая. Застройщик не скрывает, что будет возводить здесь торгово-офисный жилой центр с подземным паркингом. По одним данным, высотность объекта может варьироваться от пяти этажей ближе к дороге до 25 — вглубь квартала. По другим — планируется строительство более десяти жилых домов (называется и цифра 14) от 7 до 14 этажей.

Отведенный под строительство земельный участок занимает сразу три адреса: ул. Олеся Гончара, 48/2 и 38б, и ул. Бульварно-Кудрявская, 15а. Документы, дающие разрешение для начала работ, у застройщика есть — это и договоры купли-продажи земельных участков, датированные прошлым годом, и разрешение ГАСКа от 18 мая 2015 г.

Для того чтобы "взять такой вес", кроме больших денег, от застройщика требуется ряд недюжинных качеств и талантов. Среди них — умение петь хором колыбельные. В компании "Киевгорстрой", выступающей подрядчиком работ, общество озабоченных граждан убаюкивают традиционными мотивами: дескать, строительство пока никто не ведет, мол, это лишь подготовительные работы, а сваи, которые забивают, вообще пробные. На данный момент окончательного проекта нет — предварительно он будет утвержден в следующем году. Да и городские власти вроде бы в стороне. Они не знают, когда заказчик предоставит проект строительства и обозначит сроки его выполнения, они лишь предполагают, что внешний облик и целевое назначение объекта могут изениться.

Сенной эту песню уже слышал. В 2004 г. столичные власти решили проверить конструкции здания и пришли к выводу о необходимости капремонта. Невзирая на отчаянное сопротивление тысяч горожан, рынок закрыли на реконструкцию, а после того, как демонтировали крышу и снесли несколько несущих конструкций, ремонтные работы плавно превратили в демонтаж. 10 марта 2005 г. в Киеве закрыли на реставрацию, а затем и разрушили самый большой крытый рынок столицы — Центральный колхозный рынок, или "Сенной", как его называли киевляне.

На тризну налетели коммерческие фирмы и фирмочки, среди учредителей которых мелькали известные в городе лица. Но грянула Оранжевая революция, в стае владельцев заветной территории возникли разногласия, и они сочли за благо продать ее новым хозяевам. Те, похоже, уроки извлекли и к гибридной операции по насаждению целой колонии высоток в центре исторической застройки города подошли комплексно и пластично. Они потирают руки, оповещая, что проведение общественных слушаний объекта строительства не предусмотрено действующим законодательством, что уже состоялись "встречи с общественностью", на которых собраны предложения жильцов соседних кварталов (правда, суть этих предложений не уточняется), что перед архитектором поставлена задача максимально сохранить историческую ценность "данного земучастка".

Но каким бы дальновидным ни был застройщик в своих расчетах, он интуитивно ощущает, что основная борьба еще впереди, а груз возникающих проблем может оказаться неподъемным. В Киевраде уже нашлись депутаты, которые вслух заявляют, что "квадратные километры жилья не обеспечены ни социальной, ни транспортной, ни экологической инфраструктурой". И какие бы сказки ни рассказывались на тему строительства новых инженерных сетей и замены старых магистралей, вряд ли удастся насобирать достаточное количество легковерных, способных поверить в то, что застройщику по силам проложить новую канализационную сеть и десятки километров водопроводных труб, соорудить трансформаторные подстанции и т.д. и т.п. Может быть, легче новый район Киева построить, чем грузить, нагружать и перегружать старый?

"Новое здание привлечет столько людей, что полностью парализует все дороги в округе! Тем более что эта территория находится под влиянием двух оползневых зон, а игры с гидрогеологией чреваты серьезными последствиями. Один из трех выходов со станции метро "Львовская площадь" планируется в районе ул. Бульварно-Кудрявской (бывшей Воровского), 19. Если на месте Сенного строительство начнется до того, как будут выстроены выходы, это настолько повлияет на гидрогеологическую ситуацию, что окончание строительства метро уйдет в бесконечность", — предостерегает вице-президент Национального союза архитекторов Украины Георгий Духовичный.

Ну и беды международного масштаба тоже поджидают за углом: строительство на месте Сенного рынка может привести к скандалу с ЮНЕСКО, поскольку эта территория является буферной зоной Софии Киевской, где высота застройки не может превышать
27 метров (семь этажей).

"Как святой Владимир без креста"

Как известно, экология — зеркало общего состояния страны. В столице же достаточно "посмотреться" в воды Днепра. Его флора и фауна за последние четверть века изменилась необратимо. Исчезает живность, которая обитала в Днепре тысячелетиями. Теперь там живут привыкшие к более жестким условиям бычки и морские рыбы (все, как у людей). И они уже прошли вверх через все водохранилища, вплоть до последнего, Киевского.

Эта гигантская лужа, которую почему-то нарекли "морем", не только изменила климат в городе, но и породила угрозу №1 его существованию (ведь рано или поздно, а "рванет"). Нечто подобное мы уже проходили с Чернобыльской АЭС. Ни одна из европейских столиц проблем подобного масштаба и близко не имеет. Не забудем, что обе "беды" киевляне соорудили своими руками. Но то, что сделано человеком, может быть человеком исправлено. Если захотеть и сплотиться. Понятное дело, в отдаленном будущем. А вот очередная беда творится в наши дни.

Центр города с его изношенными инженерными и прочими коммуникациями не рассчитан на резко возрастающую нагрузку. Плотность населения (извечный предмет гордости нашей столицы) увеличивается с четырехсот до двух тысяч человек на квадратный километр. При такой толчее какая тут может сохраниться аура?

Киевская власть предвидеть не привыкла — ей привычнее идти вслед за событиями: вечно что-то латать, штопать, затыкать дыры. Для того чтобы пристально всмотреться в будущее, хорошо бы верно оценить настоящее, понять, что у тебя в руках. А с этим у всех киевских властей всегда была проблема. Киевский мэр не имеет своего личного понимания (объемной картины), что именно в его руках и в чем ценность великого Города. Справедливости ради отметим, что ни чиновный Попов, ни любитель пения, пребывающий ныне в добровольном изгнании, ни его предшественники тоже не имели. А надо бы вычленить самое-самое важное для развития города, продумать, что может сделать жизнь киевлян легче и лучше, иметь свой собственный план спасения города. Киевскому мэру не помешает полетать над городом, и тогда он обнаружит, что самые большие свободные участки находятся в промзонах. Чем не место для небоскребов?

На 1 октября 2015 г. в Киеве проживало 2893 тыс. человек. Постоянное население — 2 млн 847 тыс. 163 человека, т.е. почти 7% населения Украины. Только 45% из них родились в Киеве. При этом лишь у 18,9% жителей столицы оба родителя также родились в Киеве, что дает право назвать их коренными киевлянами. Неоднократно предпринимались попытки выяснить, а сколько же реально людей находится в столице ежедневно. Вычисляли по количеству и продаваемого хлеба, и билетов в транспорте, но "назвать" точную цифру способна лишь канализация. Пока сходятся на пяти миллионах. Инфраструктура города на такую нагрузку не рассчитана.

Несомненно, подавляющее большинство киевлян любит свой город и готово жертвовать личным временем, силами и благополучием ради его процветания, его будущего. На них и надежда. Пройдут годы, столетия. Чернобыльскую АЭС опустят глубоко под землю, нависшую над городом лужу под названием Киевское море (которое, все же слабо надеемся, не успеет прорваться на левобережный Киев), наконец осушат. Но даже всемогущие наши потомки будут не в состоянии вернуть Городу его несравненный вид. Будем жить верой в то, что святому Владимиру будет по силам удерживать в руках крест. Ведь Киев — вечный Город.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Olga Kozlovskaya Olga Kozlovskaya 20 липня, 14:07 "Київський мер не має свого особистого розуміння (об'ємної картини), що саме в його руках і в чому цінність великого Міста. Справедливості заради зазначимо, що ні чиновний Попов, ні любитель співу, що перебуває нині в добровільному вигнанні, ні його попередники теж не мали. А треба б вичленувати найважливіше для розвитку міста, продумати, що може зробити життя киян легшим і кращим, мати свій власний план порятунку міста. Київському мерові не завадить політати над містом, і тоді він виявить, що найбільші вільні ділянки розташовані у промзонах. " согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №48, 15 декабря-20 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно