Рыбные страсти

05 ноября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 45, 5 ноября-12 ноября 2004г.
Отправить
Отправить

В мае, через полгода после того, как заработала Экспертная комиссия при Кабмине по привлечению инв...

В мае, через полгода после того, как заработала Экспертная комиссия при Кабмине по привлечению инвестиций в рыбопромышленную отрасль и развитие ее инфраструктуры, «ЗН» опубликовало интервью с тремя ее представителями: председателем ЭК и первым замминистра агропромполитики Юрием Мельником, главным ветеринарным врачом Украины, главой Госдепартамента ветмедицины Петром Вербицким и Александром Журавлевым, ответственным секретарем ЭК и руководителем «Программы развития инфраструктуры рынка рыбной продукции». Прошло еще полгода — очень напряженный период и для ЭК, и для всей рыбной отрасли страны. Поэтому мы решили еще раз встретиться с членами комиссии после майского разговора. С единственной оговоркой: кроме генерального секретаря Европейской комиссии Международного эпизоотического бюро Петра Вербицкого с корреспондентом «ЗН» беседовал и первый замглавы Госдепартамента ветмедицины Владимир Горжеев.

Напомним, идея создания Экспертной комиссии родилась в феврале 2003 года, после того, как парламентская делегация во главе со спикером Владимиром Литвином вернулась из Норвегии. До недавнего времени у государства не доходили руки до инфраструктуры рыбного рынка. Чтобы ее оживить, требуются существенные финансовые инъекции. Как всегда, бюджетных средств не хватает. Поэтому стоит вопрос об инвестициях. Именно об инвестициях и проблемах взаимодействия на рыбном рынке нардепы во главе с Литвином и вели переговоры в Осло. Норвежцы проявили заинтересованность в сотрудничестве, но подчеркнули — работать начнем не раньше, чем на рыбном рынке Украины воцарится порядок. И, само собой, европейские стандарты. Именно тогда и было принято решение создать Экспертную комиссию как своеобразный «мозговой штаб», который бы занялся реформами, а точнее — возрождением инфраструктуры рыбного рынка. Комиссия заработала в декабре прошлого года. И сразу же поставила себе первую задачу: осуществить мониторинг положения дел, а уж затем на основе полученной информации разработать рецепты для возрождения. На сегодняшний день первая часть работы завершена. Удалось сделать еще несколько важных шагов. Однако летом нынешнего года активность Экспертной комиссии подверглась нещадной критике в прессе. Сложилось впечатление, что рыбопромышленники ополчились на нее всем миром. Впрочем, как выяснилось месяц назад, все как раз наоборот: по поручению главы правительства Виктора Януковича в Кабмине прошло совещание с участием членов ЭК и импортеров рыбы. На совещании были представлены интересы компаний, которые обеспечивают своими поставками 70% всего рынка страны. Участники деятельность ЭК поддержали. Равно как и предложенные ею меры для нормализации обстановки на рынке. Парадоксально, но именно эти меры и «линчевала» пресса. Так и возник повод для разговора.

— Почему пресса так резко критиковала деятельность комиссии?

Ю.МЕЛЬНИК: Знаете, нет недоброжелателей лишь у того, кто ничего не делает. Тем более что положение дел сейчас очень сложное. Об этом свидетельствуют результаты мониторинга. Например, лишь 7% холодильных складов соответствует стандартам. То же самое можно сказать о рыбоперерабатывающих комплексах. Но это далеко не все проблемы. До последнего времени рыбный рынок развивался стихийно. Поэтому там очень много нарушений, которые касаются прежде всего качества продукции. А ведь это вопрос серьезный: рыба — один из важнейших продуктов питания. По данным мониторинга, примерно 30% рыбной продукции, которая попадает потребителю, не соответствует стандартам качества. По сельди этот показатель гораздо выше — 73%. При том, что именно сельдь пользуется у покупателей наибольшим спросом. Добавьте сюда проблему контрабанды, чтобы составить общее впечатление. Таким образом, положение дел на рыбном рынке требовало незамедлительного вмешательства. В феврале парламент утвердил Государственную программу развития рыбного хозяйства до 2010 года. В дополнение к ней ЭК подготовила ряд рекомендаций, которые бы помогли исправить положение дел, сделать рынок прозрачным и привлечь инвестиции. Сейчас эти положения изучаются в правительстве.

Разумеется, рекомендованные меры сразу же вызвали негативную реакцию у тех, кому выгодно, чтобы все оставалось как прежде. Причем не только в Украине, но и за рубежом. Отсюда и критика, мы с самого начала были готовы к ней. Важно другое: наша позиция нашла поддержку добросовестных участников рынка. Среди импортеров их — большинство. Еще раз повторю: за сравнительно небольшой срок комиссия сделала очень много. А ведь были еще и персональные оскорбления. В адрес Петра Вербицкого, главы Ветдепартамента и члена ЭК. Не секрет, что на него лично оказывалось в этом году совершенно беспрецедентное давление. Упреки доходили до абсурда — в прессе его, например, обвиняли в непрофессионализме. А ведь это авторитетнейший специалист, мнение которого имеет большой вес во всем мире. Достаточно сказать, что он — генеральный секретарь Европейской комиссии Международного эпизоотического бюро (международная организация, отслеживающая по всему миру вспышки эпидемий среди животных, таких, например, как коровье бешенство или куриный грипп).

А.ЖУРАВЛЕВ: Нападки прессы на ЭК начались весной этого года. В СМИ писали очень много, наверное, не меньше, чем о выборах президента, причем подчас откровенную дезинформацию и даже клевету в адрес членов ЭК. Мы столкнулись с настоящей пиар-кампанией, преследовавшей вполне определенную цель — сорвать принятие решений, рекомендованных комиссией. Проанализируйте публикации, появившиеся весной — летом. Они били сразу по нескольким целям. Во-первых, нагнетались страсти: писали, что Норвегия, основной экспортер рыбы в нашу страну, якобы отказывается сотрудничать с Украиной из-за того, что Ветдепартамент в одностороннем порядке ввел новую форму ветеринарного сертификата на рыбу и тормозит норвежские грузы на границе. Это была явная ложь: двустороннюю форму сертификата ветеринары обеих стран согласовали еще в прошлом году. Что касается задержек, то, действительно, в этом году ввезти некачественную рыбу стало гораздо сложнее, чем раньше. Несколько партий прямо из корабельного трюма направили на переработку. Но тут надо разобраться: что важнее — качественная рыба на столе у украинского потребителя или интересы неких «деловых кругов Норвегии», которые направляют нам просроченную дрянь, не имея возможности продать ее в своей стране. Тут даже в комментариях нет необходимости, важно лишь правильно расставить акценты: хочет ли потребитель есть рыбу просроченную, неизвестно когда выловленную да еще и с «полезными» глистами, как это полагается по неким абстрактным мировым стандартам?

— А ведь сроки хранения у нас действительно существенно меньше, чем в Европе. Почему же мы говорим о европейских стандартах, но их не придерживаемся?

П.ВЕРБИЦКИЙ: Определяя предельные сроки хранения рыбы, мы руководствуемся отраслевыми стандартами Украины. Действительно, для рыбы они старые — еще 60—70 годов. В Европе рыбу разрешается хранить дольше. Но ведь и холодильные комплексы у нас, как говорилось, лишь на 7% соответствуют тем же европейским стандартам. А в большинстве случаев они способны обеспечивать температуру до –10—15°C (а по стандартам требуется –25—30°С). Причем во внимание не принимается, что Ветдепартамент проявляет в этом вопросе гибкость: если у импортера есть возможности обеспечить хранение рыбы при соответствующей температуре, ему нужно обратиться в Госстандарт для сертификации своих холодильников — и Ветеринарный департамент без проволочек разрешит продлить срок хранения до года, как в Европе. При температуре выше –15°С рыба портится за три недели.

А.ЖУРАВЛЕВ: Публикации в прессе — лишь часть пиар-кампании против ЭК. Еще с Ветдепартаментом пытались судиться и даже обвалить цены на рынке рыбы…

— Расскажите подробнее об обвале цен. Рыба ведь действительно подорожала…

А.ЖУРАВЛЕВ: Рост цен в текущем году составил 12,2%. Это гораздо меньше по сравнению с рынком мяса. А ведь ажиотаж на рыбном рынке нагнетался еще как!

Поясняю: рыба — не уголь, ее нельзя выдавать на-гора в одинаковом количестве круглый год. Есть периоды лова, а есть периоды биологического отдыха рыбы. Весной и осенью — точнее, это март—апрель, а также октябрь—декабрь — ввоз рыбы в Украину достигает пика. Происходит так уже многие годы. Чтоб не быть голословным: в марте 2003 года объем импорта составил почти 34 тыс. тонн, в марте 2004 года — более 37 тыс. А уже в мае сократился более чем в два раза (14,5 и 15,5 тыс. тонн соответственно). Заметьте: в мае нынешнего года в Украину поступило на тысячу тонн рыбы больше, чем в мае предыдущего. Такая же динамика — по остальным летним месяцам. Это данные таможни.

Что любопытно: публикации о том, что Норвегия больше не поставляет рыбу в Украину, появились в апреле-мае, в начале ежегодного «мертвого сезона», когда лов идет на спад. И как раз в этот момент начинают писать: нелишне сходить в магазин, побаловаться селедкой напоследок. Это стало предпосылкой к ажиотажу. Большая заслуга ЭК в том, что комиссия сразу оценила последствия, предприняла меры — и чувствительного скачка цен не произошло.

— Складывается впечатление, что ЭК всерьез задела интересы рыбного бизнеса. Но ведь в решении таких сложных вопросов интересы деловых кругов нужно тоже учитывать…

А.ЖУРАВЛЕВ: Большинство импортеров деятельность ЭК поддерживают. В их интересах — защита рынка от контрабанды и демпинга. Если вы знакомились с теми гадостями, которые писали о комиссии, то наверняка обратите внимание: вся информация «сливалась» от имени одной организации — Украинской ассоциации рыбопромышленников. Ее специально для этих целей и зарегистрировали нынешней весной. Если судить по названию, она вроде бы представляет интересы всех предприятий отрасли. На самом деле это не так. В ассоциацию входят два учредителя: ООО «Международная группа морепродуктов» (МГМ) и ООО «Атолл». Именно к этим компаниям имеются претензии, в частности у Ветдепартамента. А шквал дезинформации в прессе тоже просто объяснить: денег на пиар рыбопромышленники не жалели. Руководит ассоциацией Юрий Осьмак, между прочим топ-менеджер МГМ. Мы тут шутим: топ-менеджеру поручили — вот он и топает ногами, отставной генералитет спонсирует…

В.ГОРЖЕЕВ: В марте нынешнего года инспекторы Ветдепартамента отправили на переработку три тысячи тонн рыбы, получателем которой являлась МГМ. Количество анизакид доходило до 30—100 штук в рыбе. Кроме того, в сентябре, во время визита украинской делегации в Норвегию, которую я возглавлял, мы получили от компетентных органов этой страны нотариально заверенное подтверждение того, что, по меньшей мере, 29 ветеринарных сертификатов на рыбу, семь из которых принадлежали «Атоллу», а 22 — все той же МГМ, этой страной не выдавались. Эти факты мы, естественно, сообщили правоохранительным органам Украины.

Ю.МЕЛЬНИК: Это лишь несколько примеров, демонстрирующих сложность ситуации. Ветдепартамент, таможня, Госстандарт в нынешней ситуации могут лишь констатировать нарушения, но пока идут разбирательства, рыба, как правило, поступает в торговую сеть. Простым увеличением числа контролеров проблему не решить. Все равно определенное количество некачественного товара в розницу проскочит. Определенные меры, разумеется, уже приняты, в частности Гостаможслужбой. Например, уменьшено количество пропускных пунктов для рыбы, ведется постоянный централизованный контроль за действиями таможенников. Отсюда и результаты, существенное сокращение контрабанды в этом году и рост легального импорта рыбы. Но пора менять сам подход к принципам контроля — лишь это гарантирует качество продукции, которая поступает конечному потребителю.

— ЭК разработала рекомендации в этой связи. Насколько близки предлагаемые меры к тем, которые применяются в Европе?

Ю.МЕЛЬНИК: Комиссия с самого начала ориентировалась на то, чтобы перестроить систему под европейские стандарты. А в Европе на рыбном рынке действует так называемая система сквозного контроля. То есть конкретные партии рыбы контролируются выборочно, зато предъявляются очень жесткие требования к условиям ее лова, хранения, переработки и так далее — по цепочке, вплоть до упаковки и условий хранения в магазинах. Сертификации подлежит все, что имеет значение, вплоть до мелочей. Через такую цепочку провести некачественный продукт очень и очень сложно.

Одной из своих задач ЭК видит внедрение именно такого подхода к контролю на украинском рынке. Но будем говорить откровенно: пока мы не готовы полностью его копировать. Слишком много нерешенных проблем.

Вначале предстоит привлечь инвестиции на рынок рыбы. Поэтому первоочередной выход, который ЭК усматривает в создавшейся ситуации, — это квотирование.

— Именно предложение о квотировании, выдвинутое ЭК, подвергалось в последнее время особенно резкой критике в прессе. Ведь любое ручное управление рынком всегда влечет за собой множество проблем. Например, не исключено, что комиссия получит возможность отстаивать интересы одной группы импортеров в ущерб другой. Еще вопрос: насколько квотирование поможет сделать рынок прозрачным или поможет получить инвестиции? Все это вызывает сомнения...

А.ЖУРАВЛЕВ: Начнем с того, почему рынок станет прозрачным. Тут все предельно просто. Появится реестр импортеров. Предприятия сами будут заинтересованы в том, чтобы покупать лишь качественную рыбу и правильно оформлять сопроводительные документы. Потому что если его уличат в контрабанде, оно попросту потеряет квоту. Точечного контроля в цепочке поставщик — импортер — потребитель будет достаточно, чтобы выявлять любые нарушения.

Более того, с введением квотирования ЭК связывает реализацию программы восстановления рыбной отрасли в целом. В проекте по квотированию реализован очень важный принцип: объем квоты поставлен в зависимость от того, сколько денег импортер готов вложить в строительство холодильников или рыбопереработку. Причем здесь все абсолютно логично. Хочет та или иная компания, например, ввезти в Украину сто тысяч тонн рыбы. Пожалуйста! Но ведь ее нужно будет где-то хранить. Соответственно, нужно будет строить холодильники на этот объем. Именно по этой причине еще один упрек со стороны критиков идеи квотирования звучит явно неубедительно. Дескать, это приведет к монополизации рынка. Достаточно лишь проанализировать факты, чтобы убедиться в обратном: начнется разукрупнение. Потому что строительство холодильников требует больших средств. И ни миллион тонн, ни заявленные в пределах квот 350 тысяч ни одно предприятие в одиночку не потянет. А выиграют все: и рыбная промышленность, куда потекут инвестиции, и потребители, потому как качество обязательно изменится к лучшему.

Еще один вопрос: почему будут инвестиции? Опять-таки потому, что имеется квота. Их общий объем будет определяться исходя из потребностей рынка, а долю каждого импортера поставят в зависимость от его возможностей. Инвестору сразу будет видно, сколько то или иное предприятие продаст рыбы в этом году, какой доход получит. Стало быть, инвестиция окажется гораздо более предсказуемой, чем в нынешних условиях.

Нюанс заключается еще и в том, что сейчас наши импортеры в той же Норвегии заключают договоры с трейдерами, а не напрямую с производителями, поскольку последние предпочитают стабильность. А квоты именно такую стабильность предоставляют.

Кстати, импортеры, которые участвовали в сентябрьском совещании в Кабинете министров, свои преимущества от квотирования прекрасно осознали. Поэтому они поддержали идею ЭК.

Ю.МЕЛЬНИК: Важно заметить — ЭК является коллегиальным органом. В его работе участвуют представители семи органов государственной власти, депутаты от разных парламентских фракций, а также представители предприятий отрасли. С самого начала работа комиссии была абсолютно прозрачной. Согласование распределения квот будет осуществляться комиссией открыто, с участием всех импортеров. Есть еще один существенный вопрос. В рамках квотирования правительству будет легко осуществлять регулятивные функции. От этого выиграет прежде всего потребитель: цены на рыбном рынке в случае квотирования «плясать» не станут.

— Выходит, что именно квотирования недобросовестные трейдеры боятся больше всего и из-за него оказывают давление на Кабмин?

А.ЖУРАВЛЕВ: Совершенно верно. И дезинформации в связи с квотированием в прессе особенно много. Писалось, например, что объем квот занижен или что квоты помешают Украине вступить в ВТО.

Начнем с первого. Пресса писала летом: объем рынка — 650 тыс. тонн. Квота — в два раза меньше: 348 тыс. То есть будет дефицит. На самом деле, по данным Госкомстата, объем рынка — 405 тыс. тонн, которые прошли госконтроль. Это считая и черноморскую рыбу, и ту, что добывает Укррыбфлот. Чистый импорт — 289 500 тонн. Именно на этот импорт и будут распространяться квоты. А они, если вы обратите внимание, больше — 348 тыс. тонн. Мы учли и тот объем контрабанды, который перестанет поступать в страну.

Что касается ВТО, то это полный абсурд. Норвегия действительно критикует идею квотирования, и от ее голоса зависит решение вопроса о вступлении Украины в эту организацию. Но норвежцы отстаивают свои интересы — распродать всю рыбу, в том числе низкосортную, а Украина должна отстаивать свои. Это принципиальный вопрос. Что же касается квот, то они никак не могут помешать вопросу о вступлении в ВТО по одной простой причине: в проекте постановления Кабмина четко указано: механизм квотирования — мера временная, он перестает действовать сразу же после того, как Украина вступает во Всемирную торговую организацию.

Слухи, которые «рыбопромышленники» распространяли через прессу о том, что квотирование может стать для нашей страны преградой в этом важном вопросе, — еще один способ давления.

— Правда ли, что Ветдепартамент проиграл ряд судебных процессов? Украинская ассоциация рыбопромышленников об этом неоднократно сообщала.

В.ГОРЖЕЕВ: Предприятия, в частности «Международная группа морепродуктов», неоднократно пытались давить на ветеринарный департамент через суды разных инстанций. Иски рассматривались, например, в Соломенском районном суде Киева (в мае), а затем и в Хозяйственном суде столицы (в октябре). Все шесть исков, направленных компанией, суд отклонил.

Компания МГМ решила в судебном порядке «корректировать» законодательство в области пищевой промышленности. Например, 28 мая она обратилась сразу с тремя исками в Шевченковский районный суд Киева. Вот лишь два требования, которые в этих исках содержались: «признать недействительным внесение изменений и дополнений в Порядок ввоза рыбы в Украину — указание даты ее заморозки», а также «о признании недействительным приказа Департамента ветмедицины о переговорах со странами экспорта о согласовании форм ветеринарных сертификатов». Обратите внимание, как компания вмешивается в государственную политику. Разумеется, во всех исках ей было отказано. Разбираясь с судебными исками так называемых «рыбопромышленников», мы неоднократно сталкивались с неприятными фактами. Судьи нередко проявляли предубежденность по отношению к нам и откровенно становились на сторону истца, хотя закон в полной мере был на нашей стороне. Некоторых судей нам приходилось в прямом смысле убеждать действовать по закону. Однажды, когда против Ветдепартамента рассматривался очередной иск, мы вынуждены были установить в зале суда видеокамеру, чтобы «хранители закона» понимали: весь процесс, а также адекватность принятых решений будут зафиксированы на пленку, и в дальнейшем им даст оценку общественность.

Впрочем, о том, как происходят разбирательства в судах, можно рассказать. Взять хотя бы те же ветсертификаты, которые Норвегия не выдавала. Как только Петр Иванович Вербицкий сделал заявление на этот счет, против него в Дарницкий районный суд Киева направили иск. И в качестве искового обеспечения еще до судебного разбирательства определением суда Вербицкому запретили распространять какую бы то ни было информацию о причастности МГМ к фальсификации сертификатов. Это абсурд! Все равно что следователю прокуратуры запретили бы продолжать вести уголовное дело, пока не начнется суд. Что любопытно — Дарницкий суд, который давал это определение, не смутил тот факт, что ни истец, ни ответчик никакого отношения к Дарницкому району не имеют. До сих пор дата заседания не назначена.

Ю.МЕЛЬНИК: Ветдепартаменту не привыкать к давлению. Помните, как давили на нас США, когда принималось принципиальное решение — запретить ввоз куриных окорочков из Америки? Прошло время — и все поняли, насколько был прав тогда ветдепартамент. Когда встает вопрос о здоровье человека, Вербицкий проявляет особую твердость.

— В чем состоит главное достижение ЭК на сегодняшний день?

Ю.МЕЛЬНИК: Несмотря на то, что группа импортеров пыталась дестабилизировать ситуацию с ценами на рыбу этим летом, комиссии удалось вовремя оценить опасность ситуации на рынке и упредить развитие негативных явлений. Рост цен, наблюдавшийся этим летом, — до 2% в месяц — не идет ни в какое сравнение со скачком цен на мясо.

Хочется сказать самое главное: несмотря на нынешнее сопротивление, ни один из мировых экспортеров рыбы, в первую очередь Норвегия, с нашего рынка никогда не уйдет. Причина очень простая: рынок большой, динамично развивается. Просто придется думать о качестве — вот и все. Так что все страсти — напрасны. Новый сезон успешно начался. Корабельные партии рыбной продукции поступили во все порты. Ожидается, что и в ноябре-декабре этого года динамика импорта рыбы в Украину превысит прошлогодние показатели.

Намечены ясные действенные меры по стабилизации и дальнейшему развитию рынка рыбы.

Послесловие

Увы, и у «ЗН» газетная полоса не безгранична. Подводя черту полемике, хочется заметить, что стороны не только полемизируют в СМИ, но и одновременно доказывают свою правоту в суде. Понятно, что только судебная инстанция вправе решать, кто прав, а кто нет, и в чем именно. Она же, надеемся, располагает полным перечнем документов, подтверждающих истинность или ложность аргументов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК