Разделение корабельных сборов: ответы, которые не хочет слышать СБУ

16 декабря, 2016, 23:00 Распечатать Выпуск №48, 17 декабря-23 декабря

В конце ноября СБУ провела обыски в офисах крупнейшего частного портового оператора Украины — группы терминалов "Трансинвестсервис" (ТИС), а также у некоторых его собственников. Силовики действовали в рамках расследования дела, связанного с приказом МИУ №316, который в последние недели не сходит со страниц социальных сетей специалистов портового бизнеса.

В конце ноября СБУ провела обыски в офисах крупнейшего частного портового оператора Украины — группы терминалов "Трансинвестсервис" (ТИС), а также у некоторых его собственников. Силовики действовали в рамках расследования дела, связанного с приказом МИУ №316, который в последние недели не сходит со страниц социальных сетей специалистов портового бизнеса.

Порты — сфера действительно узкая и сложная, настоящих публичных экспертов в ней немного. На днях глава ТИСа Олег Кутателадзе проводил пресс-конференцию в "Лігабізнесінформ", где подробно объяснял, что же происходит в портах. Как известно, приходили не только к ним — почти все портовики сейчас переживают похожее, в различной степени и по разным поводам. Компания сообщила журналистам, что будет обращаться к президенту и премьеру, который не раз заявлял, что не любит, когда силовики "кошмарят" бизнес. По данным пресс-службы предприятия, ТИС только за один день переваливает грузы средней стоимостью 8,7 млн долл., что по итогам года складывается в 8,3% всего экспорта товаров Украины (если брать данные Госстата за 2015 г.). Является ли подобный поток лакомым куском? Безусловно.

Основные претензии правоохранителей касаются приказа МИУ №316 от 24.07.2015 г. Это — сложный для обывателя документ о разделении корабельных сборов, взимаемых на содержание акватории, между Администрацией морских портов Украины (АМПУ) и непосредственным собственником операционной акватории, в которой суда производят грузовые операции. Приказ в свое время прошел пять министерств и ведомств, включая Кабмин и Минюст. Невзирая на это, внезапно всплыл вопрос о его правомерности.

Портовые сборы (одним из которых и является корабельный) — обязательные платежи, которые взимаются с любого судна, заходящего в порты. В Украине эти платежи весьма высоки, по сравнению с другими странами, с одного судна государство может получить от 50 до 300 тыс. долл.

Экономическая суть сборов — в возмещении уже произведенных затрат на строительство акватории портов, а также создание накоплений на их поддержание в безопасном навигационном состоянии и дальнейшем расширении, при необходимости. Соответственно, приказ предусматривает, что если акваторию создало государство, то все сборы идут в АМПУ, но если акваторию создал частный инвестор, он получает право на часть корабельного сбора в счет понесенных им затрат. Причем только за счет судов, приходящих именно в эту часть порта, и только в размере фактически затраченных средств, без каких-либо процентов и гарантий. Более того, эти выплаты являются целевыми, т.е. использовать их инвестор сможет исключительно для дальнейших инвестиций в дноуглубление. Когда же сумма будет выплачена (сколько на это уйдет времени, не знает никто), инвестор потеряет право на свою долю, и 100% корабельного сбора будет получать уполномоченная государством организация.

Большим судам нужна большая глубина. Чем больше судно — тем больше корабельный сбор, больше доля инвестора в нем. А значит, быстрее у него формируются целевые средства на дальнейшее углубление.

В советское время порты и акватории строились государством, и вопросов о том, кто собирает сборы и углубляет дно, не возникало. После развала СССР возникли частные терминалы, возле которых госпорты не стремились заниматься углублением вообще, но с удовольствием собирали деньги, если дноуглублением занимались частники. Портовая реформа 2012—2013 гг. решила целый букет назревших проблем. Сначала разделили регуляторные и хозяйственные функции госпортов, а само понятие "порт" стало обозначать территорию, а не предприятие. Затем создали специальную структуру для сбора и реинвестирования портовых сборов — АМПУ. Соответственно, частные компании, осуществившие вложения в акватории на законных основаниях задолго до портовой реформы, поставили вопрос о компенсации таких затрат за счет будущих доходов.

ТИС углубил дно возле своих причалов задолго до приказа №316: Олег Кутателадзе показывал журналистам официальные гидрографические карты Ллойда, на которых видно, что еще до 2005 г. возле причалов не было ничего, а к 2010-му акватория уже появилась. "Мы потратили на эту работу более 40 млн долл. Портовые сборы, которые государство только последние пять лет получило благодаря нашему углублению, — 210 млн долл., — сообщил О.Кутателадзе. — Перед началом работ мы обратились с письмом в министерство, и нам согласовали, что мы будем это делать, а потом нам компенсируют средства, которые мы туда вложили. В 2012 г. закон "О морских портах" определил, что корабельный сбор нужно брать владельцу всей акватории порта, т.е. АМПУ, но его часть может брать тот, кто построил операционную акваторию причала. Мы и еще две компании в Николаеве подпадаем по эту норму".

Итак, в 2015 г. в силу вступил уточняющий нормы закона приказ, согласованный всеми компетентными органами, он восстановил экономическую логику. Однако, как заявил на пресс-конференции О.Кутателадзе, вскоре парламентарии Поляков и Силантьев обратились в МВД, и правоохранители открыли производство по статье "Злоупотребление служебным положением".

"Мы представили все документы, и 21 декабря 2015 г. главное следственное управление полиции в Одесской области закрыло уголовное дело в отношении нас и должностных лиц министерства за отсутствием состава преступления. О чем информировало всех и, наверное, народных депутатов. Через полгода — та же самая волна и те же самые депутаты, которые уже получили ответ. Но теперь этим занимается СБУ", — говорит глава ТИСа.

О.Кутателадзе подчеркивает, что СБУ также располагает всеми необходимыми документами, подтверждающими законность решения МИУ. Однако вместо общения с владельцами стивидорной компании и руководителями ведомств, подписавших приказ, СБУ проводит на предприятии яркие, с точки зрения фотокамер и шумные для СМИ, но малоэффективные для государства мероприятия.

"Еще в 2015 г., когда в первый раз начался скандал, я взял все документы, материалы, пришел в местную СБУ (понимая, что они тоже будут этим интересоваться) и представил им эти документы. Они со мной разговаривали, разбирались и сказали, что у них к нам вопросов нет. Сейчас, когда вопросы у них все же появились, мы снова предоставили документы. За полгода очередного следствия ни собственников, ни руководителей компании не вызывали, не просили пояснений, хотя мы готовы их давать в любой момент. Потом вдруг на предприятие, где работают 3,5 тыс. чел., вламываются люди в масках, адвокаты не допускаются. Сразу же появляются какие-то сообщения спекулятивного характера, нарушается тайна следствия. Создается психологическое давление на трудовой коллектив, на инвесторов. Когда различных правоохранителей и производных от них органов в стране много, а бизнеса уже мало — возникают подобные истории. Работа нужна всем", — констатирует О.Кутателадзе.

"Нам говорят, мы для себя это сделали. Нет, не для себя! Потому что с этой акватории деньги получает АМПУ. Если бы она за использование и обслуживание этой акватории не получала денег, мы бы и претензий не имели. А так получается, что мы вырыли акваторию, мы ее содержим, суда проходят по ней, и АМПУ получает за это деньги. За это время государство только с корабельных сборов получило 210 млн долл., за счет вложенных тогда нами 40 млн долл. в дноуглубление", — отмечает глава ТИСа.

Чего же хотят от ТИСа СБУ и депутаты? Видимо, забрать обратно деньги, которые компания получила от корабельных сборов. 5,7 млн долл. — столько сейчас лежит на целевых счетах ТИСа.

"Те деньги, которые мы получили, — это средства для содержания акватории и проведения дноуглубления. В соответствии с приказом №316 эти деньги находятся на специальном счету, и мы их не можем трогать — только вкладывать в дноуглубление, иначе 200% штрафа. Поэтому все деньги находятся на спецсчету, и никто их оттуда не забирал. Порт "Южный" сделал генплан порта, план акватории и четко показал, где будут проводиться дноуглубительные работы. Если за эти же деньги государство будет делать дноуглубительные работы, пусть делает", — подчеркивает руководитель ТИСа.

Итак, деньги на месте, и ТИС уплатил с них налоги. Тем самым государство создало понятный, хотя и не самый удобный для инвестора, механизм раздела лишь одного из портовых сборов для компенсации фактически понесенных затрат. Механизм не самый идеальный, но адекватный, исходя из состояния страны. Затраты неслись сразу и в большом объеме, а возмещаться будут постепенно и много лет, только из дополнительных судозаходов, без права использования этих средств на другие цели. А после полной выплаты все средства опять будет получать только государство.

За годы существования ТИСа это не первый громкий "наезд" силовиков и прочих государевых людей. Как всякая крупная компания, оказывающая серьезное влияние на экономику страны и внешнюю торговлю, ТИС обречен всегда находиться в фокусе внимания. Однако только сейчас дела почему-то начинаются силовиками не после обнаружения конкретных фактов правонарушений, а после громких и необоснованных заявлений политиков, содержащих оговорки вроде "возможно замешаны", "по сообщениям СМИ" и "просим расследовать", но без конкретных фактов. Дела заносятся в Реестр, но подозрения не предъявляются, и в таком режиме силовики работают месяцами и годами, сопровождая свою деятельность громкими пиар-акциями. По словам О.Кутателадзе, ни одно из этих дел еще ни разу не было доведено до логического конца, т.е. суда. Как и в множестве других аналогичных случаев с крупными предприятиями.

Пока готовилась эта статья, с идентичным заявлением выступил глава ArcelorMittal Кривой Рог Паражмит Калон, вложивший в развитие своих мощностей более 10 млрд долл. Он утверждает, что на компанию постоянно давят различные структуры, в основном — правоохранительные органы, и к ней же обращаются посредники с предложениями о "сотрудничестве" в обмен на прекращение этих незаконных проверок. У ArcelorMittal в Николаеве также есть своя стивидорная компания, и вполне возможно, что это часть единого плана по "отработке" крупнейших инвесторов отрасли и Украины. 

Как сказал Олег Кутателадзе, когда у органов есть вопросы к бизнесу — это нормально и может произойти в любой стране. А вот ездить по предприятиям с оружием, в масках, с шумом и обязательной выкладкой фото с места событий в Интернете — это уже совсем другая история.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно