Медовый демпинг

26 июня, 15:16 Распечатать Выпуск №25, 27 июня-5 июля

Мы уже воспринимаем это как должное: аграрный сектор в последние годы вытягивает из упадка всю экономику Украины, поддерживает ее экспортный потенциал.

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Не отстает в этом ключе пчеловодческая отрасль, а точнее — экспортная торговля медом, которая более всего использует пчеловодов. По официальной статистике, пчелки в Украине производят почти 70 тыс. тонн меда в год, а с учетом неофициального производства эта цифра превышает 100 тыс. тонн. Однако примерно половину объемов меда отправляем за границу. По самым низким ценам…

Украина входит в пятерку крупнейших экспортеров меда в мире. Возможности для экспорта этого сладкого и полезного для здоровья продукта огромны, поскольку во многих европейских, азиатских странах и в США — дефицит меда. И потому неудивительно, что объемы его экспорта из Украины неустанно росли. Например, по данным статистики, с 2011-го по 2016-й год экспортированный объем этого сладкого продукта увеличился почти вшестеро — примерно с 10 тыс. до 57 тыс. тонн.

И хотя в прошлом году из-за недостатка видового разнообразия продукции — акации, липы и других растений — вывоз меда из нашего государства снизился до почти 50 тыс. тонн — против почти 68 тыс. в 2017 г., меда у нас все же избыток. Даже на начало сезона медосбора, по данным Союза пасечников, в Украине накопилось 20–22 тыс. тонн меда запасов минувших лет, которые надо реализовать. И потому большое предложение со стороны производителей этого продукта так или иначе влияет на снижение цены.

С другой стороны, экспорт меда из Украины сосредоточен в руках крупных игроков, можно сказать, он монополизирован. Здесь работают 50–60 компаний, имеющих зарегистрированные экспортные мощности, но большинство из них не имеют ни одной пчелосемьи. Они пользуются высоким предложением меда, скупают сладкий продукт на выгодных для себя условиях, невзирая на то, прибыльна ли эта цена для самого пасечника, и экспортируют. И потому цена на украинский мед в европейских странах низкая — 1,75–1,80 долл. за 1 кг, тогда как поляки продают по 3,0–3,45 долл., молдоване — по 3,2 евро. Наш мед трейдеры везут в Польшу, Венгрию, Австрию или другие страны, продают там вместе, дешево, по демпинговым ценам, а уже тамошние торговые сети под своими брендами реализовывают наш мед по рыночным, то есть нормальным ценам. Чем не сверхважная задача для Союза пасечников Украины — самостоятельно выходить на внешние рынки, чтобы продавать мед как можно дороже?!

Но возникает следующая проблема. Многие наши пасечники привыкли работать в "тени", и потому не хотят регистрировать пасеки и подтверждать объемы производства. А отсюда — не получают от сельрад оповещения от органов местного самоуправления о графиках обработки полей. Чего не скажешь, например, о соседней Польше. В этой стране каждая пасека внесена в государственный реестр, ей присваивается номер, поскольку польское правительство дотирует замену ульев. В Украине таких специальных дотаций нет, потому неудивительно, что многие дома пчел, изготовленные еще в советские времена, ныне находятся в плачевном состоянии…

И все же, как свидетельствует опыт, пасечники покупают технику и оборудование для пчеловодства (в том числе новые ульи), используя местные программы поддержки сельскохозяйственных кооперативов. Такая программа действует на Тернопольщине. Она более простая, чем государственная: никто не устанавливает "зубастых" требований — о минимальном количестве членов кооператива и приобретении техники и оборудования исключительно отечественного производства, — и потому более популярна. По информации департамента агропромышленного развития Тернопольской ОГА, за два последних года этой региональной поддержкой воспользовались 22 занимающихся пчеловодством кооператива на общую сумму почти 1,9 млн грн. Для сравнения: государственной поддержкой сельскохозяйственных обслуживающих кооперативов по всем направлениям деятельности в прошлом году в Украине воспользовались всего шесть предприятий на сумму 8,5 млн грн.

Глава Союза пасечников Украины Владимир Стретович в ходе 2-го международного этнографического фестиваля пчеловодства "Медовая Тернопольщина", состоявшегося недавно в с. Великие Гаи близ Тернополя, конкретизировал кухню "тени", в которой работают многие пасечники:

"Формирование низкой цены на мед из Украины связано с тем, что пасечники не желают показывать первичное происхождение товара и потому не могут, если произойдет какой-либо досадный случай, предъявлять претензии. И чем скорее они выйдут на свет, тем будет выше цена на наш мед".

Ни для кого не секрет, что в помощь пасечникам нужно поставить ветеринарную службу. Она должна проводить основной массив лабораторных исследований за счет бюджетных средств на ее содержание. Потому что получается слишком уж издевательски: проводя профилактические осмотры пасеки, она, из-за нехватки специалистов, осматривает 5–6 пчелосемей, а выставляет счета за осмотр всех ульев. А их в хозяйстве пасечника может быть 300–500–600.

Качество украинского меда — высокое, по сравнению с европейским, благодаря плодородию наших почв и соответствующей медодающей среде. Но вредит нечистое хозяйствование. В прошлом и нынешнем году в Украине произошли массовые отравления пчел. Рынок наводнили фальсифицированные и контрабандные пестициды и агрохимикаты, которых в розничной торговле 80–90%. Эти некачественные ядохимикаты, а также недоведение аграриями до сведения пасечников графиков обработки полей привели к тому, что только в 2018 г., по оценкам Союза пасечников, в Украине погибли 40–45 тыс. пчелосемей. Финансовые потери пчеловодов составляют 100–120 млн грн.

Уничтожение маленьких тружениц полей продолжается и в 2019 г. Эта ужасная, близкая к сюрреализму картина не прошла мимо внимания экспортеров меда. Иностранные посольства направили сигналы правительствам своих стран, что в Украине наблюдается массовое отравление пчел ядохимикатами. А с той стороны покупатели надлежащим образом отреагировали: если в Украине есть случаи появления некачественного меда, мы будем покупать больше меда индийского, японского, вьетнамского, а не украинского. Этот фактор тоже повлиял на снижение цены этого продукта из Украины.

Народные избранники не отреагировали надлежащим образом на предложенные Союзом пасечников изменения в законодательство, которые бы предусматривали усиление уголовной ответственности за отравление пчел, за использование некачественных и токсичных пестицидов и агрохимикатов, наконец — за уничтожение медоносных культур… Верховная Рада до сих пор не смогла принять важный для пасечников законопроект №10052 о защите пчеловодства, который бы узаконил более компромиссные, но важные нормы: обязательное сообщение пасечникам не позже, чем за трое суток, о запланированном применении средств защиты растений или агрохимикатов, запрещал бы обработку энтомофильных культур в светлое время суток, а также расширил бы административную и уголовную ответственность за уничтожение пчел…

Из Украины в целом экспортируется высококачественный мед, он почти весь органический, ведь перед отправкой за границу проходит весь комплекс лабораторных исследований, сертификацию. Известно, что низкокачественный мед за границей никто покупать у нас не будет. Несмотря на экспорт меда, не помешало бы продвигать бренд Украины или ее регионов. Глава Союза пасечников Тернопольщины, основатель торговой марки "Пасека Березовских" Юрий Березовский, чье хозяйство расширилось до почти 600 пчелосемей, говорит о препятствиях для продвижения марки меда с географическим наименованием, например "Мед Тернопольщины" или "Мед Украины": "Нужно формировать крупные товарные партии. Выгода от этого двойная — кроме продажи оптом, этот мед можно будет еще и фасовать и зарабатывать на добавленной стоимости. Но здесь возникает еще одна проблема: изготовление сопроводительных документов. Ведь для того, чтобы перевезти мед за рубеж, нужно подтвердить его происхождение и качество…"

Однако украинцы, производящие больше всего меда среди стран Европы, сами потребляют мед низкого качества. Подождите, а в каких количествах? По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, это потребление составляет 0,8–1 кг меда в год, что не так уж мало, по сравнению со странами Европы. Но и не много. Потому что, например, житель Словении потребляет 1,6 кг, Греции — 1,55, Швейцарии — 1,3 кг меда. И о каком здоровье украинской нации можно говорить, если у младшего поколения нет традиций ежедневного употребления меда, его не предлагают детям в детсадах и школах? Болезни населения — минус для пасечников. Потому что это значит, что они продали меньше меда, а наши соотечественники — меньше его потребили.

Значит, потребители меда непрямо посылают тревожные сигналы государству. Если высшие государственные органы, а именно Верховная Рада и правительство, комплексно не защитят пасечников, пчеловодческая отрасль еще долго будет находиться в подвешенном состоянии: с одной стороны, вроде на подъеме, а с другой — в загоне. А, как известно, там, где не летает пчела, аграрий теряет 25–30% урожая, а каждый украинец — частичку здоровья и долголетия.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №28, 20 июля-26 июля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно