Матч за третье место. Операторы второй волны проверяют прочность барьеров входа на рынок мобильной связи

05 ноября, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 45, 5 ноября-12 ноября 2004г.
Отправить
Отправить

Мобильный оператор, претендующий на звание третьего национального, должен выйти на рынок еще перед новогодним пиком продаж...

Мобильный оператор, претендующий на звание третьего национального, должен выйти на рынок еще перед новогодним пиком продаж. И тем самым заметно подпортить игру двум привычным друг другу конкурентам — «Киевстару» и UMC. Вполне возможно, что через некоторое время к нему присоединится и четвертый. Конечно, говорить о существенном изменении рыночных долей основных игроков в ближайшие годы вряд ли придется. Но финансовые показатели рынка в целом могут заметно ухудшиться.

«Третьего национального» ждут уже второй год. Однако по разным причинам этот торжественный момент откладывался. Сначала у ЗАО «Украинские Радиосистемы» (торговая марка WellCOM), которое заявило, что претендует на развертывание сети национального масштаба, попытались отобрать частоты и запретить ввоз оборудования. Компания отстояла свои намерения в судебном порядке. Но на развертывание сети в областных центрах компании понадобился целый год. Интересно, что оборудование производства Huawei Technologies для «УРС» официально закупало ОАО «Марганецкий ГОК», имеющее с мобильным оператором общих «приватовских» акционеров — Varkedge Ltd. (в мае 2004 года продала свою долю Ravenskroft Holding Limited) и Occidental Ltd.

Другой претендент на третье место, ЗАО «Цифровая Сотовая Связь Украины» (торговая марка DCC), перед минувшим новым годом заявила о начале эксплуатации GSM-сети в апреле. Однако этого не произошло. Реорганизация компании — присоединение к ней ранее приобретенного держателя лицензии «Астелит», создание СП с Turkcell и проч. — затянулась до весны. Контракты на поставку оборудования (с Nokia на 125 млн. долл. и с Ericsson на 88 млн. долл.) были заключены только в июле, а сами поставки начались лишь в октябре. Официальные лица компании уже долгое время заявляют, что коммерческий запуск GSM-сети планируется «в ближайшие месяцы». На минувшей неделе в центральных районах Киева сеть начала наблюдаться в тестовом режиме.

«Украинские Радиосистемы» развернули сеть в 23 из 26 областных центров Украины. Появилась информация о готовящемся выводе на рынок нового предоплаченного сервиса Privat:mobile, продвижение услуг которого будет осуществляться через сеть банкоматов и отделений Приватбанка (с которым, напомним, аффилированы собственники «Украинских Радиосистем»). «Засвеченные» на ряде интернет-сайтов тарифы достаточно нестандартны и заслуживают отдельного анализа (проводить его здесь мы не будем, т.к. информация о тарифах неофициальная).

Однако следует иметь в виду, что развернутая «УРС» сеть имеет ряд ограничений. Это связано с тем, что количество базовых станций в ней на порядок меньше, чем у «больших» операторов. На каждый город приходится от одного до двух десятков БС; между городами покрытия нет вообще. Это приведет к тому, что, во-первых, абоненты компании в регионах будут привязаны к своим городам (и к недалеким пригородам). Тогда как значительное количество малоговорящих абонентов, на привлечение которых сегодня можно надеяться, — недавние выходцы из сельской местности и часто совершают поездки на родину. Которая уже в значительной степени покрыта сетями «Киевстара» и UMC.

Во-вторых, абонентская емкость такой сети достаточно мала. Как из-за малого количества базовых станций, так и из-за небольшой полосы частот (2х1,9 МГц). Немного теории. В идеальных условиях одна трехсекторная базовая станция GSM-900 может одновременно обслуживать 24 разговора. Соответственно, сеть из 15 базовых станций — 360 разговоров. Согласно формулам Эрланга, чтобы уровень отказов в обслуживании абонентам составлял не более 2%, сеть должна обеспечивать возможность одновременного разговора примерно 30% от общего числа абонентов в час пик.

Исходя из этого, 15-станционная сеть без проблем может обслуживать чуть более тысячи абонентов в одном городе, что соответствует 75—80 абонентам на одну БС. А запланированные «УРС» 800 базовых станций — 64 тыс. На практике, например, российских регионов, в начале развертывания сети на одну базовую станцию приходится до тысячи абонентов. И даже сеть «УРС» в Киеве, в которой около 40 БС, обслуживает 48 тыс. абонентов. Однако при этом в часы пик возможны перегрузки сети (норма отказа в обслуживании в этом случае пересматривается до 5%). В общем, даже по самым оптимистическим оценкам, сеть «УРС» при полном развертывании сможет худо-бедно обслуживать 0,8—1 млн. абонентов. А в нынешнем состоянии, когда развернуто, по оценочным данным, около трети от запланированного количества БС, — 200—300 тыс.

Напомним: полмиллиона абонентов «Джинс» набрал за два с половиной месяца, а djuice — за месяц. Если сопоставить недостатки сети «УРС» с достоинствами предлагаемого тарифного плана, то можно предположить, что в течение новогоднего пика продаж компания наберет количество абонентов, достаточное для возникновения перегрузок в ее сети. Выйти на миллионные уровни по абонентам без использования частот 1800 МГц «УРС» не сможет. А частоты эти, по крайней мере в городах, уже все заняты.

Проблемы, которые возникнут при создании сети DCC, — противоположного характера. Компания имеет лицензии только на частоты в диапазоне 1800 МГц. Сеть такой конфигурации будет иметь значительно большую абонентскую емкость, однако потребует в несколько раз большее количество базовых станций. Заявления о том, что современные технологии позволяют развернуть 1800 МГц-сеть с лишь на 15% большими затратами, чем 900 МГц, оставим на совести менеджеров DCC, точнее, на совести тех, кто «продвигал» им свое оборудование. Для сравнения: сеть «Голден Телеком» в Киеве, обслуживающая около 50 тыс. абонентов, включает более 300 БС, и то у нее имеются проблемы с покрытием внутри зданий. Контракты DCC же предусматривают поставку всего 1000 БС на первом этапе. В итоге сеть у компании рискует получиться «дырявой» (у «Голден Телекома» в первый год работы не было покрытия даже во многих киевских низинах).

Это не говоря уж о том, что оператор, разворачивающий свою сеть последним, получит наибольшее количество проблем с частотным согласованием своих БС с коллегами-конкурентами. Напомним также старую мысль, что наибольших успехов оба претендента на звание «третьего национального» добились бы, объединив усилия. Об этом говорят хотя бы принадлежащие каждому из них взаимно дополняющие друг друга частотные диапазоны.

Кажется, что с наибольшим нетерпением третьего оператора ждут абоненты. Ранее они связывали с его появлением перспективу снижения тарифов — результат подозрений о конкурентном сговоре двух основных игроков рынка, «Киевстара» и UMC. Однако ценовая война развязалась, вследствие чего резерв для падения цен заметно сократился. Хотя до требуемых абонентом так называемых европейских цен дело еще не дошло.

Тут нужно пояснить: в понимании обывателя, «европейские тарифы» — это менее десяти центов за минуту. Однако если интереса ради ознакомиться с тарифами европейских мобильных операторов, опубликованными на их интернет-сайтах, можно убедиться, что базовые тарифы там составляют те же 25—40 центов, что и у нас. Другое дело, что в Европе существует гигантское количество тарифных предложений, в которых цена на минуту звонка в отдельных направлениях либо в определенные промежутки времени может составлять несколько центов; имеются даже прецеденты доплаты абонентам за входящие звонки.

Но дешевые предложения есть и у нас — например, эксперимент «Киевстара» по бесплатным звонкам внутри сети djuice (правда, он приводит к хроническим перегрузкам сети и недоступности услуги GPRS, использующей свободные каналы). UMC в ответ неофициально обещал «доплачивать», но, видимо, проблемы с емкостью собственной сети поумерили его пыл. В общем, ведущие операторы в значительной степени использовали маркетинговый и ценовой потенциал рынка. И «третьему» объективно будет сложно придумать предложение, способное ярко выделиться на фоне имеющихся и привлечь достаточное количество абонентов. Он может, конечно, пойти на прямой демпинг. Однако это чревато — как возможностью санкций, так и нарастанием на рынке кризисных явлений.

С призраком обвала мобильные операторы уже столкнулись в начале осени. Тогда упала сеть UMC, и компания была вынуждена в срочном порядке докупать пять коммутаторов на 2 млн. абонентов, потратив на это несколько десятков миллионов долларов. Четыре коммутатора емкостью 2,5 млн. абонентов до нового года планировал докупить «Киевстар». Темпы установки новых базовых станций также составляют несколько десятков в месяц. Инвестиции в мобильных операторов достигают нескольких сот миллионов долларов в год и сравнимы с их доходом. Доходы операторов в пересчете на одного абонента постоянно падают. Вместе с ростом «зависших» сумм (задолженности и инвестиций, сегодня также сравнимых с годовым доходом) падает и их ликвидность.

В результате вполне вероятным выглядит следующий сценарий. В ответ на демпинг со стороны «третьего» (не говоря уж о четвертом) ведущие операторы вынуждены будут также снизить тарифы. Как следствие, резко увеличится приток абонентов — причем, скорее, малоплатящих, чем малоговорящих (абоненты djuice сегодня говорят по нескольку часов в день за копейки). Операторы будут вынуждены резко увеличить затраты на повышение емкости сети, чтобы всех их обслужить. Причем это в большей степени коснется крупных компаний, чем их «младших братьев». Темпы возврата инвестиций при этом будут падать, а сроки пересматриваться в сторону увеличения.

А тем временем рынок мобильной связи вплотную приблизится к насыщению, которое при наших средних доходах может быть достигнуто при мобильном проникновении в 50—70%, то есть уже через полтора-два года. В период насыщения, характеризующийся резким ростом затрат на привлечение новых абонентов и столь же сильным снижением доходности, украинские мобильные операторы вступят с огромными долгами. Эту ситуацию вполне можно будет назвать телекоммуникационным кризисом. И думать о его преодолении нужно уже сегодня.

Как уже писало «ЗН», в европейских странах структура рынка мобильной связи, находящегося там в стадии глубокого насыщения, обычно включает в себя одного-двух доминирующих и двух-четырех небольших операторов. Общие доли групп «третьих» операторов в среднем составляют 20—30%. Причем среди них встречаются как нишевые игроки (пример — наш «Голден Телеком», концентрирующийся на обслуживании городских бизнес-абонентов), так и жертвы мирового телекоммуникационного кризиса. Но есть и полноценные «третьи операторы», занимающие значительную часть рынка. В какую категорию в результате попадет наш третий национальный — увидим.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК