Кадры решают все

19 сентября, 2014, 20:20 Распечатать Выпуск №33, 19 сентября-26 сентября

Как уроки истории могут помочь украинским реформам

"Кадры решают все" — известный афоризм из речи И.Сталина, с которой он выступил 4 мая 1935 г. Там же он произнес и другую свою известную фразу: "Самый ценный капитал — это люди". Несмотря на кровавые события, последовавшие за этими лозунгами, справедливость и точность этих фраз никогда и никем не были оспорены, более того — для Украины они сегодня актуальны как никогда. Без решения кадрового вопроса в сфере управления сдвинуть реформы нашего общества с мертвой точки практически нереально.

Особенность отечественных реформ — дефицит квалифицированных менеджеров. Сегодня Украина оказалась в сложной и во многом парадоксальной ситуации. С одной стороны, количество управленцев разного масштаба в нашей стране даже слишком велико. За последние восемь лет только армия чиновников выросла на 30 тыс. человек и сейчас составляет около 373 тыс. На ее содержание каждый гражданин нашей страны ежегодно тратит 25 тыс. грн — явно слишком много для небогатой Украины. Но это только количественные показатели. Учитывая вред, который нанесла и продолжает наносить стране коррупция чиновников, а также их клановый уклад и круговая порука, проблема армии государственных менеджеров становится главным камнем на шее украинской экономики и жизни общества в целом.

С другой стороны, власть просто не может обойтись без профессионалов на руководящих должностях в государстве. Сегодня Украина находится в очень сложном экономическом положении, выход из которого требует наличия на местах людей с соответствующими знаниями. А в командах бывшей оппозиции явно не хватает специалистов (особенно креативных) в определенных отраслях. Именно поэтому сейчас на повестке дня стоит не столько люстрация, о которой сегодня много говорят, сколько усиленный контроль за действующими чиновниками со стороны политиков и общественности.

Гибридная война России против Украины серьезно притормозила осуществление намеченных президентом и проевропейской коалицией реформ, в том числе и в сфере люстрации, борьбы с коррупцией и смены кадров. В сентябре, правда, этот процесс, похоже, наконец, сдвинулся с мертвой точки.

Штат сотрудников администрации президента Украины будет обновлен на 80%, сообщил в начале сентября заместитель главы АП Дмитрий Шимкив. "Без смены людей мы не сможем изменить систему. С 1 ноября это должна быть совершенно новая администрация", — цитирует Шимкива пресс-служба главы государства. Речь идет об увольнении более 400 сотрудников администрации. Кроме того, Петр Порошенко приступил к замене председателей областных государственных администраций, инициировав, таким образом, процесс смены исполнительной власти на региональном уровне. Однако с точки зрения реальных потребностей общества этого абсолютно недостаточно. "После Майдана очень сильно изменилось общество, но практически не поменялись государственные механизмы и госаппарат, — говорит глава люстрационного комитета Украины Егор Соболев. — В процессе люстрации в Чехии и Грузии, которые кажутся мне самыми удачными и близкими нам примерами, там не только увольняли людей, связанных с прежним режимом, но и заново создали органы власти. Это тот вариант, который мы сейчас предлагаем. Мы должны сформировать новые суды, новую прокуратуру, новую спецслужбу и привести в них как можно больше новых людей, чтобы они создали и поддерживали в стране правосудие, борьбу за национальные интересы и охрану правопорядка".

На практике все оказывается не так просто. Как обычно, в критический для страны момент вдруг выясняется, что у сил, пришедших к власти после падения диктатуры, нет общей программы действий. Попытки срочно ее выработать в условиях коллапса старой системы часто кончаются крахом государства или реваншем "бывших". Именно поэтому необходимо приступить к осуществлению хотя бы тех положений, о которых меньше спорят и у политических союзников есть более-менее общее понимание.

Люстрацией принято пугать, часто ее воспринимают как вариант массовых репрессий. Но речь идет о юридической процедуре, через которую прошли многие страны Европы; она не лишает прошедших через нее жизни, свободы и собственности. Для некоторых отстранение от привычной политической или управленческой работы становится шоком. Но миллионы граждан вполне добровольно не участвуют в политической жизни, и это не мешает им жить. Главное — широкомасштабное оздоровление общества, всех сфер его жизни.

Согласно определению, люстрация (от лат. lustratio — обряд очищения младенца посредством жертвоприношений в Древней Греции и Древнем Риме) — процесс, регламентирующий доступ к государственным должностям для лиц, связанных в прошлом с репрессивным аппаратом либо причастных к режимам, нарушавшим права человека. Согласно идее, процесс люстрации придает легитимность новой власти путем решительного разрыва с практикой старой власти, воспринимающейся как преступная. Первым примером люстрации в послевоенной Европе считается процесс денацификации Германии.

После сокрушения военной машины гитлеровского государства, безоговорочной капитуляции Германии и Потсдамской конференции, главным в деле решения германского вопроса стало осуществление политики "четырех Д": демократизации, денацификации, демилитаризации и декартелизации Германии. Эти мероприятия осуществлялись почти одновременно, но с рядом весомых различий по зонам оккупации. Проблемы ликвидации нацизма, влияния нацистской идеологии, отмены законов Третьего рейха, удаления неноминальных нацистов с общественных должностей, из школ, университетов и т. д. в первые годы оккупации были самыми актуальными.

Пожалуй, наиболее сложный механизм денацификации был создан в английской зоне. Ею занимались как спецотделы военной администрации, так и сформированные из немцев "советы", "жюри" и "комитеты" по денацификации. Каждый взрослый немец должен был заполнить огромную анкету из 133 пунктов. Затем специальные комитеты по денацификации — и британские, и немецкие — работали с анкетами, определяя, к какой из пяти категорий отнести человека, проходившего денацификацию: главных виновников, прямо не виновных, частично виновных, номинальных нацистов или оправданных. Всего ими к 1949 г. были рассмотрены дела более 2 млн человек, из которых 60% было реабилитировано. Общий итог денацификации в английской зоне: 75% подвергшихся проверке отделались денежными штрафами (в обесцененных марках); 20% были отстранены со своих постов и лишь 0,1% признаны виновными. Не менее громоздкой была процедура денацификации и в американской зоне. Там от общественных должностей, торговли и бизнеса было отстранено 16,5% проанкетированных.

В интервью газете "Нью-Йорк Таймс" 6 ноября 1946 г. генерал Л.Клей признался, что закон о денацификации в американской зоне был "в большей степени приспособлен для того, чтобы вернуть как можно большее число людей на занимаемые ими ранее посты, нежели для того, чтобы наказать виновных". Другими словами прагматичные американцы, привлекая бывших членов нацисткой партии к работе и используя их знания, создавали условия для более быстрого восстановления экономики и решения наиболее острых социальных проблем. Более того, большинство из осужденных, отбывших свой срок наказания (или выпущенных досрочно), вновь вернулись в руководство экономикой, в систему государственного управления, образования и юстиции.

Денацификация в советской зоне была проведена предельно жестко, не в последнюю очередь потому, что проводилась под контролем органов НКВД. Многие бывшие члены и функционеры НСДАП подвергались автоматическому аресту и помещению в спецлагеря НКВД (всего их было создано 10), в качестве мест заключения использовались бывшие нацистские лагеря (Бухенвальд, Заксенхаузен) и тюрьмы.

По всей видимости, наряду, конечно, с экономической помощью Запада, результатом разного подхода к денацификации стали и разные скорости развития экономики и гражданского общества в различных зонах Германии, а в последующем в ФРГ и ГДР, на многие годы определив отставание последней от их западных братьев.

Впрочем, за примерами грамотного прагматичного отношения к национальным специалистам и руководящим кадрам в критические периоды истории нам необязательно обращаться к опыту Запада. Многому можно научиться и на нашей богатой кризисами истории. Даже на революции 1917 г. и смене в 1918-м "красногвардейской атаки" на капитал к его осаде через систему "государственного капитализма". Почувствовав невозможность преодоления хаоса без использования экономических рычагов, Ленин в то время выдвигает задачу реорганизации управления, при котором "преимущественное значение приобретает не политика, а экономика".

Переход к созданию государственного аппарата для управления промышленностью заставил большевиков пересмотреть их взгляды и на отношение к буржуазным специалистам. Первоначальное мнение о том, что управленцы будут работать "за зарплату среднего рабочего", не оправдалось. Их стали широко привлекать к социалистическому строительству путем назначения высоких окладов, лучшего материального обеспечения. Наряду с привлечением в сферу государственного строительства и управления промышленностью буржуазных специалистов большевики пытались достичь компромисса с крупными предпринимателями для того, чтобы использовать их опыт в организации народного хозяйства. Новая экономическая политика (НЭП), как известно, буквально в считанные недели возродила экономику лежавшей в руинах страны.

Управлять государством, быстро и грамотно принимать стратегически важные решения во все века считалось скорее искусством, чем навыком. Необходимо не только образование и опыт, но и талант. Во всем мире управляющие элиты создавались десятилетиями, а то и веками. И во многом именно успешностью и грамотностью проведения данного процесса определяется сегодня место в мире тех или иных стран. Украина же традиционно пытается решать вопросы революционными путями. То есть "до основанья, а затем…"

Быть может, пора уже из безнадежных романтиков становиться закаленными прагматиками. Тем более что судьба к Украине далеко не всегда благосклонна. Решать проблему кадров в стране, без сомнения, надо. Причем именно сегодня, не откладывая в долгий ящик. С запятнавшими себя в воровстве, взяточничестве, преступных финансовых схемах необходимо срочно расставаться. Иначе страну может ожидать крах. Но при этом к кадрам надо относиться бережно и очень дифференцировано. Возможно, широко восстанавливая и привлекая старые кадры, массово и зачастую безосновательно и незаконно "потесненные донецкими", а также, возможно, и их предшественниками. Кто-то же должен передавать опыт молодежи. При этом, конечно, просто необходимо победить коррупцию. Решительно и всем миром. Если мы этого не сделаем, то все жертвы напрасны.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 1
  • Александр Захаров Александр Захаров 23 вересня, 07:49 Артем, какие кадры в госслужбе ? Кто пойдет сознательно на эту службу без устойчивого желания брать взятки? Я как-то комментировал выборность начальника таможни: во Львове: "Наталья, я не знаю, как во Львове, зато знаю "за Одессу". 1. при нищей оф.зарплате начальника таможни честный человек сознательно из бизнеса никогда не пойдет на эту должность. Только для "решалова". 2. Иметь более 1000 подчиненных на 30 постах, которые также работают за еще более нищую зарплату и приговорены системой ежедневно "щипать" всё что мимо проходит. 3. Им надо обеспечить форму, проезд на "выселки", связь, канцелярию, а этого ничего нет. 4. Их надо убеждать честно работать, хотя совершенно непонятно, как это честно работать в такой системе. 5. За них надо отвечать перед толпами проверяющих. 6. Отбиваться надо будет от киевских нахлебников всех мастей, которые будут ставить свои "планы по инкассации", а вполне вероятно, что и местные "решалы" появятся со своими планами 7. Постоянно испытывать сумасшедшее давление из Киева по выполнению плана сбора оф. платежей и выполнению немысленного кол-ва незаконных требований... И все это за гордое звание "начальника таможни"!? И иметь 100% возможность вылететь в 2 секунды без права на помилование... Вся эта выборность так, как Вы это описываете - профанация ! Пока не изменится вся система таможенной работы, этой профанацией бесполезно заниматься. Я сегодня неск.часов работал с англ. таможенным офицером из ЕУБАМ. И за последние пол-года регулярно беседовал с уже 5-ю начальниками южной таможни Украины. Разница огроменная! Знать четко выписанную ответственность, понимать за что тебе платят хорошие деньги (так чтобы даже мысли о "решалове" не было речи), гордиться своей работой и гордиться взятой на себя ответственностью или сидеть с затравленными глазами и ежеминутно твердить про себя: "А на кой я за это взялся, блин, что делать ? Я не хочу быть Григорьевым, Удавом или Бойченко, а как же выжить по другому" - разница величиной в жизнь между нашим и англ. таможенным начальником. Систему менять надо. И срочно ! Хватит ли у Макаренко умения убеждать и настойчивости убедить правительство в необходимости срочно и кардинально менять таможенную систему ? А, главное, понимает ли он, как менять, как резать нынешнюю систему и строить совершенно новую ? Причем, строить ему надо в одиночку, т.к. из старой с-мы и близко никого нельзя подпускать. Я пока не уверен, что у него есть план... Рад буду, если ошибаюсь. согласен 0 не согласен 0 Ответить Цитировать СпасибоПожаловаться
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно