«Инвестиционный климат»: кто платит, тот и заказывает

20 октября, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 40, 20 октября-27 октября 2006г.
Отправить
Отправить

Понятие «инвестиционный климат» — неотъемлемая составляющая демократической риторики в постсоветских странах...

Понятие «инвестиционный климат» — неотъемлемая составляющая демократической риторики в постсоветских странах. Да, без привлечения инвестиций трудно представить себе успешную экономику какой-либо страны. Любая крупная корпорация, выходя на рынок других стран, пытается обрести для своих инвестиций защиту на высшем государственном уровне. В конце концов, лоббизм не запрещен, считается цивилизованным инструментом достижения бизнесменами и политиками своих целей, а во многих странах даже регулируется законодательно. С той целью, чтобы лоббисты не нарушали законы.

Однако бывает, что инвесторы из тех или иных стран требуют к себе «особого отношения». В результате иногда от них приходится спасаться. За последнее десятилетие ряд европейских компаний, имеющих на родине безупречную деловую репутацию, не раз демонстрировали «особые» правила игры на рынках тех стран, в экономику которых делались инвестиции. Не стала исключением и Украина.

Так, уже более десяти лет тянется судебное разбирательство между Украиной и норвежской компанией «Норск Гидро». В 1995 году эта фирма стала акционером ООО «Трансинвестсервис», проводившего реконструкцию отдельных частей порта Южный под Одессой. В апреле 1996 года между акционерами ООО, в частности «Норск Гидро», и Фондом госимущества Украины (ФГИУ) было подписано Соглашение владельцев — обобщающий договор, призванный обеспечить исполнение ранее подписанных соглашений. Как выяснилось позже, ФГИУ, в лице своих представителей, не подписывал данное соглашение, а только завизировал его с целью дальнейшего формального утверждения главой Фонда. И в законную силу этот документ так и не вступил. Тем не менее три года спустя компания «Норск Гидро» подала иск в Стокгольмский арбитраж с требованием восстановления своего права собственности, которого компания, по ее словам, была лишена в результате нарушения украинской стороной условий Соглашения владельцев от 1996 года.

В марте 2000 года этот суд вынес в пользу «Норск Гидро» решение о взыскании около 20 млн. долл. с государства Украина в лице ФГИУ. При этом ни представители ФГИУ, ни представители государства Украина не принимали участия в данном арбитражном процессе. Все решения принимались в отсутствие ответчиков.

С 2002-го по 2004 год компания «Норск Гидро» активно добивалась исполнения данного решения. Делалось это путем наложения ареста на украинские активы, например, на счета посольств в нескольких европейских странах. Так, в мае 2002 года норвежская компания добилась решения суда магистрата в Амстердаме о временном наложении ареста на банковские счета Посольства Украины в Гааге. В сентябре того же года Украина инициировала судебный процесс в суде первой инстанции в Амстердаме по снятию этого ареста. Позже, правда, голландский советник «Норск Гидро» добровольно снял арест. Аналогичные попытки арестовать счета Минфина Украины имели место в Лондоне. Британский суд уже дал было право «Норск Гидро» применять меры принудительного исполнения стокгольмского решения, но Украина подала ходатайство об отмене постановления. И в октябре 2002 года оно было удовлетворено.

Та же история повторилась во Франции и Бельгии, где были арестованы счета украинских дипломатических служб в Париже и Брюсселе. Впоследствии во Франции арест на украинское имущество также был снят. В Бельгии же началось судебное производство по отмене ареста…

Чтобы пресечь дальнейшие попытки «Норск Гидро» наложить арест на украинское имущество в зарубежных странах, Украина обжаловала решение, принятое Стокгольмским арбитражным судом, в Окружном суде Стокгольма. В настоящее время дело готовится к рассмотрению в Апелляционном суде Швеции, и государство предпринимает все возможные меры для того, чтобы вынесенное решение наконец расставило все точки над «i».

Еще свежи в памяти аресты украинских самолетов, судов и счетов посольств по иску кипрской компании TMR Energy. Фирма инвестировала в Лисичанский НПЗ путем создания СП. Затем Лисичанский НПЗ был реорганизован, и его контрольный пакет купила российская ТНК. TMR подала в Стокгольмский арбитраж иск о том, что ее интересы в Лисичанском НПЗ не были учтены. Истцом по иску выступило государство. Стокгольмский арбитраж принял в пользу инвестора решение, согласно которому Украина должна компании несколько десятков миллионов долларов.

TMR также пошла по пути арестов государственной собственности за рубежом. Сначала были арестованы два самолета «Руслан», принадлежавшие государственной компании АНТК им.Антонова, затем на короткое время — украинский теплоход и счета украинского посольства в Тель-Авиве и, наконец, самолет «Украинской авиационно-транспортной компании». Лишь значительными усилиями государства и адвокатов данную собственность удалось освободить из-под ареста.

Претензии к государству есть и у другого крупного инвестора — норвежской Telenor. Компания, в частности, является акционером ЗАО «Киевстар», крупнейшего украинского мобильного оператора. В былые времена Telenor удалось добиться значительных преференций для своего украинского бизнеса. Так, устав «Киевстара» содержал ряд положений, не соответствующих не только украинскому законодательству, но и здравому смыслу. Например, предлагать кандидатуру руководителя компании имел право только один акционер — Telenor. Члены совета директоров обязывались поддержать эту кандидатуру…

Трудно представить себе, что в какой-либо другой компании на такое согласились бы другие акционеры. Здесь выбирать не приходилось: так в свое время понималось «создание инвестиционной привлекательности».

Когда второй крупный акционер «Киевстара» попытался в судебном порядке добиться изменения устава, в ход пошли методы, которыми Telenor вряд ли осмелился бы воспользоваться в демократической Норвегии. Компания рассылала открытые письма всем ветвям власти, в которых заявляла о том, что если суд примет решение не в ее пользу, это негативно скажется на «инвестиционном климате». Госчиновники высокого ранга ни с того ни с сего начинали слово в слово повторять заявления Telenor и открытым текстом выражать надежду, что суд примет решение в пользу норвежцев. На последнее заседание в этой тяжбе в Верховном суде 3 октября пришел даже посол Норвегии, в качестве, так сказать, моральной поддержки. Впрочем, это не помешало судьям констатировать тот факт, который был и так очевиден — что устав «Киевстара» необходимо привести в соответствие с законодательством.

Впрочем, Telenor делать это не спешит. Два дня назад компания презентовала общественности проект изменений в устав «Киевстара». Норвежцы по-прежнему намерены сохранить большинство в совете директоров компании, апеллируя к соглашению акционеров, которым это предусмотрено. Чтобы привести в соответствие с Законом Украины «О хозяйственных обществах» формулировку устава о том, что совет директоров состоит из акционеров (на данный момент из двух членов — Telenor и «Сторма»), Telenor готов создать четыре дочерних компании, каждой из которых передаст по одной акции компании. Предполагается, что подобным образом поступит и другой совладелец, и, таким образом, акционеров у «Киевстара» станет девять.

Норвежцы уже предлагали такое решение в мае, когда еще действовало прошлое решение ВХСУ, однако другой акционер «Киевстара» — «Сторм» — с этим не согласился. Зато Telenor готов внести в устав оператора изменение об избрании президента компании простым большинством голосов.

А вот судьям Высшего хозяйственного суда Украины не повезло. Генпрокуратура сейчас выясняет, что мотивировало их принять 27 июня 2006 года «заведомо неправосудное» решение об отмене решения этого же суда от 22 декабря (как раз о приведении устава «Киевстара» в соответствие). Возбуждение уголовного дела против судей такого ранга юридическая общественность уже назвала беспрецедентным. Появилась надежда на декоррупциализацию отечественной судебной системы…

Украина — далеко не единственная страна, где Telenor обвиняют в попытках установить свой собственный «инвестиционный климат». Совсем недавно скандальная ситуация сложилась в Сербии, где Telenor за 1,9 млрд. долл. приобрел у государства 70% местного оператора Mobi63. Поскольку в конкурсе на приобретение этого актива принимали участие многие другие известные компании, сербские СМИ не раз обвиняли норвежцев в давлении на государство с целью положительного решения этого вопроса.

Несколько недель назад Министерство торговли Таиланда возбудило расследование в отношении компании Telenor по подозрению в использовании незаконных ходов при покупке акций оператора связи DTAC. По закону иностранные акционеры не могут владеть более 49% акций местных телекоммуникационных компаний. В то же время Telenor владеет 33% DTAC напрямую и еще более 40% контролирует опосредованно, через United Communications Industry. И, таким образом, искусственно занижает свою долю в таиландском мобильном операторе.

Большой интерес для Telenor представляет и Россия: здесь норвежская компания также давит на власти для ускорения выдачи разрешения на увеличение своего акционерного пакета в «Вымпелкоме», разными способами пытаясь воздействовать через народных депутатов — например, Шамиля Султанова. И даже через министра связи Леонида Реймана, который открыто комментирует действия Telenor как «позитивные намерения».

И действует такими методами не один Telenor. Вспомним, как в позапрошлом году в последний момент был отменен конкурс по продаже «Укртелекома» — только потому, что его условия не понравились российской «Системе». А ведь если бы госоператора продали тогда, не оказался бы он сейчас в финансовом кризисе… Вспомним недавний скандал с отменой тендера на строительство нового саркофага в Чернобыле — тоже в результате того, что один из его участников, мягко говоря, перегнул палку в защите своих интересов… Список сей можно продолжать бесконечно, и не только в Украине.

Конечно же, интересы тех, кто готов вкладывать деньги в развитие бизнеса, должны быть защищены. Прежде всего законодательством.

«Инвестиционный климат — это среда, в которой работает капитал, и частью этой среды является законодательство. Говорить о том, что «инвестиционный климат» — это среда прежде всего благоприятная для западных инвесторов, как это зачастую понимается ими самими, нельзя, — считает известный украинский адвокат Михаил Ильяшев. — Закон должен быть одинаков для всех, а задача государства — обеспечить такую нормативную базу, которая позволит любому инвестору из любой страны быть уверенным в сохранности и приумножении своих капиталов, естественно, при условии, что инвестор действует в рамках закона. Выполнение государством именно этой задачи обеспечит приток иностранных инвестиций».

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК