Бумажные ограничения

11 мая, 16:47 Распечатать

Иностранные агрокомпании в перипетиях земельной реформы.

В отношении роли иностранцев в готовящемся запуске земельного рынка в Украине просматриваются существенные противоречия. С одной стороны, необходимость перехода к свободной купле-продаже сельхозземель нынешние власти мотивируют притоком в страну крупных вложений, на которые ныне способен только иностранный капитал. С другой стороны, в развернувшихся дискуссиях о будущем обороте сельхозземли (как на политическом, так и на общественном уровнях) отношение к иностранцам в плане приобретения ними сельзозземли в собственность весьма неоднозначно. Отечественные землепользователи, прежде всего латифундисты, которые в своем обогащении и накоплении непомерных земельных банков по полной используют иностранный капитал, применяя разнообразные формы его привлечения — от создания совместных предприятий, использования офшоров до заимствований на торгах международных торговых бирж, в преддверии запуска земельного рынка взялись рьяно защищать землю от своих партнеров.

В законодательном порядке

Украинский парламент в отношении земельной реформы демонстрирует активность, не только постоянно продлевая мораторий на куплю-продажу земли, но и рассматривая разнообразные законодательные инициативы. Большинство из предлагаемых "земельных" законопроектов как минимум демонстрируют пристальное внимание к участию иностранцев в предполагаемом рынке и как максимум предлагают для них существенные ограничения. К примеру, уже первые поступившие законопроекты №5535 и №5535-1 продемонстрировали четкие подходы к решению деликатного вопроса. Первый из названных законопроектов предлагает отсрочить право приобретения в собственность сельхозземли иностранцами до 2030 г. При этом не накладывая ограничений на приобретение сельхозземель предприятиями, которые или принадлежат иностранным гражданам, или контролируются ими. Авторы альтернативного законопроекта идут в плане ограничений дальше, предлагая, чтобы предприятия, где более 49% активов прямо или косвенно принадлежат иностранцам, вообще не имели права приобретать сельхозземли в Украине.

Разработчики большинства законопроектов — от депутатских до правительственного, а с недавних пор и президентского, если и допускают иностранцев к будущему процессу приобретения сельхозземель в собственность, то предлагают таким желающим подождать, пристроившись где-то в конце длинной, давно выстроившейся очереди. Ибо сначала торги предлагается производить между украинцами, а уже потом, на втором этапе, к процессу будут допущены иностранцы. Если чем и отличаются между собой большинство законопроектов, то только длительностью таких отсрочек. Естественно, возникает вопрос: почему наши власти, не прекращая униженно выпрашивать иностранные инвестиции, вознеся эти поступления в ранг панацеи от всех неурядиц, по вполне конкретному вопросу предлагают, по существу, повременить, отсрочить такие поступления? Ответы на такие вопросы подготовлены и продуманы. Все это, дескать, делается для всеобщего блага. Первыми получить шанс для приобретения земли должны граждане Украины. Вот только о чьих интересах на самом деле пекутся доброхоты? И для каких, собственно, украинцев готовится такая решительная защита? Для селян-паевиков, которых лишили права пользоваться своими паями, а теперь манят перспективой предстоящих торгов, чтобы оставить большинство их и без денег, и без земли? Или речь идет о привилегиях для весьма ограниченного контингента — крупных землепользователей? Тех, которые очень неплохо чувствуют себя на задешево арендованных у селян землях, и кто в отсутствии конкуренции с иностранным капиталом получит возможность за бесценок скупить земли? И не только участки, принадлежащие селянам-паевикам, но и коммунальные, и государственные сельхозугодья, обобрав таким образом и сельские громады, и государство в целом. 

Что иностранный капитал занимает довольно прочные позиции в украинском агропроме, давно не является секретом. Кроме прямого участия в бизнесе с использованием арендованных земель зарубежный капитал занимает прочные позиции и в обеспечении сервисных и транспортно-логистических услуг. Особенно много трейдерских компаний, занимающихся выгодным и высокодоходным бизнесом, в наших морских портах. Естественно, суда, развозящие выращенное в Украине агросырье по всему миру, — тоже иностранные. Если к этому добавить, что иностранные структуры участвуют в производстве и снабжении нашего агропрома сельхозтехникой, средствами защиты растений и даже в значительной части семенами для посева, то станут понятны масштабы такой зависимости.

Под контролем иностранного капитала

В мире просматривается тенденция, когда одобрение взаимовыгодного международного сотрудничества в такой важной и чувствительной отрасли как сельское хозяйство сочетается с критическим отношением к все более распространяемой практике, когда иностранные компании устанавливают контроль над сельхозугодиями соседних и не только соседних стран, пребывающих не в лучшем экономическом состоянии. Ряд международных организаций изучают динамику землепользования, отслеживая происходящие процессы. Согласно проводимому мониторингу, Украина давно входит в десятку стран по количеству сельхозземель, пребывающих под контролем иностранного капитала. Причем масштабы такого рода проникновения возрастают, особенно в последние годы. Если исследования Оклендского университета (Новая Зеландия), проводимые в 2014 г. определили контролируемое иностранцами в объеме 1,6 млн га, то через два года исследование независимой международной инициативы по мониторингу земли Labd Matrix Initianive, партнером которой выступил Национальный экологический центр Украины, засвидетельствовали, что объемы таких земель в нашей стране возросли до 2,4 млн га. Показательно, что преобладающее количество этих земель (около 2 млн га) контролируют всего семь компаний с преобладанием иностранного капитала. Наибольшая из них NCH Capital (США) с 1993 г. вкладывает средства в обработку более 400 тыс. га арендованной у украинских селян земли. Деятельность большинства таких компаний, которые давно работают в системе сложившихся арендных отношений, мало чем отличается от отечественных. 

Модель сырьевого земледелия широко распространена в Украине. Она закреплена в знаковых фигурах крупнейших латифундий, десяток которых обрабатывает 15% сельхозземель страны. С учетом агрохолдингов средней руки и осуществляемых ими закупок агросырья на экспорт у средних и мелких сельхозпроизводителей объем производимого ими агросырья составляет, по ряду оценок, большую часть растениеводческой продукции. Для этого необходим постоянный рост земельных банков. Сельхозземля под воздействием агрохолдингов ускоряет оборот, не считаясь с мораториями. И движется она отнюдь не мелкими участками, пригодными для создания или расширения фермерских хозяйств или семейных ферм. И тем более не от неудачных хозяев к более рачительным. Запущенная машина корпоративных торгов, замораживая оборот земли между средними и мелкими сельхозпроизводителями, открывает неограниченные возможности для расширения и так крупных агрокомпаний. Тут нет препятствий. Если агрохолдингу не хватает свободных для аренды земельных участков, поглощаются сельхозтоварищества или фермерские хозяйства средней руки. Доходит до того, что в последнее время поглощаются уже не только мелкие и средние сельхозтоварищества, но и агрокомпании с объемами землепользования в несколько десятков тысяч га. Такие подходы создают все больше угроз для местных громад, которые теряют как доходы, так и перспективы развития. Ведь монокультурная экономика, вне зависимости от того, кто ее проводит — отечественные или иностранные компании, выгодна не для всех.

Инвестиции в сырьевой агробизнес, ограничивающийся растениеводством, очень привлекательны для инвесторов. Поскольку не требуют крупных капитальных вложений с длительным сроком окупаемости, как, например, в животноводство. Внесенные оборотные средства в начале года дают отдачу в виде прибыли уже в середине или в конце сельхозсезона. Другое дело, что такой подход, сочетаемый с игнорированием всех отраслей, кроме растениеводства, как и интересов местных громад, приводит к получению весьма скромной добавленной стоимости и ведет к упадку агроэкономики. Тем не менее латифундии растут, для этого появляются все новые возможности. После нашумевшей истории с банкротством агрохолдинга "Мрия", после чего украинский менеджмент был заменен, и структурой стал управлять союз кредиторов, состоящий в основном из иностранцев, стало ясно, что подобное может произойти со многими украинскими землепользователями, особенно охотно пользующимися иностранными кредитами. 

Эксперты В.Иноземцев и Д.Некрасов, комментируя исследования, проведенные по заказу Украинского института будущего, приводят убедительные примеры разрыва в эффективности агропрома в странах в зависимости от того, сосредоточены ли они на выращивании и экспорте агросырья или производят более маржинальную продукцию. Если в Украине (взят довольно урожайный 2016 г.) добавочная стоимость растениеводства в расчете на 1 га составила 296 долл., то в Литве, Польше и Франции эти показатели составили, соответственно, 1016, 1650, 2370 долл. В процентах эта разница еще показательнее: 100, 320, 740, 800%.

Утвердившиеся в ныне действующей арендной системе землепользования с ориентацией на производство и экспорт агросырья, как и явно проявляющиеся намерения сохранить и даже укрепить ее после запуска земельного рынка, являются не только нынешней бедой, но и угрозой будущему. Ученый из Германии, доктор наук К.Нольте, хорошо знающий "плюсы" и "минусы" разных моделей землепользования, обращает внимание на тенденцию последних лет, когда под контроль инвесторов, и не только отечественных, "попадает все больше сельхозземель", и этот ресурс используется "для выращивания монокультур". В Украине, полагает ученый, этот процесс может принять "все более угрожающий характер для местных громад".

Для таких опасений есть основания. Многие специфические проблемы селян-паевиков, в том числе повышение их роли в процессе реформирования, не решаются из-за того, что эта наибольшая категория отечественных аграриев (не без участия властей и более влиятельных партнеров) поныне остается не организованной, не нацеленной на защиту своих интересов. Те, кто арендует у селян-паевиков землю, нередко навязывая свои волю и правила, используют целый набор представительских органов (ассоциаций, союзов, конфедераций), в то время как более чем 6 млн собственников земли вынуждены обходиться чем-то вроде приставного стула в Ассоциации фермеров и частных землевладельцев. Но в последнее время сдвиги просматриваются. Активность этой категории селян, опасающихся остаться и без земли, и без работы, возрастает, в том числе в судах. Уже есть примеры, когда селяне отсуживают право самостоятельно распоряжаться паями де-юре принадлежащих им, а де-факто — зачастую используемых кому и как заблагорассудится (подробнее об этом идет речь в статье "Как, наконец, получить давно обещанный земельный пай", ZN.UA от 26.01.2018 г.).

Окончательное решение земельного вопроса, который затрагивает отнюдь не только интересы аграриев, как никогда требует совместных действий. Селяне-паевики и целые сельские громады, испытывающие все большее давление, остро нуждаются в помощи, особенно в юридической, спрос на которую не могут удовлетворить отдельные честные незаангажированные юристы. Масштабную проблему можно решить только такими же масштабными действиями. Это, наверное, тот случай, когда обществу необходимо применить надежное испытанное оружие — волонтерство. Это представляется необходимым в решающее время предполагаемого запуска земельного рынка а также потому, что официально формируемые комиссии по борьбе с рейдерским захватами земли и собственности аграриев в ряде случаев осуществляют давление не так на злоумышленников, как на селян-паевиков, вознамерившихся защищать право распоряжаться находящихся в их собственности земли, и на их партнеров.

Сырьевая агроэкономика, тем более основанная на выращивании всего нескольких сельхозкультур, на массивах, включающих целые сельские районы, независимо от того, кто ведет такой агробизнес (отечественные или иностранные компании), в одинаковой мере неэффективна для местных громад и государства из-за низкой добавочной стоимости производимого и опасна для земли, которая истощается.

***

Объемы реализуемой на рынке сельхозземли, как и условия ее продажи, будут иметь решающее значение в отношении того, к какой модели хозяйствования будет продвигаться агросектор после отмены моратория. Одно дело, если сельхозземля будет выставляться на торги отдельными участками и полями, которые будут неинтересны ни отечественным, ни иностранным агрокомпаниям, и которые смогут (при соответствующей поддержке) купить селяне для создания или расширения семейных ферм или трудовых фермерских хозяйств. Процесс, в таком случае, будет направлен на развитие среднего и малого агробизнеса, ориентированного на внутренний рынок. Зато экспортироваться будет в основном не агросырье, а продовольствие с более высокой добавочной стоимостью. 

Если же под маркой защиты от иностранцев будут созданы лазейки, позволяющие сконсолидировать задешево скупленные площади и сформировать объемы землепользования, соизмеримые с земельными банками ныне действующих латифундий, то ценнейший ресурс, провозглашенный Конституцией Украины как всенародное достояние, пойдет по рукам, в том числе и иностранным. И такому движению никакие ограничения, тем более временные, не помешают.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно