Законодательно-аграрный пасьянс

2 сентября, 2016, 22:00 Распечатать Выпуск №31, 3 сентября-9 сентября

Локомотив отечественной экономики, которым признали агропромышленную отрасль, со случайными машинистами и испорченными законодательными семафорами съезжает в тупик. Как удержать его на литерном пути? Об этом дискутируем с известным экспертом по аграрным вопросам, народным депутатом двух каденций, автором и соавтором более сотни профильных законов Олегом Юхновским.

Олег Юхновский

 Каждый новый министр мнит себя неким аграрным Архимедом. Точка опоры — плодородная земля — дарована самим Богом. Стоит только поднапрячься: не силой, а умом, и играючи перевернешь сельское хозяйство вверх дном.

Один считал спасением умирающей сельской местности программу "Родное село", носясь с ней, как с писаной торбой. Правда, до государственной она так и не вызрела, а без бюджетного финансирования съежилась до инициативы одного человека. Сменщик зациклился на Аграрном кодексе, на разработку которого не хватило времени... Третий с толковым консорциумом — ведущими международными и местными экспертами — на средства налогоплательщиков Евросоюза почти год выписывал "Единую комплексную стратегию и план действий по развитию сельского хозяйства и сельских территорий в Украине на 2015–2020 годы". Ее победное шествие финишировало довольно быстро: заслушали на заседании профильного комитета Верховной Рады и "приняли к сведению". А ровно через месяц после назначения новый министр выстрелил скороспелую стратегию с математическим уклоном — "3+5".

Какой будет сумма? Кто знает! Вероятно, полный ноль. Потому что аграрные концепции, стратегии, инициативы с начинаниями, рожденные на столичном асфальте, в конце концов, должны трансформироваться в Государственную целевую программу развития аграрного сектора экономики на период до 2020 г., поскольку действие предыдущей закончилось в прошлом году. Однако ни в апреле, как того требовало правительственное распоряжение, ни через четыре месяца руководства свежего главы МинАП программу не разработали и не подали в Кабмин.

Из-за отсутствия бюджетных средств на развитие отрасли "стратеги" готовы принести действующий Закон "О государственной поддержке сельского хозяйства Украины" в жертву беззубому "О стимулировании развития агропромышленного комплекса Украины", из которого государство вообще убрали как якорного финансового помощника.

Локомотив отечественной экономики, которым признали агропромышленную отрасль, со случайными машинистами и испорченными законодательными семафорами съезжает в тупик. Как удержать его на литерном пути? С помощью идеологии, формируемой аграрными стратегами? Какими инструментарием и механизмами они будут реализовывать ее? Об этом дискутируем с известным экспертом по аграрным вопросам, народным депутатом двух каденций, автором и соавтором более сотни профильных законов Олегом ЮХНОВСКИМ, ныне — председателем комитета предпринимателей АПК Торгово-промышленной палаты Украины.

— Читаешь эти надуманные концепции, стратегии, а перед глазами — единственная действующая на сегодняшний день Стратегия развития аграрного сектора экономики на период до 2020 г., освященная распоряжением №806-р от 17 октября 2013 г. премьера Николая Азарова.

В разделе "Механизм реализации Стратегии" говорится: "Стратегия будет реализовываться путем разработки, принятия и выполнения Государственной программы развития аграрного сектора экономики на период до 2020 года...". 

Итак, есть план ко двору и, как говорил классик, "лопату в руки — и не скиглиты".

Конечно, после Майдана новое правительство могло бы обрубить швартовые, следуя примеру заслуженного "капустовода" — "да пашли вы все...", отменить распоряжение №806-р "папередника" и принять новую стратегию. Разумную... Если считали старую ничтожной (а она не такая уж и глупая!). Но этого не сделали!

— Поэтому законопослушному преемнику премьеру Арсению Яценюку ничего не оставалось, как 30 декабря 2015 г. подписать распоряжение №1437-р "Об одобрении Концепции Государственной целевой программы развития аграрного сектора экономики на период до 2020 года" из-за истечения срока действия аналогичной программы.

В принятой концепции есть следующее предписание: "2. Министерству аграрной политики и продовольствия совместно с заинтересованными центральными органами исполнительной власти разработать и подать в четырехмесячный срок Кабинету министров Украины проект Государственной целевой программы развития аграрного сектора экономики на период до 2020 года". Конкретизированной, разбитой на два этапа, с четким перечнем задач и мер, объемом материально-технических и трудовых ресурсов... Но прошло уже дважды по четыре месяца, а программы до сих пор нет.

Зато есть стратегия министра Тараса Кутового из двух слагаемых и десяти слайдов. Анализировать ее — пустая трата времени. Важен сам факт появления "арифметического" замысла — вскоре после презентации "Единой комплексной стратегии и плана действий развития сельского хозяйства и сельских территорий в Украине на 2015–2020 годы" министра Алексея Павленко. Представляли ее на заседании парламентского профильного комитета под председательством Кутового.

К написанию этой аналитической работы, профинансированной за счет европейского сообщества, привлекли, кроме нашей, зарубежную экспертную среду. И нынешний глава МинАП своими провозглашенными "3+5" жестко приземлил их, дав понять, что работали они на корзину. Никакого продолжения и реализации написанного не будет! Это — наглядный пример "исповедования" представителем украинской элиты основных принципов формирования европейской политики: прозрачность, ответственность и предсказуемость.

Таким "оригинальным" образом Тарас Кутовой, по сути, отвернулся не только от предшественника, но и от интеллектуальных и финансовых доноров, которых Алексею Павленко удалось сплотить за два года пребывания на посту аграрного министра. Восстановить эти связи и диалог будет непросто. Поскольку европейцы не привыкли переводить средства налогоплательщиков на макулатуру. Да и, собственно, на базе чего продолжать сотрудничество? Аморфных "3+5"?..

— Самое обидное, что новоиспеченный министр — не чужой в аграрной политике. В предыдущем созыве ВР — первый заместитель главы профильного комитета Григория Калетника, в нынешнем — два года возглавлял его. И именно на базе комитета, имея большие законодательные полномочия и возможности, чем министр, Кутовой мог бы активнее влиять на процессы в АПК. И, наконец, заблаговременно концептуально выстроить и письменно оформить свое видение реформирования отрасли, если даже в мыслях видел себя в министерском кресле... А не смешить детской арифметикой!

— Поэтому вполне дипломатичным и логичным шагом в этой ситуации считал бы не отторжение, а лояльное принятие Кутовым стратегии Павленко. Разумеется, со своими замечаниями, мотивированным обоснованием и классификацией как первоочередных задач, так и долгосрочных. А выбирать есть из чего: 225 страниц качественного текста, с учетом европейских основоположных принципов, подходов и терминологии (за исключением отдельных разделов, от которых явно несет нафталином и лоббизмом отдельных бизнес-групп).

Большую часть стратегии целесообразно использовать для оперативной разработки и принятия Государственной целевой программы развития аграрного сектора экономики на период до 2020 г. Отдельные же приоритеты, такие, как институциональная реформа в Минагрополитики, должны реализовываться уже сегодня. Поскольку без модернизации ведомства, пересмотра его функций и региональных подразделений о качественных изменениях в государственной агрополитике говорить не приходится.

Можно пойти еще дальше: попросить Алексея Павленко с Владиславой Рутицкой продолжить работу над стратегией. Прописать сценарий на длительный период, 10–15 лет, который охватывал бы всю имплементацию соглашения о ЗСТ с ЕС, содержал бы обязательные предложения по изменениям в ней с учетом просчетов переговорщиков и интересов аграриев. Это стоило сделать хотя бы из элементарного уважения к предыдущей министерской команде Павленко и опыту их работы по реализации Соглашения с Евросоюзом.

Вообще-то "мода" на аграрные стратегии появилась в 2006г., в коалиционном соглашении оранжевого правительства. Именно на базе аграрного блока в нем впоследствии разработали государственную программу поддержки развития сельского хозяйства до 2015 г. Этот документ был выписан настолько удачно, что из него политические партии, начиная с правых, левых и заканчивая регионалами, целые куски растащили по своим партийным программам. А каждый "квотированный" аграрный министр считал делом чести иметь обязательный атрибут — стратегию со своим, "уникальным", видением развития сельского хозяйства Украины.

— И как антипод — коалиционное соглашение 2014 г. Изложенная на двух страницах "Реформа сельского хозяйства" предполагала, среди прочего, введение с
1 января 2016 г. рынка земель сельскохозяйственного назначения, разработку к этой дате новой системы налогообложения сельскохозяй
ственных товаропроизводителей, приватизацию до конца 2016-го всех госпредприятий, подчиненных Минагрополитики, ликвидацию УААН и приватизацию имущества, находившегося в ее пользовании...

— Что из приведенного перечня реализовано? Ничего!

Тарас Кутовой раздает уже новые обещания и предлагает выделить малым и средним сельхозпредприятиям, занимающимся переработкой агропродукции, оставляя в Украине добавленную стоимость, сумму, эквивалентную 1% валового производства продукции АПК. По его расчетам, финансовая поддержка составит около
5 млрд грн. Душа нараспашку! При этом министр, видимо, подзабыл, что Украина в рамках ВТО взяла на себя обязательства, ограничив прямые дотации суммой в 3 млрд грн?

Во-первых, если внутренний валовой продукт с сегодняшних 255 млрд грн (по данным Госстата в ценах 2010 г.) будет расти, то, соответственно, предлагаемый процент повлечет за собой нарушение международных обязательств. И, во-вторых, не надо забывать, что почти половину в этом проценте занимает валовая продукция личных крестьянских хозяйств. Сразу возникает вопрос: а как между ними делить эту сумму?

Этот 1%, воспетый как спасение сельхозпроизводства, вызвал у меня ощущение дежавю, вернул в 2001г., в Закон "О стимулировании развития сельского хозяйства на период 2001–2004 годов". Тот документ — отражение тогдашнего восприятия функционирования отечественного аграрного сектора Украины, видение путей решения многих проблем определенной частью депутатов.

Набор пожеланий и деклараций! Скажем, норма, обязывающая производителей табачных изделий довести содержание отечественного сырья в них до 10%, обеспечив таким образом поддержку развития отдельной отрасли. Есть в этом законе и о процентах из государственного бюджета на финансирование развития сельского хозяйства. Правда, речь шла не об 1%, а о 5%!

Понадобились долгих четыре года дискуссий, уговоров, потерянных нервов и здоровья, чтобы в 2004-м парламент наконец-то поддержал и принял Закон "О государственной поддержке сельского хозяйства Украины", который был альтернативой этому набору абсолютно популистских деклараций.

В нем, с учетом мирового опыта, более или менее структурирована господдержка АПК, предложен новый рыночный инструментарий. В частности удешевление кредитов, изменение налоговой системы, система госдотаций, страхование рисков, деятельность государственного специализированного бюджетного учреждения Аграрный фонд как государственного регулятора на рынке, проведение им финансово-товарных интервенций...

Закон с некоторыми изменениями действовал в течение 11 лет. Не все его нормы были задействованы полностью: и из-за ограниченности государственного бюджета, и из-за откровенного игнорирования правительствами его положений.

Понятно, что за это время в Украине трансформировался аграрный сектор, изменились экономические условия. Эволюционировала и Совместная аграрная политика ЕС с акцентами на конкурентное производство, поддержку органического производства, развитие сельских территорий, рациональное природопользование. Именно с учетом этих тенденций необходимо совершенствовать и обновлять действующий Закон "О государственной поддержке сельского хозяйства Украины".

Минагрополитики и продовольствия избрало "радикальный" путь и разработало новую редакцию проекта Закона Украины "О государственной поддержке сельского хозяйства Украины", одобренную 7 сентября 2015 г. на правительственном комитете по вопросам экономического развития и европейской интеграции. Позже название заменили на "О стимулировании развития агропромышленного комплекса Украины".

Почему в проекте убрали "О государственной поддержке..."? Да потому, что роль государства в нем сведена к нулю, как и размыты собственно приоритеты. Как и Законом "О стимулировании развития сельского хозяйства на период 2001–2004 годов", государство и в дальнейшем будет "стимулировать, расширять, углублять, повышать..."

Итак, о прямых бюджетных дотациях можно забыть — их намерены ликвидировать. И это под громкие заявления о необходимости отказаться от налоговых преференций для аграриев и заменить их прямой государственной поддержкой. Из целого ряда видов финансовой поддержки для сельскохозяйственных производителей, предусмотренных в действующем законодательстве, авторы законопроекта предлагают оставить только два. Первый — частичная компенсация процентной ставки по банковским кредитам; второй — частичная компенсация затрат капитального характера и компенсация стоимости закупленных высокопродуктивных телок и нетелей.

Однако, чтобы иметь такую государственную поддержку, фермеру придется изрядно попотеть и потратить кучу времени. Сначала он должен подать заявку в центральный орган исполнительной власти — Минагрополитики. Затем заявки вносятся в Реестр поддержки субъектов агропромышленного комплекса, который также ведет профильное ведомство. По каждой заявке в Реестре отображается информация о соответствии заявителя критериям, устанавливаемым Кабмином...

— Допустим, собралось этих заявок по отдельной государственной целевой программе (бюджетной программе) больше, чем предусматривает объем финансирования. Что дальше?

— Тогда объем финансовой поддержки уменьшается для каждой заявки пропорционально. К тому же Кабмин может еще и урезать предельный объем финансовой поддержки по всем государственным целевым программам (бюджетным программам) на одного заявителя на бюджетный период.

Собственно, порядок предоставления финансовой помощи для фермеров, прописанный в проекте Минагропрода, позаимствовали из Закона "О государственной помощи субъектам хозяйствования", который вступит в силу с августа 2017 г. Разработанный в соответствии со стандартами ЕС и требованиями Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, он направлен на обеспечение защиты и развития конкуренции, создание эффективной системы контроля государственной помощи.

Ладно, скопировали. Но, самое главное, разработчики не учли, что европейское законодательство по вопросам государственной помощи не распространяется на сельское хозяйство. Поскольку считается, что помощь, оказанная фермерам, не влияет негативно на конкуренцию в экономике в целом. Поэтому не стоит излишне обременять и бюрократизировать этот процесс.

В Европейском сообществе деятельность агропромышленного комплекса регламентируется отдельным законодательством и нормами. Общая аграрная политика (ОАП), зародившаяся в 50-х годах прошлого столетия, сейчас находится на шестом этапе, который охватывает период 2014–2020 гг. Для реализации реформаторских целей и мер Европейская комиссия с Европейским парламентом одобрили на семилетку неслыханный (по нашим меркам) аграрный бюджет.

Расходы по первому финансовому блоку (прямые выплаты и маркетинговые расходы) составляют 281,8 млрд евро (72,8%), по второму (сельское развитие) — 89,9 млрд евро (23,2%) и 4% приходится на дополнительные направления. В целом 386,9 млрд евро. В среднем в год — чуть более 55 млрд. А украинский аграрный бюджет? 350 млн грн. Но даже эти миллиардные объемы помощи агросектору в ЕС не нарушают конкурентную среду.

Публично, прозрачно, без всякого намека даже на вероятность коррупционных схем в этом процессе. Европейский фермер четко знает, на какой вид деятельности, продукции или площадь и какую фиксированную сумму будет получать в течение не менее пяти лет. Украина, декларируя свой евроинтеграционный вектор, должна, по крайней мере, хотя бы пытаться действовать по признанным в европейском сообществе правилам игры.

— Если с умом распределять средства, то в ЕС их хватает и на особый режим поддержки малых форм хозяйствования, на которые приходится до 10% годового бюджета прямых платежей в стране, и на устойчивое использование агропромышленных ресурсов, экологизацию, и на формирование продовольственных резервов на случай кризиса в сельскохозяйственном секторе — 3,5 млрд евро на семь лет.

— А у нас продовольственные запасы будет формировать новосозданный институт — Государственный интервенционный фонд. Согласно проекту "О стимулировании развития агропромышленного комплекса Украины", "государственным интервенционным агентом может быть только субъект хозяйствования государственного сектора экономики, уполномоченный Кабинетом министров Украины осуществлять государственные аграрные интервенции на организованном аграрном рынке". Условия и критерии определения такого полпреда-агента утверждает правительство по представлению Минагрополитики.

Но сначала этому интервенту выделят бюджетные средства. Как в свое время ОАО "Аграрный фонд" — 5 млрд грн, два миллиарда из которых уже где-то пропали. Что ж, попрактиковались, можно вводить процедуру в законодательную плоскость. Тем более что срок пребывания на аграрном рынке государственного интервенционного агента тоже определяет Кабмин. Не справился с задачей — функции передадут другой компании или создадут новую, очередную.

А какая мера ответственности за провальные действия и разбазаренные средства? На чьих элеваторах, складах Государственный интервенционный фонд будет хранить закупленные ресурсы?

— Если в госбюджете не хватает средств на аграрный сектор в целом, то, видимо, целесообразно ограничить и перечень объектов государственной аграрной интервенции. Сосредоточиться хотя бы на тех видах сельхозпродукции, которые в последние годы стали дефицитом. На гречке, скажем... Поскольку чиновники могут позволить себе уплетать гречаники из крупы по 50 грн за кило, а для почти миллиона украинцев-диабетиков, которым в рационе необходима гречка, такие цены являются заоблачными.

— Если речь идет о государственном продовольственном интервенционном фонде, то необходимо, прежде всего, исключить из него фуражные культуры — кукурузу и ячмень.

С гречкой печальна даже не история, а целая эпопея, поскольку ситуация повторяется который год подряд. Однако ни четкого анализа ситуации на рынке от Минагропрода, ни какой-либо реакции со стороны Антимонопольного комитета. Тогда как действующее законодательство четко регламентирует порядок действий правительства и инструментарий для предотвращения подобных ситуаций вплоть до порядка предоставления временной бюджетной дотации производителю отдельного объекта государственного ценового регулирования, исходя из метрической единицы посевной площади.

То есть, если бы в текущем году ввели дотации на гектар гречишного поля, то существенно увеличили бы площади под этой культурой и сняли бы проблему на перспективу. Тем более что в ЕС постепенно растет спрос на гречневую крупу и изделия из нее. Почему бы Украине не заполнить эту нишу? Тогда экспорт дополнительно стимулировал бы внутреннее производство.

— Министра спросили: почему Аграрный фонд не осуществляет товарные интервенции гречневой крупы, чтобы сбить цены на рынке? А в ответ услышали: да это же коммерческая структура! Ей не свойственны такие функции... Как будто и не существует государственного специализированного бюджетного учреждения Аграрный фонд!

— Да, основного действующего игрока — государственный Аграрный фонд — окончательно дискредитировали и по сути заблокировали работу. Зато его двойник купается в преференциях под омофором Минагрополитики. Для чего и кому нужны присяжнюковские "аппендициты"?

Ведь деятельность ПАО "Аграрный фонд" не регламентируется ни одним законодательным или нормативно-правовым документом, только уставом. Создавался он, по замыслу инициаторов, как чистой воды бизнес-структура для работы на внутреннем рынке (в отличие от ГПЗКУ). "Прокладка", которая должна была питаться бюджетными и кредитными ресурсами, крыша, под которой планировали сконцентрировать производство сельскохозяйственной продукции, переработку, сбыт, оптовые рынки, розничную торговлю, общепит и т.д.

Кормушка для аграрных чиновников, деятельность которой не имела ничего общего с государственной аграрной политикой и поддержкой фермеров. Чтобы убедиться в этом, советую внимательно перечитать правительственное постановление о создании ПАО и его устав.

Сейчас профессиональный менеджмент компании пытается вытащить ее из болота, даже платя при этом дивиденды в государственный бюджет. Но придет время, и Минфину придется погашать облигации внутреннего государственного займа, за счет которых наполнялся уставный фонд ПАО, да еще и с процентами. Так вот, деятельность этого "успешного бизнеса" за пять лет обескровит государственный бюджет почти на 9 млрд грн. За счет налогоплательщиков, в том числе фермеров! Создание и деятельность ПАО "Аграрный фонд" как раз и является ярким примером ведения у нас бизнеса "по-государственному".

При этом вовсе не идеализирую деятельность государственного учреждения: в нем также многие успели "отметиться". Если Кабинет министров уверен, что АФ следует ликвидировать или коммерциализировать, то должен сделать это исключительно на законодательном уровне, четко прописав функции, порядок финансирования и привлечения кредитных ресурсов, контроль над деятельностью и управлением и т.д.

Кроме того, следует помнить, что есть еще одна подобная государственная коммерческая структура — ГПЗКУ, на наведении порядка в которой и расчетах с китайскими кредиторами еще не одно правительство "ногу сломает".

А пока законопроект "О стимулировании развития агропромышленного комплекса Украины", а по сути, изуродованный действующий закон МинАП пропагандирует в качестве альтернативы — "новой аграрной политики". Это в дополнение к тому, что в последние годы многие аграрные законы и программы утратили свою силу. Начиная с поддержки виноградарства, государственной программы развития сельского хозяйства, сельских территорий, оптовых рынков, кооперации... Но этот вакуум не заполняется. Наоборот, в последние годы катастрофически ухудшается правовое поле, в котором функционирует аграрный сектор.

— Ну, нивелировать аграрное законодательство начали не сегодня и не вчера, а при беглом министре Николае Присяжнюке. Тогда и появились двойники: ПАО "Аграрный фонд", ГПЗКУ, "Спецагролизинг"...

— ..."Государственный земельный банк", в создание которого государство закачало из бюджета 120 млн грн. В уставный фонд должны были также войти, подчеркиваю, переданные именно в собственность, консолидированные 10 млн га государственных земель — инвестиционно-привлекательные и удобные для агрообработки массивы. Учитывая то, что сегодня происходит с банками, то на каком свете было бы сейчас ПАО "Государственный земельный банк" и в чьих руках оказались бы те 10 млн га? Лопнул бы, как банк "Украина"?

Теперь нынешнее правительство не знает, как избавиться от неплатежеспособного финансового учреждения: реорганизовать или продать банковскую лицензию? Государственные земли обещают передать территориальным сельским громадам в коммунальную собственность. Поэтому возникают сомнения с точки зрения целесообразности такой эстафеты.

После оптимизации органов управления, пересмотра их полномочий в 2014-м сферой использования и охраны земель сельскохозяйственного назначения... не занимается никто. Ни Госгеокадастр, ни профильное министерство! Аграрная страна не имеет ни программы развития земельных отношений, ни общегосударственной программы использования и охраны земель.

Кто гарантирует, что в этой законодательной земельной кутерьме 10 млн га государственной пашни попадут в хозяйские руки, не станут деградированными и малопродуктивными? Такая угроза вполне реальна! Потому что с 2012 г. правительство прекратило бюджетное финансирование противоэрозионных и почвоохранных мероприятий.

Поэтому, когда мы говорим о будущем нашего государства, сохранении и приумножении плодородия земли как возобновляемого природного ресурса, о том, что мы как нация передадим в наследство детям, внукам, кроме долгов МВФ, то стоит воспользоваться опытом ведущих европейских стран. Той же Германии, Словакии, которые имеют опыт управления земельными ресурсами государственной собственности через агентства. И создать подобное на базе бездействующего госзембанка.

Если не хватает собственных кадров, то стоит пригласить иностранных менеджеров. Например, из Агентства сельскохозяйственной недвижимости Польши (Agencja Nieruchomości Rolnych), которые за пару лет проведут инвентаризацию, наведут элементарный порядок в сегменте "жизнеспособности" государственных земель. И только после этого можно заикаться о рынке.

— Как вам последние инициативы: рассчитаться за китайский зерновой кредит землями государственной собственности (по советскому принципу "что не жалко"), ввести вместо продажи земель сельскохозяйственного назначения рынок прав аренды (эмфитевзис)?

— Чтобы прекратить этот законотворческий хаос, считаю, что в нынешних условиях следует серьезно обсудить в экспертной среде необходимость на конституционном уровне запретить приватизацию земель сельскохозяйственного назначения госсобственности с поэтапным их выводом из эксплуатации и консервацией. Это — тот мощный ресурс, который в будущем сможет гарантировать Украине политическую и экономическую независимость.

Повторюсь: именно этот ресурс планировали сконцентрировать в Земельном банке — одном из компонентов бизнес-проекта, задуманного тогдашней аграрной верхушкой. Фактически Минагрополитики превратилось в субъекта рынка. Формировалась мощная коммерческая мегаструктура, в которую входили ПАО "Государственный земельный банк", ПАО "Аграрный фонд", ГПЗКУ, слепленная из уцелевшего имущества обанкротившейся ГАК "Хлеб Украины". А это — 36 предприятий общей вместимостью 2,96 млн т, что составляет почти 10% сертифицированных мощностей для хранения зерна в Украине. Этот монстр постепенно разрастался за счет государственных предприятий, логистических объектов и транспорта, сельскохозяйственной техники.

Перед ним стояло жесткое и прагматичное задание Семьи: подмять под себя львиную долю производства и переработки сельскохозяйственной продукции, полностью взять на себя экспорт, вытеснив с этого рынка ключевых игроков, в том числе и транснациональные компании.

Для такого размаха нужны немалые средства. Их черпали из бюджета, соответственно "подправив" аграрное законодательство. Это позволяло более или менее легально пользоваться государственным ресурсом, китайским зерновым кредитом.

Ну, а деяния этого коммерческого локомотива прикрывали неким фиговым листком — еще одной нескладной стратегией "Родное село". Игрушка для широкой публики! Ею спекулировали правительство, министерство...

— Фиговый листок увял, а "наследие" Присяжнюка — коммерческие структуры со схемами — остались и действуют. Ведь ни один из трех преемников не решился избавиться от этого балласта.

Власть живет своей жизнью, аграрии — собственными проблемами, в параллельных мирах, которые никогда не пересекутся. Селян все больше охватывают настроения безысходности и вечной нищеты под громкие экспортные рекорды. Кого же винить в этих причинно-следственных связях?

— Если вы о карме, то не ее! Первопричина — правовой нигилизм, безответственность, наглая ложь, манипулирование общественным мнением, коррупция, которые, к сожалению, давно стали нормой нашей жизни. И аграрный сектор — не исключение. Лекарства от этих болячек — правда, открытость, публичность и прозрачность.

Да, настроения среди производителей революционно-обостренные, и очередными стратегиями вперемежку с победоносными отчетами об урожае вряд ли можно их приструнить. Проблем не становится меньше, наоборот.

Наиболее актуальная — налогообложение АПК в следующем году. Инициированная Министерством финансов по требованию МВФ отмена специального режима налогообложения НДС для аграриев, прежде всего, отрицательно повлияет на развитие малого и среднего агробизнеса, неизбежно приведет к негативным социально-экономическим последствиям как для производителей, так и для села в целом.

В новейшей истории Украины аграрии уже имеют опыт работы на общей системе налогообложения (говорю не из публикаций, а из собственного опыта): более 90% убыточных предприятий и миллионы гектаров необработанных сельскохозяйственных угодий. И только благодаря тому, что государство в конце 1990-х — начале 2000-х годов прибегло к радикальным мерам, приняло целый ряд законодательных актов, направленных на поддержку сельскохозяйственного производства, село удалось частично реанимировать.

А вот реализация принятых ВРУ в течение 2014–2015 гг. изменений в налоговое законодательство не способствовала решению проблем. Наоборот, усложнила их. Предложенный законодателями порядок перечисления на специальные счета и в бюджет сумм НДС существенно усложнил администрирование этого налога, в разы увеличил наличные расчеты и злоупотребления с возмещением экспортного НДС.

Считаю, что экспериментировать над целой отраслью недопустимо. Разработка новой системы налогообложения для аграрного сектора требует тщательного и взвешенного подхода, должна базироваться на лучшем мировом опыте.

К примеру, это может быть введение заниженных ставок НДС на сельскохозяйственную продукцию и продовольственные товары, как практикуют некоторые европейские страны. Разные есть варианты... Но налоговые изменения обязательно должны сопровождаться финансово-экономическим обоснованием и моделированием внедрения на примере конкретных сельскохозяйственных предприятий.

Сегодня, при нулевой господдержке и мизерных возможностях госбюджета, оптимальным вариантом считаю модернизацию и временное сохранение специального режима налогообложения НДС для аграриев. Для этого необходимо вот что. Во-первых, надо внести изменения в Налоговый кодекс (НКУ), ограничив действие спецрежима налогообложения НДС исключительно производством сельхозпродукции животного и растительного происхождения с первичной обработкой (сырья). А вся промышленная обработка, переработка сельхозпродукции должна облагаться на общих условиях. Ведь сегодня нормы спецрежима распространяются на производство хлеба, сливочного и растительного масла, сыров, сахара, филе и окороков мяса птицы, кожи, даже меха...

Из механизма спецрежима НДС также необходимо исключить нормы, позволяющие предприятиям проводить операции по обработке и переработке сельскохозяйственного сырья на давальческих условиях. Соответственно пересмотреть перечень работ и услуг с учетом вышеупомянутых позиций.

Такие изменения в НКУ будут способствовать детенизации экономики сельского хозяйства, создадут равные конкурентные условия на рынке пищевых продуктов, сузят круг необоснованно привилегированных субъектов хозяйствования.

На срок действия спецрежима целесообразно отменить возмещение сумм НДС при экспорте зерновых и технических культур. Эта норма позволит сбалансировать поступления в государственный бюджет и снимет вопрос о компенсации потерь бюджета от сохранения специального режима налогообложения для аграриев.

Во-вторых, Минфину, Минагропроду совместно с ассоциациями производителей необходимо определить круг сельскохозяйственных предприятий, отличающихся по форме организации производства, размеру землепользования, территориально-географическому расположению, для проведения постоянного мониторинга финансово-хозяйственной деятельности этих предприятий, создания информационно-аналитической базы для экономического обоснования изменений в налоговом законодательстве и разработки новой модели системы налогообложения.

В конце концов, Минфин и аграрии должны перейти к аргументированной открытой дискуссии, с цифрами и расчетами. Нельзя второй год подряд удерживать в заложниках государство и аграрный сектор в угоду нескольким привилегированным компаниям и коррумпированным чиновникам.

В-третьих, реализовать комплекс мер для содействия микро- и малому предпринимательству на селе, разработать государственную целевую программу поддержки семейных селянских хозяйств, предусмотреть микрокредитование для селян, в том числе за счет международной помощи, что будет экономически стимулировать постепенную легализацию таких хозяйств, сократит наличные расчеты и уменьшит злоупотребления.

— Олег Иванович, в аграрке за что ни возьмись, все требует неотложного решения. Криком кричит...

— Если бы речь шла только о непосильных задачах! Так нет же! Недавно Торгово-промышленная палата совместно с Американской торговой палатой провела очередное, надцатое совещание с участием заместителя министра Минэкономразвития Максима Нефедова по отмене декларирования оптово-отпускных цен на продукты питания и административного ограничения уровня рентабельности. Этот государственный механизм практически убил малый перерабатывающий бизнес на селе. Всем все понятно и вроде бы есть поддержка, а решение о внесении изменений в постановления Кабмина №1548 и 1222 до сих пор не созрело. Почему? Отсутствует политическая воля

Как и с отменой пресловутой лицензии стоимостью
500 тыс. грн на оптовую торговлю винодельческой продукцией для микровинодельческих хозяйств. Форумы собирали, чиновники со сцены признавались в любви к вину, обещали устранить этот финансовый барьер. А воз и ныне там...

— Недавно вспоминали Ивана Франко, отмечали 160-летие со дня рождения... Ну, "лупайте сю скалу..." все знают. А вот президент на торжествах по случаю юбилея знаменитого поэта и деятеля призвал украинцев словами Франко "не ридать, а добувати. Хоч синам, як не собі...".

Так вот, на мой взгляд, нынешнее руководство Минагрополитики несколько иначе воспринимает этот призыв. Поэтому президенту не грех даже отличникам академии СБУ более подробно разъяснить смысл высказывания Каменяра. Или пусть что-то делают для государства, или гнать их взашей. И на досуге пусть играют со своими стратегиями!

 

 

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Последний Первый Популярные Всего комментариев: 4
Выпуск №42-43, 10 ноября-16 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно