Юрий Мельник: «В будущем основой развития аграрного производства станет частный капитал»

20 января, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 2, 20 января-27 января 2006г.
Отправить
Отправить

Посвященный в глубинные отношения аграрного ведомства с Минфином и Минэкономики знает, что живут они не так мирно, как когда-то серп с молотом...

Посвященный в глубинные отношения аграрного ведомства с Минфином и Минэкономики знает, что живут они не так мирно, как когда-то серп с молотом. Своеобразным буфером, «подушкой безопасности» между постоянными оппонентами всегда выступал вице-премьер по вопросам АПК. Но это не означало, что он во всем и всегда безоговорочно поддерживал отраслевого министра. Трения с запахом паленой резины весьма часто возникали и между ними. И когда должность «сельского» вице-премьера упразднили, причем в трудные для аграрной экономики времена, за ее реабилитацию начали бороться всем миром.

Восстановленное кресло занял Юрий Мельник, бывший заместитель министра аграрной политики, советник в правительстве Юлии Тимошенко. Времени, отведенного для реализации планов вице-премьера, мало — в лучшем случае до мая. Можно было бы за эти месяцы всласть поруководить: направить зернопроизводство в одну сторону, животноводство — в другую... Однако Юрию Федоровичу не по душе роль «временщика». Его цель — предложить аграрному сообществу четкие ориентиры, подготовить Комплексную программу поддержки и развития украинского села.

— Можно подумать, что до вас работали слепцы, а нынешний состав Кабинета министров — всевидящий... В качестве подарка под елку за несколько дней до Нового года правительство одобрило концепцию Комплексной программы поддержки и развития украинского села на 2006—2010 годы. А теперь торопитесь принять собственно программу... Разве их мало? И хоть одну выполнили?!

Возьмем не такую уж и давнюю доктрину «Основные принципы государственной аграрной политики» до 2015 года, провозглашенную тогдашним министром Виктором Слаутой. В заключительном слове экс-вице-премьер Иван Кириленко умолял депутатов: «Коллеги! Давайте поддержим нового министра, который первым из всех министров вышел с концептуальным законом к вам...» Ну, поддержали — и что? Где ожидаемое дальнейшее развитие аграрного сектора экономики, повышение благосостояния крестьян? Не останется ли только декларацией и ваша Комплексная программа с лирическим названием «Благосостояние через аграрное развитие»?

— Небольшое уточнение: это пока только обсуждаемый проект программы... Хотя теоретически могу предположить, что придут новые люди и о наших наработках скажут: «Сделали не так»... Чтобы обезопасить себя от такой оценки, в состав рабочей группы, сформированной еще при правительстве Тимошенко, включили разноплановых и разнопартийных специалистов. Использовали также опыт международной конкурентоспособности в аграрной сфере Европы, Северной Америки, ЮАР, Малайзии, Израиля, Аргентины и Австралии.

Мы гордимся тем, что Комплексная программа — не кулуарное аграрное «меню», а результат публичной работы. Проект перевели на английский язык и разослали во все иностранные представительства в Украине: USAID, Европейская комиссия, Международное эпизоотическое бюро, ФАО... Читайте, критикуйте, дополняйте!

Документ прошел «обкатку» в большинстве областных государственных администраций, его аттестовали председатели сельских и поселковых советов, фермеры, общественные профессиональные организации. После внесения дополнений и правок готовы защищать этот политико-правовой документ на самых высоких государственных уровнях. По крайней мере, мне за Комплексную программу не стыдно...

Разумеется, критики не избежать, и она будет звучать из уст тех, кто руководствуется критерием: а сколько миллиардов гривен из государственного бюджета, без разбора, выделено на нужды АПК? Будут недовольны и те, кто привык к кабинетной распределительной системе, когда в мутной воде можно половить рыбку. Поскольку механизмы государственных дотаций, компенсаций становятся более прозрачными, отстраняют чиновничью руку от манипулирования средствами.

— И куда заведет Украину разработанная аграрная «дорожная карта»?

— Если обратиться к цифрам, то ориентиры таковы: к 2010 году увеличить производство валовой продукции в АПК вдвое, прибыльность — на 10—12%, внутренние и внешние инвестиции должны возрасти в семь раз, добиться 85% занятости трудоспособных сельских жителей и увеличить их доходы в шесть раз, на 50% обеспечить сельское население объектами социальной инфраструктуры, на столько же повысить плодородие наших угодий, сформировать экологический брэнд Украины...

— Действительно впечатляющий марш-бросок! Учитывая, что сейчас аграрный сектор находится в глубоких окопах, и предварительные итоги прошлого года сигнализируют нам об этом.

— По большому счету, они — результат несовершенной аграрной политики. Дальше декларирования рыночной экономики на селе мы не сделали ни шага, поэтому довольствуемся ее подобием, кривобокой, ориентированной на проблески призрачных маяков. Если говорить о государственной поддержке, то мы не создали надлежащих условий для агропромышленного производства, его прибыльности, собственно того, что называется достойной жизнью крестьян.

К сожалению, 2005 год не стал плацдармом для, как вы сказали, марш-броска. С одной стороны, вроде бы и неплохие производственные показатели, в целом где-то на уровне 2004-го, а с другой — намного ухудшилась финансовая составляющая. Последнюю «подкосили» несколько системных кризисов в отдельных сегментах аграрного рынка: зерновой, мясной, сахарный и подсолнечный. Их можно было предотвратить, если бы аграрная политика, если можно ее так назвать, реализовывалась системно, а не спорадически. Указанные кризисы можно и нужно было предвидеть, локализовать принятием своевременных решений Кабинета министров, законов Верховной Рады.

Что касается зернового спада, то главным просчетом считаю то, что аграрное руководство избрало неправильный ориентир — исключительно залоговые закупки, осуществляемые Аграрным фондом. Увлекшись предоставлением кредитов сельхозтоваропроизводителям под сданное на хранение зерно, что требовало немалого количества первичных документов и значительных бюджетных средств, мы превратили Аграрный фонд в место, где накапливается определенное количество продовольственных ресурсов для того, чтобы пережить сложное время. И не использовали его в качестве рыночного инструмента для проведения финансовых интервенций, которые должны были продемонстрировать: как через ценообразование влиять на один из объектов государственного ценового регулирования — зерно. Ведь такое регулирование относится к полномочиям фонда. Можно, конечно, упрекать, что поздно создали Аграрную биржу. Но ведь никто не запрещал проводить финансовые интервенции и на уже аккредитованных биржах. Как результат, производство зерна не обеспечило значительных прибылей аграриям.

Во-вторых, по цене срикошетили и слишком ранние, причем разноплановые, прогнозы относительно ожидаемого вала зерновых. Аграрные чиновники то застывали на цифре 35 млн. тонн, то по-пластунски подбирались к отметке 42, то вообще брали верхние «ноты» — 50 млн. и снова беззаботно скатывались до 42 млн. тонн. Госслужащие задолго до начала маркетингового года зажгли валовые «маячки», а зернотрейдеры — ценовые, далеко не в пользу крестьянина. И мы проиграли один из основных рынков — зерновых культур. Кто-то пытается обвинить во всем неблагоприятную мировую конъюнктуру. Но она не хуже, чем в 2004 году. Нам только нужно было «подтянуть» наши цены к мировым, задействовав интервенционные механизмы Аграрного фонда.

Обвал цен произошел и на рынке семян подсолнечника. От реализации этой культуры сельхозтоваропроизводители получили доходов меньше, чем в 2004 году, поэтому понятно их недовольство действиями правительства: не защитили! Что мы могли сделать?

Министерство аграрной политики констатировало: площади под подсолнечником увеличились (уже молчу о неоднократном превышении научно обоснованных норм), погодные условия — в пользу подсолнечника, уборку завершили вовремя. Одни плюсы! Да, 2005-й действительно был годом подсолнечника. Но, как и в зернопроизводстве, аграрная верхушка ничего не сделала, чтобы удержать приемлемую, стабильную цену на него.

Одним из вариантов, который сбалансировал бы спрос и предложение, считаю снижение ставки вывозной таможенной пошлины. И прибегнуть к таким шагам нужно было посреди лета, не дожидаясь, пока рынок вообще захлебнется. Когда же депутаты в конце декабря бросились вносить законопроект об изменении экспортной таможенной пошлины на семена подсолнечника, было уже поздно.

— Не исключаю, что в этом году посевы подсолнечника будут самыми большими. Мотивация понятна: за счет высокодоходной масличной культуры крестьяне попытаются компенсировать потери 2004 года. Вряд ли они, опасаясь повторения прошлогодних негативов на рынке зерна, на недосеянных площадях озимых будут культивировать яровые зерновые. Поэтому, пожалуй, задолго до выхода в поле аграрному блоку правительства стоит обнародовать собственное видение развития ситуации с подсолнечником. Чтобы каждый из участников рынка этой монокультуры знал, как будет действовать Кабинет министров, и мог планировать свою работу.

— Именно это мы обсуждали на одном из последних заседаний правительственного комитета. Если говорить о подсолнечнике как культуре, в некоторой степени работающей против крестьянина, в смысле ухудшения плодородия почвы, то мы должны позаботиться о том, чтобы она давала максимальную отдачу. Это — аномально: сельхозпроизводители подсчитывают убытки, а масло-жировые комбинаты — сверхприбыли.

Наша задача — до марта отработать стратегию поведения на рынке масличных культур в 2006 году. Поскольку он будет непростым с точки зрения тактики: как крестьяне распорядятся «свободным» земельным ресурсом, незадействованным с осени? Если будут « прописывать» на нем подсолнечник, то должны знать, в каких ценовых параметрах придется «танцевать»: предпочесть экстенсивное расширение посевов и при этом проиграть или выбрать прибыльный интенсивный путь.

— Юрий Федорович, длительное время вы как заместитель министра отвечали за животноводческую отрасль. Начиная с 2000-го, мы с вами подолгу дискутировали о перспективах ее развития, молочном и мясном изобилии. Были периоды, когда Украина то приближалась к нему, то отдалялась. Но так вляпаться, как в прошлом году с мясом... Ну, знаете, это искусство! Министерство же аграрной политики не перестает тешить себя и окружающих побасенками: поголовье неудержимо растет!

— Приплод, афишируемый аграрным ведомством, — не системный прирост, а сезонный, ситуативный. Пришло время — корова отелилась, свиноматка — опоросилась, овца — оягнилась... Естественная закономерность, а не непосредственное вмешательство МинАП. Если в июле говорили, что стадо крупного рогатого скота увеличилось на 800 тыс. голов, то по предварительным итогам 2005 года мы потеряли почти 250 тыс. Более того, поголовье коров сократилось приблизительно на 190 тыс. То есть, пуская их под нож, аграрии таким образом закрывают собственные финансовые прорывы. Даже несмотря на то, что цены на продукцию животноводства в среднем возросли на 30%, нам не удалось избежать уменьшения поголовья — базиса, от которого зависит производство не только в текущем году, но и в дальнейшем.

Назову несколько факторов, разбалансировавших внутренний рынок мяса. Первый: ныне действующие ставки ввозной таможенной пошлины на продукцию животноводства даже ниже тех, которые были согласованы в ходе многолетнего переговорного процесса по вступлению Украины в ВТО. Вместо 12—15% мы сразу перешли на 10, а по живым животным и того ниже — 5—8%. Второй фактор: умышленное занижение таможенной стоимости мяса при его растаможивании. Третий: использование давальческих схем, при которых значительная часть ввезенного мяса остается в Украине. И, наконец, четвертый фактор: под видом транзита в Россию и Молдову животноводческая продукция поступает в Украину, оседает на нашем рынке и деформирует его.

Частично ситуацию удалось стабилизировать, усилив контроль на границе, объединив усилия таможенников, ветеринаров. Но эти меры нужно рассматривать как административные, хотя действовать следовало экономически. Прежде всего это касается квот на импорт мясной продукции. Абсолютно цивилизованный инструмент, отвечающий требованиям ВТО. Тем более, мы его можем выдвинуть как встречный против навязывания Украине 260 тыс. тонн тростникового сахара-сырца.

В свое время мы предлагали понятный для всех проект закона: мясные квоты должны реализовываться на открытых торгах, доступных для всех, а вырученные средства — адресно направляться в фонд развития отечественного животноводства. Как видим, время подтвердило нашу правоту, и правительственный проект закона нужно вносить на рассмотрение Верховной Рады. Только таким образом, цивилизованными методами, урегулируем проблему насыщения рынка мяса. Без импорта некоторое время не обойтись, поскольку собственного в забойном весе производим 1 млн. 700 тыс. тонн, а для удовлетворения внутренних потребностей необходимо еще 300—400 тыс. тонн. Их нужно расписать по видам мяса и помесячно, чтобы поддерживать равномерное насыщение рынка.

— Мы до того дореформировались-дотрансформировались в аграрной сфере, что не знаем, когда и откуда жахнет...

— Если жить по годовым планам, а то и без них, плывя по течению, подобное будет случаться довольно часто и неожиданно. Селу нужны средства, и немалые. Не только 14 миллиардов бюджетных гривен, но и частные инвестиции. Последние сдерживает неопределенность. Кому охота начинать бизнес в аграрной сфере, если система налогообложения в ней действует в пределах года? Пролонгируют — не пролонгируют, бабушка надвое сказала. А чтобы вырастить и собрать озимую пшеницу, требуется больше года. В свиноводстве, даже без кардинальных капиталовложений в технику, новые технологии, генотипы свиней, системы кормления, только через три года деньги начинают давать отдачу. В скотоводстве, самом проблемном для нас, этот интервал растягивается на семь-десять лет.

Что касается механизма налогообложения в сельском хозяйстве в целом, то мы при любых условиях должны выдержать до 2008 года принятый Верховной Радой мораторий на изменения в налоговом законодательстве. Впрочем... Запрет на изменения существует, а Минфин вводит норму: государственные сельскохозяйственные предприятия обязаны 50% прибыли отчислять в государственный бюджет. Причем поквартально. Речь идет прежде всего об учебно-исследовательских и исследовательских хозяйствах сельскохозяйственных вузов и научных учреждений, которых осталось не так уж и много. Мало того, что руководитель государственного предприятия не имеет права заложить государственное имущество под получение кредитов, он еще и половиной прибыли должен поделиться с государством. Дискриминация? Да, и ее нужно устранять.

Стратегического инвестора отпугивает постоянное изменение условий начисления налога на добавленную стоимость, уплаты фиксированного налога, размеров дотаций за выращенный скот. При отсутствии продолжительных во времени, прозрачных и выгодных для него условий хозяйствования инвестор будет обходить село десятой дорогой. Потому в проекте Комплексной программы мы четко задекларировали: устанавливаем правила игры по принципу честности и неизменности в течение пяти лет. Они будут содействовать построению цивилизованной аграрной экономики, которая станет основой комплексного развития сельских территорий.

— Говорят, на Бога надейся, а сам не плошай. Пока уровень прямых иностранных инвестиций в АПК низкий — около 120 млн. долл. в год. Если говорить о синергическом эффекте, то на госбюджетную гривню должны были бы приходиться три-четыре гривни инвестиционного капитала. То есть на 14 млрд. бюджетных средств — до 50 млрд. «чужих». Кстати, правительство уже определило сферы и объемы государственных финансовых инъекций?

— Да, и общественность широко проинформирована об этом. Поэтому остановлюсь на финансовых ориентирах, заложенных в проекте программы «Благосостояние через аграрное развитие». Два миллиарда гривен планируется направить в социальную сферу, шесть — на прямую поддержку сельского производства, еще шесть — на мероприятия «зеленого ящика», те, которые не ограничиваются требованиями ВТО и направлены на снижение себестоимости за счет внедрения новейших технологий, повышения конкурентоспособности нашей продукции. Убежден, эти средства сдвинут с места аграрное производство, которое, как ни одно другое, имеет тенденции к росту.

В качестве примера, в 2000 году Украина произвела 26 тыс. тонн мяса бройлеров, в 2004-м — 280 тыс. В прошлом году, по предварительным данным, поставили в торговую сеть свыше 390 тыс. тонн, вытеснив импортную курятину. Такой потенциал есть и у других отраслей АПК, только они еще не вышли из спячки. А проснутся тогда, когда вместо хитроумных финансовых схем перейдем на понятный всем механизм государственных дотаций: на гектар посевов, на голову скота, на центнер произведенной продукции.

— Причем выплачивать их нужно вовремя, а не через полгода-год. Уже надоела практика, когда основное финансовое бремя Минфин перекладывает на четвертый квартал, а точнее — на последний месяц года. Бюджетные средства транзитом проходят через счета и возвращаются обратно, в государственную казну, как неиспользованные. Или приходит сельхозтоваропроизводитель в орган Госказначейства, а ему говорят: именно на вас дотации закончились. Нет денег!

— Поверьте, не хочется повторять горьких уроков 2005 года. Если бы Аграрный фонд начали финансировать в июле, а не в сентябре, совсем другие результаты могли бы получить. Во избежание этих «если бы», Министерству аграрной политики — главному распорядителю бюджетных средств — необходимо составить реальную помесячную роспись. Учитывая не политические, а технологические и производственные особенности нынешнего года. Когда значительно увеличиваются объемы весенне-полевых работ, когда дорожают горюче-смазочные материалы, минеральные удобрения... Наша обязанность — крестьянину, который перед выходом в поле сбивает ноги в поисках материальных ресурсов, помочь удешевленными кредитами, вовремя выплаченными дотациями.

— Этим ресурсом мог бы стать и земельный пай, передаваемый от неэффективного хозяина успешному. И не только в ограниченных рамках — аренды или ипотеки, но и, имея номинальную цену, став объектом купли-продажи. Вы за торговлю землей сельскохозяйственного назначения или против?

— Вопрос ребром? К цивилизованному рынку земли нам еще идти и идти... К величайшему сожалению, земельная реформа находится в глубоком анабиозе. Мы пошли самым легким путем: запретили куплю-продажу до 2007 года, а за это время не смогли принять даже первоочередных законов в развитие Земельного кодекса. До сих пор не определились, кто же будет вести единую систему государственной регистрации прав на недвижимое имущество и их отягощений — Госкомзем или Минюст? Наши угодья деградируют, в основном из-за бесхозяйственности, сугубо потребительского отношения к ним, а соответствующие институты никак не установят надлежащего контроля за сохранением, восстановлением и повышением плодородия почв, тянут с внедрением эффективной системы, которая бы экономически поощряла собственников земли, землепользователей и арендаторов восстанавливать силу пахотного слоя.

В первом квартале, надеюсь, завершим выдачу государственных актов на право собственности на земельный участок (пай). Будем считать, власть реализует лишь первый этап земельной реформы — разгосударствление, а по сути механически распределит свыше 80% пахотных земель, в том числе и непригодных для сельскохозяйственного использования. И этим мы осчастливим каждого крестьянина?! Мы ущемляем его конституционное право свободно распоряжаться частной собственностью, которой является земельный надел. Он желает реализовать себя в другой сфере, в городе, скажем, но его сдерживает земля, которую он и рад бы продать, да закон не велит.

Возможно, озвученное мною, членом правительства, покажется алогичным, но в будущем основой развития аграрного производства станут не бюджетные средства, а частный капитал. Появление последнего на сельских просторах возможно лишь при условии цивилизованных отношений собственности, прежде всего функционирования цивилизованного рынка земли. Основные средства, имея свою стоимость, должны быть вовлечены не только в производственный процесс, но и в финансовый. Государственный бюджет, даже два, не заменят тот ресурс средств, в которые оцениваются земли сельскохозяйственного назначения.

А когда сформируем базу для прозрачного рынка земли, то ее движение, по моему мнению, должно осуществляться на протяжении, возможно, 10—20 лет исключительно между гражданами Украины.

— А почему, собственно, мы должны решать за крестьян? Продавать — не продавать... Спросите у них, путем референдума. Будь на то моя воля, на Майдане Незалежности вместо пантеона, напоминающего парники, соорудил бы Стену Плача. Аграрного... Возможно, маргинальные аграрные менеджеры, проводя реформы, из крестьянских записок почерпнули бы больше, чем из научных постулатов. И безоглядно не разрушали бы колхозы-совхозы, привычный крестьянский уклад, не давая взамен, в сущности, ничего. Они спросили на это согласия у моих односельчан? Коль государство умертвило часть сельских территорий, пусть искупает вину...

— Сложно с вами не согласиться, поскольку сам — из села. Не спрашивали и моих родителей, которым, кстати, в этом году исполнится по 83. Живут они в сельском доме, к которому только в прошлом году подвели газ. Но я — реалист и понимаю: назад дороги нет. Время ушло...

Можно, конечно, под лозунгом «Государство! Отдай долги селу!» наплодить презентабельных законов и программ, более того, в каждой области обустроить образцово-показательное село нового типа, что-то наподобие потемкинских при императрице Екатерине... Приезжайте — смотрите! Бюджета на все 28,5 тыс. сельских селений не хватит! Да и в этом ли спасение украинской глубинки, сохранение идентичности?

Если основой государственной аграрной политики мы избрали крестьянина, то и вся социальная инфраструктура должна вращаться вокруг него. Пусть даже с опозданием, но элементы цивилизации все же укоренятся в сельской местности. И их носителями станут частные инвесторы.

Пять лет назад несколько бизнес-компаний, начиная работать в аграрной сфере, задекларировали: занимаемся исключительно производством, работаем максимально честно, платим все налоги, но никаких обязательств в социальной сфере. Со временем философия руководителей агроформирований под влиянием многочисленных факторов стала диаметрально противоположной. Эффективный бизнес требовал квалифицированных кадров. Начали со стипендий студентам вузов. Чтобы закрепить их в глубинке, раскошелились на комфортное жилье. Чтобы молодые семьи полностью выкладывались на производстве, для их детей построили детсад. Потом — школу искусств, общеобразовательную...

Государство этим моментом должно воспользоваться и громко заявить: кто эффективно ведет хозяйство, за счет собственной производственной деятельности развивает социальную сферу села, тем в течение пяти лет возместим затраты на строительство заведений соцкультбыта. Мудро поступили белорусы: учредили специальный фонд села, в котором аккумулируются средства от однопроцентного сбора с реализации всей продукции в государстве, кроме сельскохозяйственной. А почему бы и нам не поучиться у друзей-сябров?

Программа «Благосостояние через аграрное развитие» призвана улучшить жизнь человека села, повысить плодородие земли как основного актива и ресурса, вдохнуть свежую струю в сельскохозяйственное производство и гарантировать продовольственную безопасность государства. Реализовав эти принципы, Украина из патриархальной сельхозартели превратится в образцовое аграрное государство.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК