«ПРОДАЖНАЯ» ЗЕМЛЯ

19 марта, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 11, 19 марта-26 марта 2004г.
Отправить
Отправить

Баба Ефросиния — словно забитая крепостная. Никак не может понять: нормативная денежная оценка ее паевого гектара — две тысячи долларов, рыночная — от 50 до трех тысяч, но гривен...

Баба Ефросиния — словно забитая крепостная. Никак не может понять: нормативная денежная оценка ее паевого гектара — две тысячи долларов, рыночная — от 50 до трех тысяч, но гривен. А ушлые молодцы ходят от двора к двору и выспрашивают, не продаст ли кто сто на сто метров за... ящик водки. «В прошлом году бутылкой соблазняли, а сегодня уже ящиком... Вишь, как подорожала земля!» — охает старушка. Говорит, заблудилась в трех соснах, т.е. ценах. Помоги, сынок!

Вообще-то земельным ликбезом должна заниматься исполнительная власть, которой давно следовало поднять его до уровня общенационального. Растолковывать не только бабе Ефросинии, но и каждому владельцу земельного пая плюсы и минусы многовариантного использования надела, вплоть до продажи. Но государственным институтам не до «мозгового штурма» и ролевых игр с глубинкой — они сами не готовы к этой призрачной процедуре. Словосочетание «ипотека земли» чиновничество воспринимает, вслед за бабой Ефросинией, как новоукраинское ругательство.

Власть не готова, село не готово, законодатели... готовы! Продлить мораторий на куплю-продажу земли до 1 января 2010 года. Вместо 2005-го.

Из пяти — один

Собственно, никто и не сомневался, что пункт 15 Переходных положений Земельного кодекса Украины — «владельцы земельных долей (паев) не вправе до 1 января 2005 года продавать или иным способом отчуждать принадлежащие им земельные участки и земельные доли (паи), кроме мены, передачи их по наследству и при изъятии земель для общественных потребностей» — замаринуют или забаррикадируют. Вспомните принятие Земельной конституции, проходившее в галопирующем режиме: именно вопрос продажи земли вызвал самые острые споры.

Поэтому прежде всего от депутатов-коммунистов и социалистов следовало ждать попыток реванша. Фракция КПУ опередила всех. Сразу после Крещения, 20 января 2003 года, был зарегистрирован законопроект № 3006 (Александра Ткаченко, Емельяна Парубка и Владимира Лещенко) «О внесении изменений в Земельный кодекс Украины». В соответствии с ним, купля-продажа земли запрещались вообще. Шаг левых расценили как программный, да к тому же непроходимый в сессионном зале. Но никто не мог предположить, что продвижение Земельного кодекса притормозят провластные силы. Тем более его «крестная мать», руководительница парламентской фракции Аграрной партии Украины Екатерина Ващук. Но именно она в соавторстве с Сергеем Матвиенковым (законопроект № 3372 от 11.03.2003 г.) первой посягнула не на полный запрет купли-продажи сельскохозяйственных угодий, а именно на продление срока моратория. А уже потом добавилась тройка документов-побратимов — № 4050 от 14.08.2003 г. (Николая Рудьковского), № 4050-1 от 11.11.2003 г. (Виктора Ющенко, Ивана Васюника и Ивана Томича) и № 4050-2 от 04.02.2004 г. (Петра Симоненко, Владимира Лещенко, Александра Ткаченко и Емельяна Парубка).

Главный лейтмотив поправок к действующему Земельному кодексу, кроме № 3006, — отсрочка купли-продажи земли. Люфт — от двух до десяти лет.

Сначала законопроекты были рассмотрены подкомитетом по вопросам земельных отношений, водного и лесного хозяйства профильного комитета Верховной Рады.

— Мы рассматривали, по сути, два вопроса. Первый — продлевать ли мораторий? И второй: на сколько? — резюмирует Владимир Лещенко, председатель подкомитета. — Не уверен, что если бы мы вынесли вердикт по законопроекту Матвиенкова—Ващук раньше, то депутатский разум не наплодил бы других. Но по непонятным мне причинам с апреля прошлого года до законодательной инициативы двух наших коллег ни у кого не доходили руки. В итоге из шести членов подкомитета лишь один — Анатолий Козловский, кстати, член фракции АПУ, высказался против продления моратория, двое — за то, чтобы отложить куплю-продажу до 2010 года, и трое — до 2007-го. Демократически, большинством приняли последнюю дату.

Я выражаю мнение подкомитета, хотя лично — категорически против торговли землей, поскольку в Конституции записано: земля, недра, воздух и вода являются собственностью всего украинского народа, а не избранных. На селе сейчас царит такой хаос, что если еще и землей торговать начнем, будет полный каюк. Вот журнал со Львовщины, где начинались аграрные реформы. Статья «Село в ярме»... Дожили... Коров запрягают в телеги!

Комитет по вопросам аграрной политики и земельных отношений на своем заседании поддержал законопроект № 4050-1: продлить мораторий до 2007 года. Аргументы Ивана Васюника, одного из авторов, победили:

— 2007 год фигурирует во всех наших трех позициях. Первая: на эту дату перенести начало купли-продажи сельскохозяйственных земель. Вторая: запретить вносить земельную долю (пай) в уставные фонды хозяйственных обществ и прочих хозяйствующих объектов. Такой шаг устранит возможность продажи земли и получения денежной компенсации в случае добровольного выхода из хозяйственного общества. И третья: исключить такой способ, как мена, поскольку мы усматриваем в нем возможность нелегальной приватизации земли — под формальным предлогом обмена земельных участков. Уверен, никого не нужно убеждать в том, что Украина не готова к продаже земли, и эту константу нужно воспринимать как объективную реальность. Главная причина — слабая законодательная база.

Благословляя № 4050-1 на рассмотрение в зале под куполом, профильный комитет не предполагал, что пленарное заседание 4 марта развернется по другому сценарию. «Старейший» законопроект — № 3006 — от коллектива авторов защищал Владимир Лещенко, пылко, пропагандистски пересыпая речь убийственными перлами из романа Льва Толстого «Воскресение»: «Не может земля быть предметом собственности, не может она быть предметом купли и продажи, как вода, как воздух, как лучи солнца. Все имеют одинаковое право на землю и на все преимущества, которые она дает людям... Землю нельзя ни продавать, ни покупать, потому что если можно продавать ее, то те, у кого есть деньги, скупят ее всю... Будут брать деньги за то, что ты стоишь на земле».

Все «улучшатели» Земельного кодекса выступали, агитировали депутатский корпус, правда, с меньшим запалом, чем первый оратор. Но при голосовании «самый цитатный» № 3006 набрал лишь 102 голоса. Тогда как вслед за ним законопроект № 3372 в первом чтении «сорвал» 299 голосов, и необходимость рассматривать три следующих отпала. Куплю-продажу земли отдалили аж до 2010 года.

Политика или экономика?

А и впрямь: что преобладает в авторских изменениях к Земельному кодексу? Экономический резон или политический кураж? Засомневался... Особенно после откровения Олега Юхновского, секретаря комитета ВР по вопросам аграрной политики и земельных отношений:

— Продление моратория на куплю-продажу сельскохозяйственных земель не снимет остроты проблемы, наоборот — усугубит ее. Чтобы вокруг нее в связи с близостью президентской гонки не нагнетались политические спекуляции, предлагаю рассмотреть этот вопрос, как говорится, постфактум. Вспомните: прежде чем ввести единый сельскохозяйственный налог, новацию апробировали в нескольких районах Украины. А почему бы, по аналогии, не поступить так же и с куплей-продажей земли? Разработать пилотные проекты, «обкатать» их в выбранных регионах. Часть земли, определенный процент, я пустил бы в оборот. Фермерские хозяйства могли бы за счет прибылей, причем официально полученных и задекларированных, докупать земельные участки. Но начинать нужно уже сегодня, экспериментировать, набивать шишки, отрабатывать схемы регистрации, движения этих наделов, то есть запустить в действие сам государственный механизм. За год-два, обогатившись определенным опытом, можно выходить и на общенациональное пространство.

Но — и это моя жесткая позиция — на первом этапе держава в лице Государственного ипотечного банка должна четко контролировать процессы купли-продажи земли.

Для реализации земельной реформы требуется 2—2,5 млрд. долл. в год. Если бы их вкладывали в течение предыдущих пяти-шести лет, то сегодня уже функционировал бы легальный рынок земли. К несчастью, экономическое состояние страны не позволяет осуществлять подобные инъекции за счет внутренних инвестиций. А помощь из-за границы в основном направлена на выдачу государственных актов, чтобы как можно быстрее документально вывести землю на вторичный рынок, «размыть» настоящего хозяина...

За возней вокруг моратория на куплю-продажу земли аграрный блок правительства видит, скорее, политические тени, чем экономические проблески. Если так, то вице-премьер Иван Кириленко, лидер Аграрной партии Украины, должен корить, прежде всего однопартийца, тогдашнего руководителя одноименной фракции в ВР Екатерину Ващук за непослушание и отход от генеральной линии партии и правительства. Но единодушием здесь и не пахнет. Екатерина Тимофеевна, основательно проревизовав отдачу Земельного кодекса в течение двух лет его действия, поспешила нейтрализовать очевидные негативы. Ее законодательное дитя оказалось болезненным и хилым из-за «кислородной недостаточности» — отсутствия законов-подпорок, которые должны были бы усилить Земельную конституцию.

В конце 2002 года тогдашний премьер-министр Анатолий Кинах был вынужден признать, что из 15 законопроектов, предусмотренных соответствующим постановлением правительства, в Верховную Раду передано лишь семь. Не готовыми к рассмотрению в парламенте оказались законопроекты о регистрации земель, об экспертной денежной оценке земли, о госконтроле над использованием и охраной земельных ресурсов. Анатолий Даниленко, председатель Государственного комитета по земельным ресурсам, готовящего нормативно-правовые акты по реализации Земельного кодекса, плакался, что их разработку тормозит «неоправданная задержка с прохождением документов в министерствах и ведомствах». Но вправе ли «межведомственные интересы» доминировать над интересами общегосударственными?!

Новый рубеж — март 2003 года — наметил премьер-министр Виктор Янукович: правительство должно было успеть подать в Верховную Раду полный пакет законопроектов, необходимых для реализации Земельного кодекса. И что же? Срок прошел, а потенциал Земельной конституции, как увядший бутон, так и не расцвел.

За два года мы не прошли и половину того законодательного пути, на который сначала возлагали надежды. Естественно, при столь «тщательной» подготовке вопросов накопилось больше, чем ответов.

И все же Кабмин против продления моратория. Купля-продажа земли — единственный и последний финансовый источник, который хотя бы на некоторое время утолит жажду сельского хозяйства. Семимиллиардные гривневые бюджетные потоки, питавшие аграрное тело страны в прежние годы, давно иссякли. Банковские кредиты лишь отчасти удовлетворяют потребность аграриев в средствах. Да и те не очень-то торопятся к крестьянам: рискованный бизнес! Аграрный министр Виктор Слаута кланяется банкирам: дайте кредиты! Под будущий урожай, стоимость которого 31 млрд. грн. Не бойтесь! У вас же тройной залог! Не торопятся...

А тут — 33 млн. пахотных гектаров стоимостью 360 млрд. грн. В случае снятия моратория на куплю-продажу треть площадей сразу окажется у куркулей. Зато откроются финансовые шлюзы, и чиновничьи головы отпустит мигрень. Земля в экономическом (денежном) обороте — расцветет ипотечное кредитование под залог, что позволит привлечь в аграрный сектор около 80 млрд. грн. Дальше — цену земли учитываем при определении стоимости произведенной продукции и признаем роль земли как элемента затрат аграрного производства... Безупречные схемы, но в столичных кабинетах. В натуре же наполнить их реальным содержанием намного сложнее — как и нарезать посреди поля положенный мне на законных основаниях земельный пай.

Председатель Госкомзема Анатолий Даниленко тоже против продления моратория. Упорно доказывает, что его ведомство готово с января следующего года ко всеукраинским торгам землей. Умерьте пыл! Начиная с 2000 года, мы смогли выдать 3,92 млн. государственных актов на право собственности на землю. То есть охватили только 57,9% граждан, получивших сертификаты на земельную долю (пай). Для большей детализации: в прошлом году государственными актами осчастливлены 900 тыс. крестьян. «Госактивируются» ли до 1 января 2005 года при таких темпах остальные три с лишним миллиона? Даже при полном финансировании, а это — 255 млн. грн.? Никогда!

К тому же бюджетные средства, как кошачьи слезы, «капают» изредка. Предусмотренных государственным бюджетом на этот год денег хватит на выдачу всего 24 тыс. государственных актов. А еще не ликвидирован долг за ранее выполненные работы на сумму 169,2 млн. грн. Вот и приходится клянчить у заокеанских доноров. Реальным сроком завершения процесса «госактивации» Госкомзем считает... середину 2006 года. Так резонно ли начинать земельные торги с января 2005-го, дискриминируя довольно значительную часть бездокументных крестьян, которые по вине исполнительной власти будут выглядеть на специфическом рынке белыми воронами? И на каких основаниях операции купли-продажи будут осуществляться? До сих пор не принят закон о рынке земли. Да разве только он?!

Оппонирует госкомземовским реляциям и аграрная наука. Доктор экономических наук, профессор, вице-президент Украинской академии аграрных наук Антон Третяк отмечает объективную необходимость пролонгировать мораторий на куплю-продажу земли:

— Этот вопрос обсуждался на заседании двух отделений УААН — земледелия и аграрной экономики и земельных отношений. К величайшему сожалению, из-за отсутствия достаточной законодательной базы, прежде всего системы регистрации земли, механизма залога земельных долей, ставить вопрос о снятии моратория нецелесообразно. Можно обсуждать только время, до которого следует его продлить: 2006-й или 2007 год? Если 2004-й объявить годом наработки соответствующей законодательной базы (а нужно принять одиннадцать земельных законов и вдвое больше — экономических), лишь тогда можно говорить об отмене моратория.

Украина — не Германия

Мне импонирует опыт Германии, где создана одна из самых совершенных в мире систем земельного права с приоритетом общественных интересов. Она позволяет свести к минимуму недобросовестность в соглашениях по земле, спекуляцию земельными участками и в то же время защищает публичные интересы. Фрагментарно остановлюсь на нескольких принципах этой системы.

Действует разрешительная система оборота земель сельскохозяйственного назначения. Суть ее состоит в том, что на каждое соглашение купли-продажи участка необходимо получить разрешение компетентного административного органа. Договор купли-продажи вы можете подписать когда угодно, но до получения разрешения документы будут считаться условно недействительными, а в случае отказа в разрешении — недействительными.

Цель этой системы — защита сельского хозяйства, а также земель сельскохозяйственного назначения от нецелевого использования, изъятия из сельскохозяйственного оборота, от недобросовестных соглашений. Чтобы противодействовать спекуляции земельными участками, используются специальные регуляторы. Для сельскохозяйственных земель может устанавливаться верхний беспредел цен, чтобы предприниматели, торговцы недвижимостью не вмешивались в этот рынок и не мешали добросовестным фермерам расширять собственные сельскохозяйственные земли. Действует также прогрессивное налогообложение доходов, получаемых от соглашения купли-продажи (разность между стоимостью купли и стоимостью продажи) участков, отчуждение которых осуществляется в течение двух лет после приобретения (под застройку).

Всюду ловкачи ищут лазейки, чтобы уклониться от уплаты налогов, пошлины. Например, обе стороны, договорившись, сознательно указывают в договорах более низкую цену, чем платят на самом деле. В Германии закон предоставляет муниципальным формированиям преимущественное право покупки земельного участка. То есть, если муниципалитету показалось, что цена соглашения слишком низкая, он имеет право выкупить участок на условиях оформленного, но не зарегистрированного договора. Это право сохраняется вплоть до государственной регистрации договора. На практике подобное случается очень редко, что свидетельствует о действенности нормы закона.

И в завершение, земельные споры в Германии решают специальные земельные суды. Дела рассматривают в очень сжатые сроки, за умеренную плату, что повышает общественный авторитет этих институтов.

До третьего пришествия...

Поработали бы эти педанты в наших судах! Утонули бы в потоке крестьянских жалоб... Не только о меже. На срезе претензионных исков четко проступают возрастные кольца украинской земельной эпопеи, как давние, так и свежие. Уверен, годы непродажной пашни также оставляют свой узловатый след.

Радоваться бы, а на душе горчит. Закон № 3372 (окончательное вступление его в действие — временная формальность), казалось бы, устранил причины для социального взрыва на селе. А именно им пугали общество. Теперь нация может спать спокойно: современная Колиивщина ей не угрожает. Косы, колья с рогачами будут отдыхать по крайней мере до 2010 года. Многие из тех, кто еще в состоянии держать это оружие, к тому времени уйдут в лучший мир.

Очевидно, что со сроком моратория мы перегнули. Теперь он беспокоит меня больше, чем до недавнего времени купля-продажа. До 2010 года притупится острота зрения законотворцев, атрофируется нюх у власти, впадет в дрему крестьянство. Деформируются действующие законы. Земельный кодекс распухнет от внесенных изменений и поправок, и мы будем вынуждены полностью переписать его. И назовем плод третьим пришествием Земельной конституции. А чем обернется пятилетнее ожидание для крестьян?

Из 27 млн. га распаеванных земель 53% (а это — около 14,4 млн. га) находятся в собственности пенсионеров, из которых почти 30% не имеют наследников или наследники — иностранные граждане. Мы лишили немощных возможности за счет продажи надела хоть как-то скрасить старость. Многие из них вряд ли доживут до разрешительного 2010 года, чтобы реализовать это право. Во имя справедливости государство должно уже сейчас выкупить у этой категории соотечественников земельные участки. Первое: а есть ли на это средства? Второе: получая таким образом земли, государство, по сути, снова национализирует их. То есть возвращается на исходные позиции, с которых, собственно, и началась земельная реформа.

Когда она стартовала, «продвинутые» крестьяне спали и видели себя хозяевами на собственных гектарах. Независимыми и зажиточными! А вышло: из колхозной резервации попали в крепостничество. Это со временем до них дошло, что реформа осуществлялась вовсе не в интересах крестьян, а в интересах председателей колхозов. Их партия — Селянская, как могла, блокировала в Верховной Раде любые реформаторские замыслы, тянула время, чтобы коллеги успели сколотить стартовый капитал. Неспроста более 70% нынешних арендаторов — бывшие председатели и ведущие специалисты хозяйств, которым досталась лучшая земля, а к ней — шлейф техники. Списание миллиардных колхозных долгов перед бюджетом — ширма для широкомасштабных расхитителей обобществленного имущества и средств.

Единицы оказались на коне, большинство — под ним. Но все вместе — в арендных отношениях, самых прогрессивных, по словам аграрной элиты, в современном мире. Для меня собственный земельный пай — родной, для арендатора — чужой. Оба мы — люмпены. У меня есть земля, зато босой: ни материально-технических ресурсов, ни финансов. И наоборот — тот, кто эксплуатирует мои гектары, обут, но без земли. Так будет ли он заботиться о повышении ее плодородия? Лишь о сиюминутной выгоде.

Такие дискриминационные отношения останутся доминирующими на селе до 2010 года. Миграция арендаторов с поля на поле крайне истощит и без того бедную минеральными питательными веществами почву. Что дальше? Земельный коллапс?!

Все это наводит на невеселую мысль: закон № 3372, по сути, продлевает срок свободного, безбоязненного господства временщиков на чужой земле, создавая, опять же, благоприятные условия для жизни бывших председателей. Аграрная партия Украины продолжает курс, взятый Селянской партией.

Год от года становится все больше заброшенных, разоренных земель — заповедников сорняков и деревьев-самосевов. Миллионы гектаров пашни не засеваются преднамеренно. Глубоко продуманная и спланированная акция? Похожий «блокбастер» уже где-то видел... С промышленными предприятиями? Точно! Искусственно доводили до банкротства, выкупали за бесценок — и тогда на заводском дворе появлялись топ-менеджеры в бордовых пиджаках с блестящими пуговицами, которые бросали в озадаченную толпу: «Ваши «красные директора» не способны работать в новых условиях! Мы вам покажем, как нужно...» А потом пускали в ход резаки, разрезая на металлолом уникальное оборудование.

Какого «менеджмента» ждет земля? Манящая по форме и содержанию «продажная» земля с непродажной душой...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК