ЗАВЕРШЕНИЕ РЕФОРМ — ЗАЛОГ УСПЕХА

10 октября, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 41, 10 октября-17 октября 1997г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

В октябре 1994 года, когда Верховной Радой была одобрена программа Л.Кучмы «Путем радикальных эконо...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

В октябре 1994 года, когда Верховной Радой была одобрена программа Л.Кучмы «Путем радикальных экономических реформ», Президент Украины не был свободен в выборе экономической модели, которая была положена в основу стратегии его экономической политики. В это время экономика находилась в фазе наиболее интенсивного падения. Стоит напомнить, что только в течение 1994 года падение ВВП составило 23%, промышленного производства - 27,8%, сельскохозяйственного - 16,5%. В состоянии полной деградации находились денежная и финансовая системы. Дефицит госбюджета автоматически покрывался денежной эмиссией. В октябре он достиг астрономического уровня - 18,9% ВВП. В течение всего лишь одного года валютный курс украинского карбованца снизился в 6,6 раза. Средняя заработная плата рабочих и служащих упала до уровня 22,4 долл.

Такими были стартовые условия. Их нельзя было не принимать во внимание. Необходимо было найти механизмы, которые бы позволили соединить, с одной стороны, мероприятия наиболее быстрого преодоления инфляции и спада производства, с другой - эффективные шаги, направленные на реализацию стратегической задачи - осуществление курса глубоких рыночных преобразований.

В окружении Президента хорошо понимали сложность соединения этих, не во всем совпадающих по своей векторной направленности, задач. Было ясно: последовательно осуществлять рыночные преобразования в условиях обвального спада производства будет чрезвычайно сложно. Получившие широкое признание реформы Лешика Бальцеровича в Польше и Вацлава Клауса в Чехии, осуществлялись совершенно в иной, более благоприятной макроэкономической ситуации. В итоге их результаты оказались существенно весомее. Акцентирую на этом с тем, чтобы подчеркнуть: замедленный после октября 1994 года темп украинских реформ далеко не во всем объясняется субъективным фактором. Хотя даже с учетом этого мы могли достичь значительно большего.

Начало было обнадеживающим. Из трех лет реформ наиболее результативным оказался 1995-й. Быстрая и последовательная реализация целой системы скоординированных мероприятий, прежде всего в вопросах экономической либерализации, незамедлительно сказалась на состоянии производства. Интенсивность падения ВВП была уменьшена почти на 11 пунктов - с 23% до 12,2%. Для одного года, даже по мировым стандартам, это был достаточно весомый результат. Для сравнения отмечу, что в 1996 году темп падения ВВП удалось сократить всего лишь на 2,2 пункта - с 12,2% до 10%.

Что же случилось? Почему динамику экономических преобразований 1995 г. не удалось закрепить, и ожидаемая в конеце 1996 - начале 1997-го производственная стабилизация не состоялась?

Непредвзятый анализ показывает, что причины негативов, которые продолжают накапливаться в экономике и сегодня, кроются в непоследовательности осуществления намеченного, структурной незавершенности реформ, несбалансированности, а нередко и противоречивости управленческих решений, принимаемых на правительственном уровне.

Для многих правительственных чиновников стало модным списывать собственные просчеты в экономической политике на якобы необоснованную жесткость монетарной политики Национального банка. Вспомним, что на этой ноте закончилось премьерство Е.Марчука. С первого и до последнего дня воевал с Нацбанком и П.Лазаренко.

Такого рода позицию можно объяснить многими причинами. Хочу привлечь внимание лишь к одной, которая, на мой взгляд, проливает свет на нечто очень важное.

Каждому, кто мало-мальски знаком с современной теорией рыночной экономики, хорошо известно, что стабильная денежная единица - первооснова рынка. Формирование рыночной экономики возможно только на основе денежной стабилизации. В этом смысле можно утверждать, что глубоко рыночная по своей сути программа Президента «Путем радикальных экономических реформ», в которой приоритетность денежной стабилизации была провозглашена «безальтернативной», воспринималась многими высшими должностными лицами правительства скорее всего по канонам чиновничьей субординации. В действительности эта программа была для них чем-то инородным, чужим. Не этим ли определяются все последующие коллизии во взаимоотношениях Президента и назначенных им двух предыдущих премьеров? Тысячу раз заявляя о своей приверженности рыночной идеологии и соответственно октябрьской программе Президента, они, осмелюсь утверждать, никогда не воспринимали ее основополагающих начал.

Хорошо знаю, как была провалена летом 1995 года денежная реформа, которая должна была придать новое ускорение рыночным преобразованиям. Я был тогда членом Государственной комиссии по реформе. Все было подготовлено к ее проведению. Но в самую последнюю минуту премьер Е.Марчук дрогнул. В итоге политика ускорения рыночных преобразований на основе активной (опережающей) денежной реформы была сорвана. По сути, год был потерян. Это был один из наиболее ощутимых ударов по политике интенсивного проведения реформ, последствия которого ощущаются и сегодня.

Аналогичным образом была сорвана открывшаяся возможность придать новые импульсы реформам в связи с отклонением парламентом пакета законопроектов под названием «Экономический рост-97».

Необходимо понять смысл механизмов, которые должны были сработать при условии реализации этого пакета. Речь идет о следующем. Денежная реформа 1996 года обеспечила уже в начале 1997-го уровень инфляции, при которой финансовые потоки могли бы изменить свою направленность - начать концентрироваться в сфере производства. В Польше в 1993-м инфляция составляла 37,6%, а рост ВВП - 4%. Подобное соотношение имело место и в других странах переходной экономики, вступивших в фазу экономического роста.

Вместе с тем опыт этих стран свидетельствует, что низкие темпы инфляции в состоянии оказать воздействие на экономический рост только при условии стимулирования производства налоговой системой, преодоления чрезмерных бюджетных расходов, сокращения его дефицита, глубокой дерегуляции экономики, ее демонополизации. На решение именно этих задач был нацелен пакет законопроектов «Экономический рост-97». С его отклонением Украина потеряла еще одну возможность ускорения темпов экономических преобразований. Характерным является и то, что в этом случае, как и в предыдущем, особую роль сыграла непоследовательность правительства. При более активной позиции бывшего премьера подобное можно было бы предотвратить.

Можно, конечно, говорить о том, что соответствующие законопроекты были внесены с опозданием. Возможно, правильным было бы не связывать их принятие с бюджетом-97, предусмотреть введение с начала 1998-го. Но это уже вопросы техники. Итоги хорошо известны. Жизнь еще раз доказала очевидное: позитивные экономические результаты возможны лишь на основе комплексности реформ. Ныне незавершенность рыночных преобразований - камень на шее, который продолжает тянуть экономику в болото неопределенности. В этой ситуации политика нового правительства должна сводиться не к штопанию дыр в экономике, хотя и это исключительно важно, а сконцентрировать все внимание на том, чтобы как можно быстрее довести начатое до логического завершения.

В настоящее время ситуация в экономике несколько иная, чем это было год назад. Ценой огромнейших потерь наконец-то достигнута достаточно весомая денежная стабилизация: 6,9% инфляции за 9 месяцев и устойчиво стабильный валютный курс - один из лучших результатов постсоциалистических стран. Четко определены горизонты производственной стабилизации. К концу текущего года в основном будет преодолено сокращение ВВП, оно не превысит 1-1,5%. В августе прирост ВВП составил 2,3%. Если учесть, что по итогам 1996-го падение ВВП составляло 10%, то можно сказать, что результаты нынешнего года в этом вопросе не столь уж и плохие.

В сентябре рост в промышленности составил 5%. Важным индикатором экономической стабилизации является показатель товарооборота. За 8 месяцев он вырос на 3%. Эти процессы приобретут более устойчивый характер в будущем году. По самым пессимистическим оценкам Минэкономики, в 1998 году рост ВВП составит 0,5%, промышленное производство увеличится на 0,8%. Конечно, это еще не рост. Однако это уже реальная стабилизация, достаточная для будущего вступления экономики в фазу экономического роста.

Все это имеет место, но время для оптимизма еще не пришло. В условиях фактически полностью обескровленной экономики запоздалая стабилизация не может быть устойчивой. По моим оценкам, опасность срыва экономики в новый виток падения, выход из которого на рыночной основе станет практически невозможным, является более серьезной, чем перспектива экономического ускорения. В этих условиях как никогда умной и последовательной должна быть политика правительства. Возможность нового срыва не дает права даже на малейшую ошибку. Главное здесь не переусердствовать, не делать резких движений. Важно понять и то, что время решения социальных проблем, накопившихся в течение почти десяти кризисных лет (спад производства в Украине начался в 1989-м), еще не пришло.

Больше всего беспокоит угроза ослабления внимания к вопросам дальнейшей макроэкономической и в первую очередь денежной стабилизации. Продолжение правительством и НБУ активной антиинфляционной политики должно оставаться краеугольным камнем экономических преобразований. Обеспечим дальнейшее, пусть и незначительное, но все-таки снижение инфляции, - обязательно будут инвестиции, будет экономический рост, начнется рост реальных доходов населения.

В последнее время сделано немало в направлении снижения налогового пресса. Необходимо сделать еще один исключительно важный шаг - снизить налоговую нагрузку на фонд заработной платы и сказать: пока все, в ближайшие два-три года налоги изменяться не будут. Бюджет этого не позволяет. Популизм и в этом вопросе смерти подобен.

Превышающий 5% ВВП дефицит бюджета является не менее деструктивным, чем высокие налоги. В этой связи проблемой проблем нашей экономики является преодоление кризиса государственной неплатежеспособности. Разъедающий экономику кризис неплатежей инициируется кризисом государственных финансов. Необходимы мораторий на дальнейшее изменение системы налогов и четкая, последовательно реализуемая программа поэтапного уменьшения дефицита бюджета до уровня 3,5-4%. По большому счету ключевым критерием макроэкономической стабилизации является не уровень инфляции, а показатель дефицита бюджета. Инфляция всегда производна от дефицита.

Теперь о другом - об обеспечении перехода к активной денежной инвестиционной приватизации. Нельзя ошибиться и в этом процессе - свести его лишь к решению фискальных проблем, хотя и в этом можно решить многое. Главное в новом этапе приватизации - преодоление существующей аморфности отношений собственности, формирование реального собственника. Мы должны понять: то, что достигнутая год назад денежная стабилизация не получила до настоящего времени преодоления в экономическом росте, объясняется во многом институциональной неопределенностью отношений собственности.

Необходимо энергично, быстрыми темпами сделать все возможное и в вопросах дерегуляции экономики, стимулирования предпринимательства, фондового рынка, совершенствования платежной системы, преодоления бартеризации. Здесь не нужны дополнительные финансовые ресурсы. Очень важно, чтобы новое правительство максимальным образом сконцентрировало свое внимание на этих проблемах и вместе с Верховной Радой обеспечило их быстрейшую реализацию. Результаты этого скажутся незамедлительно.

В контексте создания необходимых условий перехода к политике экономического роста особую значимость имеет и проблема укрепления банковской системы. В президентской программе 1994 года подчеркивается: банковская система должна стать локомотивом экономических реформ. К сожалению, этого не произошло. Говорят, слабость украинских коммерческих банков отражает общий кризис экономики. Я мыслю иначе: затянувшийся кризис в экономике в значительной степени объясняется слабостью банков. И это не случайно. Необходимо признать: мы не имеем активной государственной банковской политики. Для правительства это нечто чужеродное. Все отдано на откуп НБУ. Даже в сугубо психологическом плане мы не поднялись до понимания того, что экономика может развиваться лишь опосредованно - через банковскую систему.

Что бы ни говорили, три года со времени провозглашения октябрьского (1994 г.) курса «Путем радикальных экономических реформ» не прошли даром. Мы многое сделали, многому научились, приобрели столь необходимый опыт. Экономическая политика становится все более осмысленной, сбалансированной, прогнозируемой. Самым страшным не только для экономики, но и для страны в целом, ее суверенитета, могут стать попытки начать новую перестройку. Этого никто не выдержит. Проиграют абсолютно все. Общественное сознание должно подняться до понимания этой истины.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК