УКАЗАНО ВЫЖИТЬ

23 января, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 4, 23 января-30 января 1998г.
Отправить
Отправить

Итак, произошло то, что и должно было произойти. Пламя финансового кризиса, тлевшее под набросанны...

Итак, произошло то, что и должно было произойти. Пламя финансового кризиса, тлевшее под набросанными впопыхах покрывалами в виде монетарной рестрикции, невыплаты зарплат и пенсий, секвестированных расходных статей бюджета, вспыхнуло с новой силой, стоило из Юго-Восточной Азии залететь нескольким искрам тамошнего пожара. И вот уже расшифрованная четыре месяца назад главным экономическим идеологом со стороны Президента - советником Анатолием Гальчинским - пятилетка радикального реформирования затрещала по всем швам. Оказалось, что денежно-финансовая стабилизация, в которую мы имели счастье войти в 1995 году, отнюдь не закрепилась в 1996-м, а была, попросту говоря, обезденежена. Так что объявленный годом вхождения в производственную стабилизацию 1997-й имеет большие шансы остаться таковым и в 1998-м. Что же касается 1999-го, то он, скорее всего, будет не годом экономического роста, а «просто» годом президентских выборов.

Между тем, обнародованный на днях «антидефицитный» указ уже зримо прочитывался промеж строк комментариев председателя Госкомстата Александра Осауленко к предварительным итогам развития экономики Украины в 1997 году...

Само собой был отмечен «ряд принципиально новых положительных тенденций» в виде:

а) «постоянного улучшения динамики основного макроэкономического показателя - ВВП», который за год упал на 3,2% против 10% в 1996 году; б) роста потребительских цен лишь на 10,1% против 39,7% в 1996 году и 181,7% в 1995 году; в) спада промышленного производства на 1,8% против 5,1% в 1996 году; г) спада сельхозпроизводства на 1,9% против 10% в 1996 году и т.д. Словом, налицо ставшая уже общим местом в многочисленных комментариях СМИ «стабилизация падения».

Во второй же части своего выступления главный наш статистик вынужден был отметить «отдельные недостатки»: «К сожалению, стабилизацию производства, которая наметилась в прошлом году в целом ряде отраслей, покамест не удалось подкрепить финансовой стабилизацией. Финансовое положение как отдельных предприятий, так и экономики в целом ухудшилось». И далее следовал весьма красноречивый перечень «ухудшений». Так, убыточным было каждое второе предприятие (в 1995 году - каждое пятое, в 1990-м - каждое одиннадцатое), а общая сумма убытков достигла почти

5 млрд. грн. За год кредиторская задолженность выросла в 1,4 раза (70% - просроченная) и превысила ВВП на треть. При этом платежная дисциплина практически отсутствует, а бартерные операции вплотную приблизились к половине оборота товаров и услуг (в ряде отраслей, вроде шинной и нефтехимической, они стали фактически единственным средством расчетов). Наконец, продолжала стремительно расти задолженность по зарплате, которая за год выросла на треть и колеблется вокруг отметки в

5 млрд. грн. При этом героические усилия правительства по снижению задолженности бюджетникам были с лихвой «перекрыты» руководством предприятий всех видов собственности.

Как известно, на последнем своем брифинге г-н Гальчинский, верный своей «стабилизаторской» миссии, обозначил сиюминутную ситуацию в Украине как «приближение к стабилизации». Правда, финансовое состояние, по его мнению, близко к критическому, поскольку оно не подкреплено производственной стабилизацией. В таком случае не совсем понятна его приведенная выше периодизация украинских реформ. Или он имел в виду достижение исключительно низкой инфляции? Ну что ж, чего она стоит, мы нынче убедились. И в этом контексте весьма симптоматичен вывод, сделанный г-ном Осауленко: «Без решения вопроса финансовой стабилизации дальнейшие возможности стабилизации производства весьма ограничены, а по ряду отраслей практически заблокированы. И главное, при нынешней ситуации стабилизация производства не дает тех результатов, которых от нее ждут, практически не трансформируется в социальную сферу. Можно сказать, производство работает ради производства».

Таким образом, сокращение дефицита бюджета с 3,3 до 2,5% ВВП, прописанное в последнем президентском указе, - в принципе шаг в правильном направлении. Настораживает лишь попытка решить эту проблему исключительно за счет сокращения бюджетных расходов и новых зарубежных заимствований (правительственный десант уже на Американском континенте). Здесь мы рискуем впасть в логику рассуждений приезжавшего к нам летом прошлого года на один из научно-практических симпозиумов директора московского Института экономического анализа Андрея Илларионова.

Основная мысль его доклада сводилась к тому, что статистические данные быстро развивающихся стран Юго-Восточной Азии демонстрируют одну и ту же закономерность: чем ниже госрасходы (точнее, их удельный вес в ВВП), тем интенсивнее и устойчивее экономический рост. Поскольку в России и Украине эта доля велика и «шкалит» сегодня за 40%, они никак не могут выйти на режим такого роста. Резюме: надо снижать бюджетные расходы ниже 20% ВВП, а госпотребление - и того меньше.

Но наш московский гость почему-то не удосужился упомянуть про опыт реформ бывших соцстран Восточной Европы, значительно более близких нам по целому ряду географических, исторических, социально-экономических и политических признаков. И здесь сразу бросается в глаза, что при удельном весе госрасходов около 50% ВВП рост последнего в 1995-96 годах составил в среднем в Чехии и Словении 5%, Польше - 6%, в Словакии - 7%. Невольно напрашивается вывод, что наблюдаемый там экономический рост каким-то образом был связан со сравнительно высоким уровнем социальных расходов, что, видимо, способствовало социально-политической стабильности и поддержанию необходимой покупательной способности основной массы населения.

Разумеется, все это отнюдь не означает, что социальная сфера в Восточной Европе и Украине не нуждается в глубоком реформировании. Однако же человеческое измерение радикальных реформ должно быть в самом фокусе внимания госорганов.

В заключение отмечу: исследуя в свое время правительственный проект «Основных параметров экономического и социального развития Украины на 1998 год» (см. «ЗН» от 27 сентября 1997 года), автор попытался показать, что перманентный бюджетный кризис связан не столько с проблемой минимизации расходов, сколько с обеспечением доходов из-за сильнейшей эрозии налоговой базы. Судя же по событиям этой недели, на эту сторону кризиса обращено лишь самое минимальное внимание.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК