СОТРУДНИКОВ НИКОЛАЕВСКОГО ГЛИНОЗЕМНОГО ЧУТЬ ЛИ НЕ СИЛОЙ «ЗАГОНЯЮТ» В ЗАО «ТК НГЗ»

20 февраля, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 8, 20 февраля-27 февраля 1998г.
Отправить
Отправить

Несогласных передать принадлежащие им акции ОАО «НГЗ» в ЗАО публично объявляют «вероотступникам...

Несогласных передать принадлежащие им акции ОАО «НГЗ» в ЗАО публично объявляют «вероотступниками» и по возможности стремятся избавиться от них

Сообщив в предыдущем выпуске «ЗН» о последних уточненных планах Фонда госимущества Украины относительно продажи акций ОАО «Николаевский глиноземный завод», мы также сообщили об объявленном на 20 февраля собрании другого АО, но закрытого типа, - собрании акционеров ЗАО «ТК НГЗ». О нем мы собирались рассказать подробно хотя бы потому, что далеко не все владельцы акций ОАО «НГЗ» разделяют взгляды идеологов создания ЗАО. Но объявленное собрание отменили. Причину никто не назвал. В приемной директора НГЗ и директора ЗАО «ТК НГЗ» нам любезно сообщили только то, что собрание «перенесено на апрель» (по одной версии - на 3 апреля, по другой - на 7-е). Но этот факт не только не умолил актуальность материала, который мы предлагаем читателям сегодня, но, возможно, актуализировал его.

Король Франции: - Но у меня есть друзья, я буду защищаться!..

Святой отец: - Хорошо, только вас перед этим убьют...

«Зачем вам туда? Там же мафия?!»

Этой фразой встретил меня таксист на железнодорожном вокзале Николаева после того, как я попросила его отвезти меня на Николаевский глиноземный завод. Впоследствии мне пришлось слышать эту фразу несколько раз ежедневно. И жить в Николаеве с неприятным ощущением недосказанности, подозрений; говорить вполголоса и оглядываться, прежде чем войти в дом, хозяин которого с опаской соглашался поговорить о ситуации на НГЗ (в отеле или другом приметном месте все наотрез отказывались быть замеченными рядом с журналистом). Противно, когда вынужден подражать «героям» дурацких детективов.

Еще одна деталь. Как только таксисты, в основном частники, узнают, что вам нужно на НГЗ, вы слышите сумму, за которую можно трижды объехать весь город. Почему так дорого? Те же таксисты уверенно объяснят вам, что: «Туда бедные не ездят. Заводские добираются на работу автобусами или дизелем. А в основном туда ездят на «мерседесах»...»

Обо всем этом не стоило бы упоминать, если бы это не было вполне определенной характеристикой микроклимата, в котором живет чуть ли не целый район Николаева - Октябрьский (Жовтневый или Корабельный) - мини-город, построенный за счет НГЗ для его сотрудников. Между прочим, выглядит он самым благоустроенным, ухоженным и благополучным в Николаеве. Но это только внешне. А внутренняя жизнь горожан аналогична укладу компартийных времен: никто публично не выступает против политики руководства НГЗ; в автобусе и на рынке народ шепчется о беспределе; на собственных кухнях большинство оказывается оппозиционерами; и при этом все боятся потерять работу...

Работников Николаевского глиноземного легко понять. Они привыкли к сравнительному достатку, более-менее регулярным зарплатам, знают, что их завод - стратегическое, а значит, «режимное» предприятие, а продукция его пользуется спросом и приносит хорошую прибыль. Они только не знают и понять не могут: куда эта прибыль девается, и почему им говорят, что завод вечно кому-то должен, и когда они станут получать дивиденды? Впрочем, с недавних пор многие заводчане подозревают, что на дивиденды рассчитывать не стоит, а посему ищут способ как можно дороже продать даже те несколько десятков акций, обломившихся им в процессе «большого передела» имущества НГЗ.

ОАО «НГЗ» создавалось «во имя интересов трудового коллектива»

Так говорили рабочим в 1994-1995 годах...

Все «приватизационные ужасы» НГЗ, описанные прежде в средствах информации, в том числе и авторами «ЗН», как выясняется, бледнеют на фоне черноты реальности (или того, что на нее больше похоже).

В прошлом году «ЗН» уже описало историю несостоявшейся дружбы НГЗ и некоей одесской инвестиционной компании «Фонд». Началась она где-то в марте 1992 года, когда «Фонд» активно участвовал в разработке планов аренды и последующей приватизации НГЗ. И с некоторыми проблемами, но в сентябре 1992 года организация арендаторов НГЗ была создана. Затем эта инвестиционная компания предложила создать на базе Николаевского глиноземного АО. В качестве взноса в уставный фонд АО (определенный в сумме 1 млрд. крб.) коллективу было предложено внести право 10-летней аренды госимущества НГЗ. Одесский «Фонд» обещал внести свою долю деньгами (10% - 100 млн. крб.). И уже 13 декабря 1992 года АО было создано. Причем в его состав вошли два АО - созданное на базе НГЗ и Днепро-Бугского порта. В обоих АО коллективу арендаторов НГЗ принадлежало по 90% уставного фонда. Далее одесский «Фонд» помог НГЗ добиться признания договора аренды с правом выкупа.

Зачем понадобилось трудовому коллективу добиваться (в буквальном смысле слова) аренды и приватизации НГЗ? Заводчане объяснили мне это стремление просто. Мол, к тому времени (а тогда обязанности премьера исполнял небезызвестный Ефим Звягильский) в отраслевом министерстве вынашивали план, согласно которому завод хотели оставить в госсобственности, но при этом лишить заводчан права распоряжаться прибылью. Мол, В.Мешин объяснил им тогда, что у завода будут забирать глинозем по себестоимости производства, а экспортировать и продавать его по мировым ценам будет специально созданная для этого коммерческая фирма - «Укрцветмет». Авансом эту фирму даже, говорят, освободили от всех налогов на 10 лет. Назывались и фамилии находящихся и ныне в Кабмине госчиновников высшего ранга, якобы причастных к так и не состоявшейся экспортно-глиноземной фирме...

А В.Мешин с тех пор для заводчан стал ближе отца родного, тем более, что для них было очевидно, что он чуть было не был уволен - и пал бы жертвой в борьбе за их общее дело. Но Мешин не пал. Отчасти и потому, что НГЗ к тому времени был уже арендным предприятием, и снять его, как обычного директора госпредприятия, уже было невозможно. Так или иначе, но трудовой коллектив был воодушевлен идеей отстоять свои законные права на прибыль и горой стоял за своего директора. Замечу, что отстаивать им тогда было что, ведь НГЗ еще приносил ежегодно десятки миллионов долларов прибыли. При весьма условной стоимости энергоносителей на то время себестоимость производства глинозема была крайне низкой, а экспорт - максимально прибыльным делом...

Для выкупа требовалась куча ваучеров. И тогда одесский «Фонд» предложил свою помощь. Мол, он за свои средства скупает у населения ваучеры и вносит 30% суммы выкупа денежными средствами (требовалось где-то 350 тыс. ваучеров). Но за свою помощь «Фонд» попросил впоследствии 10% стоимости НГЗ. Причем возвращать завод должен был бы в течение 10-20 лет не деньгами, а ценными бумагами привлекательных европейских и американских компаний, которые завод должен был бы скупать на фондовых биржах по согласованию с «Фондом». Фактически, наверное, заводу предлагали поучаствовать в долгосрочной схеме «отмывания» денег. Причем НГЗ при этом никаких бы законов не нарушал. Так или иначе, но в чем-то учредители одесского «Фонда» с В.Мешиным не сошлись. И он с ними побил горшки. Во всяком случае с тех пор (говорят, с 1994 года) об одесситах на заводе больше не слышали.

Но осенью 1994 года, вспоминают заводчане, директор В.Мешин «дал команду» сотрудникам собрать средства (одолжить, значит, у заводчан), чтобы выкупить за эти деньги арендуемое имущество. Народ оказался патриотично настроенным и деньги «в копилку» сдавал активно. Сумма для каждого по тем временам была смешная: эквивалент требующихся с каждого 200 тыс. крб. равнялся приблизительно 4 долларам США. Заводчане тогда получали немалую зарплату, поэтому кто-то внес в «общак» через кассу 200 тыс. крб., а кто и 70 млн. По приблизительным расчетам, 3,6 тыс. сотрудников НГЗ собрали к весне 1995 года на специальных счетах свыше 2 млрд. крб. Деньгами этими как арендаторы они, судя по всему, так и не воспользовались. Возможно, ими пользовался завод. Потом, рассказывают, уже в конце 1997 года эти деньги людям возвращали. Правда, точно не скажу, индексировали их вклады или нет...

Но если бы арендаторы НГЗ к 31 декабря 1995 года (как предписывалось дополнительным соглашением к договору аренды) успели внести положенную сумму (если не ошибаюсь, имущество завода на то время было оценено в сумму, эквивалентную 202 млн. долларов), они бы еще тогда выкупили арендуемое имущество НГЗ...

Но этого в силу массы известных и неизвестных нам причин не произошло.

Все СП создавались также «в интересах трудового коллектива»...

Как только это стало возможным, директор НГЗ В.Мешин инициировал или поддерживал инициативы создания различных совместных предприятий с участием НГЗ. Сколько было создано за последние лет шесть таких СП, большинство заводчан точно не знает. Но достоверно известно (а подробно описано «ЗН» в августе 1997 года), что в ходе аудиторской проверки в январе 1996 года было установлено, что в период с октября 1991 года по июнь 1995-го

(согласно тем документам, которые были предоставлены аудиторам, а никому не ведомо, сколько их никому и никогда не предъявлялось) Николаевский глиноземный завод (в том числе ряд юридических лиц, в разное время действовавших от имени завода) произвел долгосрочные финансовые вложения в 14 объектов. Аудиторы отметили: «Государственное имущество использовалось для формирования уставных фондов субъектов предпринимательской деятельности, а также для организации совместной деятельности используется с убытками для государства в 13 объектах финансовых вложений НГЗ из 14». Примечательно, что после этого заключения, в котором в качестве примера всяких нарушений был назван и созданный НГЗ «Никконбанк», буквально через пять дней было официально и публично объявлено о его ликвидации. Выяснилось и то, что ООО «Мобил-Таш», зарегистрированное в Венгрии, и к ликвидации которого поспешно приступили уже в ходе аудиторской проверки, принесло только убытки: 319047 форинтов в 1992 году и не меньше в 1993 году. Или другой пример - тоже «венгерское» СП «Кермодул», в уставном фонде которого доля НГЗ составляла 83,1% (224400000 форинтов). Создано было в 1991 году, а вот незначительных дивидендов учредитель - НГЗ дождался лишь в январе 1995 года.

Особого внимания заслуживает созданное в июне 1991 года 4 учредителями и зарегистрированное в США совместное предприятие Global Interholding Corporation. В мае 1992 года учредителей стало 5, в том числе два - из Украины - НГЗ и ЗалК, на долю которых приходилось всего 66,6%. Прибыль за 1992 год была направлена на увеличение уставного фонда СП до 10624 тысяч долларов США, в сентябре 1994 года (когда уже решением Высшего арбитража Украины был признан заключенным договор аренды Николаевского глиноземного завода с организацией арендаторов) в состав арендуемого имущества долгосрочные вложения в эти СП и другие, ставшие «иностранными», не включили. СП работало там себе, собирались собрания учредителей СП, утверждались отчеты, но в этих мероприятиях не участвовали представители ФГИ - как распорядители госимущества НГЗ, переданного в уставный фонд СП. Затем по каким-то причинам осталось невыполненным решение собрания учредителей СП от 12 мая 1993 года об увеличении фонда, и он остался в объеме 300 тысяч долларов. А 28 декабря 1994 года появился отчет, в котором было отмечено, что за период с 1 мая 1992 года по 30 апреля 1993 года убытки СП составили 98103 доллара... Об убытках этого СП государство, как владелец имущества НГЗ, «узнало» через 17 месяцев после подведения и констатации положительных результатов деятельности этого СП...

Дальнейшая история деятельности этого СП скрыта от чужих глаз.

Примечательно, что буквально в начале февраля 1998 года новым руководителем этого СП собрались назначить Георгия Мешина, сына директора НГЗ В.Мешина...

К началу 1996 года за пределами Украины в виде долгосрочных финансовых вложений НГЗ значились, в частности, валютные ценности в сотни тысяч долларов, внесенные в уставные фонды таких предприятий, как Global Interholding Corporation (штат Делавер, США ), Nikolaev Metal Traiding Co., Ltd (Швейцария. К слову, деятельность этого СП также весьма примечательна. Но по каким-то причинам с недавних пор она блокирована и вместо нее нишу на европейском рынке НГЗ заняла созданная с участием французов фирма «Ньюником», которая, как следует из справки 2, щедра по отношению к своим деловым партерам. С чего бы вдруг? Неужто ее намереваются объявить банкротом?!), «Мобил-Таш» (Венгрия), «Кермодул» (Венгрия). Учреждена была когда-то и трастовая компания «Николаев-Траст», и АОЗТ «Торговый дом NAP», несколько малых предприятий, коммерческий банк в Одессе - «ФЭБ».

Заметим, что при оценке имущества НГЗ взносы в вышеназванные предприятия не учитывались. Более того, «ЗН» известен прецедент, когда в редакцию обратились банкиры, у которых не так давно В.Мешин собирался одолжить кругленькую сумму, с просьбой помочь узнать, учитывалось ли имущесто НГЗ в СП за рубежом при предприватизационной оценке стоимости НГЗ , сколько таких СП и т.д. То же самое долгое время пытались установить и чиновники из Фонда госимущества. И до последнего времени на их запросы В.Мешин не отвечал (теперь права управления и госпакета акций ОАО «НГЗ» претендует В.Мешин).

Его молчание вполне понятно уже потому, что все СП ликвидировались или проходили перерегистрацию. Формально в связи с тем, что НГЗ теперь арендное предприятие, а в уставные фонды было внесено госимущество НГЗ.

Интересно, если бы при оценке имущества заграничные «вклады» НГЗ были учтены до центика, на сколько бы могла увеличиться доля государства в уставном фонде ОАО «НГЗ»? Или ее все же теперь увеличили?

Неформально, как поговаривают заводчане, закрывая СП, руководство НГЗ стремится «спрятать концы в воду». О том, что это за «концы», высказывается масса версий. Но ни подтверждать, ни опровергать их не берусь. Бизнесменам хорошо известна схема, когда при умелом перебрасывании контрактов и товаров деньги, полученные за товар за рубежом, попадают отнюдь не на счет производителя. Последнему, в лучшем, возвращают себестоимость товара. Может, это имеют ввиду заводчане, вспоминая об СП с участием НГЗ. Жаль, что с В.Мешиным так и не удалось поговорить, может, он бы и растолковал, на что это заводчане намекают?..

На сегодня, если не устарело телеинтервью В.Мешина, НГЗ остается соучредителем 3-4 СП. Тех, самых интересных...

В свое время заводчанам говорили, что при помощи СП будут заработаны деньги для выкупа имущества НГЗ в ходе приватизации... Но не то что о прибылях СП, даже об их деятельности большинство заводчан не имеет ни малейшего понятия...

Как никто из них не подозревает, куда еще в 1995 году ушли немалые деньги, которые в свое время В.Мешин предложил направить на выкуп существенного пакета одного из российских алюминиевых заводов - КрАЗа (покупателя николаевского глинозема). Неизвестны работникам НГЗ и подробности скандально несостоявшейся покупки для НГЗ акций БрАЗа через посредника в лице фирмы «Ваш финансовый попечитель» (возможно, это просто совпадения, но реестром акций созданных на НГЗ АОА и ЗАО теперь занимается компания с созвучным названием - «Ваш регистратор»...)

Заводчане, по их словам, не имеют даже возможности спросить у директора: где их деньги? Ведь на заводе по велению директора еще не проводилось общего собрания акционеров ОАО. А без его воли на то - кто ж посмеет? Никто не может даже предложить вместо него назначить другого председателя правления и вообще потребовать отчета о деятельности ОАО. «Отчеты» В.Мешин представляет в заводской газете, которая почему-то называется «Металлург». В выпусках этой газеты за январь-февраль 1998 года содержится масса любопытной информации. В.Мешин (наверное, чтобы не засорять лишней информацией мозги трудовому коллективу?) в номере газеты от 8 января весьма абстрактно сообщил заводчанам, что наконец-то «созданы все условия для того, чтобы ярко проявить экономический потенциал завода». В своем обращении «к труженикам завода» (заметьте, не к его акционерам), в частности, В.Мешин отметил две победы: «Несмотря на сложное время блокады... мы смогли выстоять»; «Вторая, не менее важная победа - внутри государства, связанная с приватизацией». (Об этом красноречиво говорят данные таблицы 1.)

Не забыл В.Мешин и о партнерах, с которыми не так давно подписал соглашение о сотрудничестве, - Таджикском и Саянском алюминиевых заводах. На это сотрудничество возлагаются большие надежды. Вот только, наверное, в канун Рождества не хотелось ему расстраивать «труженииков завода» тем фактом, что сотрудничество это висит на волоске, в том числе из-за невыполнения НГЗ всех оговоренных условий. И о том, что возврат многомиллионных долгов ТадАЗа все еще выглядит маловероятным. И о том, что В.Мешин одной рукой подписывает договоры с партнерами, а другой их аннулирует, чем создает всему заводу славу необязательного и несерьезного партнера. Можно долго рассуждать о том, что побуждает директора НГЗ и председателя правления ОАО поступать таким образом... Но на этом фоне «блестящий прорыв блокады НГЗ», о котором в последний год В.Мешин постоянно твердил, выглядит сомнительно, как и сам «факт организованной блокады». Ведь сам же директор НГЗ говорит о рынке, а значит, все другие его участники всеми способами (как и сам В.Мешин) стремились выторговать себе максимально выгодные условия. Наверное, в этой ситуации было очень удобно предстать «страдальцем», опять же - в интересах трудового коллектива. Возможно, для того, чтобы и в голову «труженикам завода» не пришла ненароком мысль о том, что, может, в динамично изменяющихся современных условиях бокситно-глиноземно-алюминиевого рынка директор просто не умеет добиваться выгодных коллективу НГЗ условий работы? При этом созданный им образ врага в лице менеджеров российских алюминиевых заводов, их акционеров и других «недоброжелателей» весьма удобен. А главное, предельно доступен и понятен людям, которые по старой привычке верят директору на слово (а в свое время он заслуженно завоевал это доверие); они привыкли не задавать вопросов (тем более что и спросить-то зачастую некого)...

После всего услышанного об НГЗ создалось впечатление, что когда говорят об НГЗ, всех его СП, ОАО и ЗАО, руководстве завода, во всех этих случаях подразумевают исключительно В.Мешина. И то, что без его ведома на НГЗ, как говорится, муха не пролетит, наверное, лишний раз подтверждает достоверную возможность моего предположения.

«ЗАО будем всячески оберегать...»

Как известно, руководству НГЗ при активном содействии харьковской юридической фирмы «МАС» («Международная аудиторская служба») удалось, правда, в судебном порядке 25 мая 1994 года добиться заключения арендного договора с Фондом госимущества. Эта же фирма занималась приватизацией НГЗ. Правда, как говорят харьковские юристы, до этого приватизационный опыт фирмы «МАС» ограничивался приватизацией весьма неприметного «сельпо», да и наличие соответствующего сертификата у этой фирмы ставилось под сомнение (наверное, на сегодня этот пробел ликвидирован). Но зато в деле приватизации НГЗ фирма и ее руководитель смогли развернуться и показать, на что они способны.

А способными они оказались на многое. Хотя и проиграли в принципе суд и не добились желаемых 44% акций для трудового коллектива, но отстояли право организации арендаторов на 30,97% акций в уставном фонде ОАО НГЗ. И если бы за последнее время в Фонде госимущества сотрудников отделов не тасовали, как карточную колоду, можно было бы найти участников тех событий, которые бы согласились рассказать много интересного о процессе приватизации НГЗ и роли в нем харьковской фирмы «МАС». Я нашла их, правда, не в ФГИ. И кое-какой информацией они поделились. Но вряд ли они захотят еще раз о том же говорить публично... уж слишком одиозна эта информация.

К слову, с тех пор ФГИ периодически требовал «передать» ему в управление государственную большую часть имущества в уставном фонде НГЗ. Но, судя по всему, эти требования остались безответными. Более того, сегодня уже В.Мешин активно добивается права управлять госпакетом акций...

Но еще более показательна история создания акционерами ОАО «НГЗ» другого также акционерного, но уже закрытого общества - ЗАО «ТК НГЗ».

Достоверно неизвестно, кому первому пришла эта гениальная мысль о ЗАО как инструменте сохранения «тружениками» контроля над ОАО «НГЗ». Но ее успешно внедрили В.Мешину, как раз в период, когда «МАС» активно боролся за долю арендаторов еще только в ОАО «НГЗ». Мысль, судя по всему, прижилась. И в мае 1996 года среди «тружеников завода» началась срочная работа по созданию ЗАО, в которой активность проявили уже литовские юристы. Правда, вскоре инициативу снова перехватил харьковский «МАС»...

В том же интервью (опубликованном заводской газетой) В.Мешин заявил: «Я хочу отметить еще один важный факт - это формирование ЗАО, участником которого является каждый из трудящихся. ЗАО - это наша с вами форма экономической и социальной защиты на долгосрочной основе. Отрадно, что большинство рабочих понимают это дело и очень хорошо относятся к нему, как к исторически важному событию, которое ни с чем невозможно сравнить по своей экономической значимости. Поэтому форму ЗАО будем всячески оберегать и формировать источники удовлетворения прибыли ЗАО, кроме той, которая будет в ОАО».

Итак, среди сотрудников НГЗ, которые в основном являются и владельцами акций ОАО «НГЗ», велась агитационная работа, целью которой было привлечение всех акций (а не столько акционеров) в ЗАО. Полгода заводчан уверяли, в основном, в том, что ежели они не вступят своими акциями в ЗАО, то трудовой коллектив вскоре в одночасье потеряет контроль и над заводом, и над ОАО, потеряет саму возможность даже влиять на судьбу завода. Соответственно, о прибыли и дивидендах им и мечтать не придется. Мол, придут новые хозяева, сократят штат, прибылью распорядятся на свой лад...

С точки зрения здравой логики эти размышления не так далеки от истины. И по большому счету ЗАО действительно могло бы стать выразителем и защитником интересов трудящихся. Тем более что мелкие акционеры, которыми в большинстве своем являются заводчане, вряд ли искушены в «играх акционеров» и управлении ОАО. Нетрудно было убедиться, что значительная часть работников НГЗ (как, впрочем, и масса населения в Украине) весьма смутно представляет себе весь комплекс задач и проблем, связанных с приватизацией и последующим управлением ОАО. Справедливо и то, что уже работающие на НГЗ менеджеры лучше других представляют себе, что такое НГЗ и как им управлять. Впрочем, это вовсе не означает, что, даже имея определенные знания, современный менеджмент сможет использовать их на благо того же коллектива и завода. Тем более, если трудовой коллектив, даже вместе взятый, не сможет контролировать действия незаводских акционеров. А еще, неровен час, может оказаться, что у менеджеров несколько иные планы насчет АО, нежели у того трудового коллектива - рядовых акционеров.

5 ноября 1996 года состоялась судьбоносная учредительная конференция ЗАО «ТК НГЗ». От каждой двадцатки акционеров ОАО был на этой конференции один представитель. И, по словам тех из них, кто буквально в лицах описал мне происшедшее тогда, это было, мягко говоря, слишком странное мероприятие. Наверное, в протоколе конференции на это нет и намека. Впрочем, не знаю наверняка, так как познакомиться с этим документом возможности пока не представилось. Со слов участников учредительной конференции ЗАО, этим мероприятием прекрасно режиссировал сам В.Мешин, который, как известно, является не только директором НГЗ, но и председателем правления ОАО, созданным на базе имущества этого завода. Делегатам конференции роздали перед ее началом проект устава будущего ЗАО, причем в обязательном порядке эти «книжечки» надлежало вернуть после конференции. Но народ, сами знаете, бывает запасливым (или забывчивым) и возвернул по окончании конференции в лучшем случае чуть больше половины таких «книжечек». За этот устав ЗАО, тем не менее, проголосовали. В пунке 8.6 его как раз и шла речь о самом принципиальном моменте - о передаче акционерами ЗАО права пользования акциями (т.е. права голосования, но не владения, распоряжения) уполномоченному лицу. Избрали 9 членов правления, правда, вместо 7 предполагавшихся.

Еще до этого решено было собрать по 5 грн. с каждого заводчанина - будущего «ЗАОчника» для формирования уставного фонда ЗАО, хотя основным взносом в этот фонд должны были послужить акции ОАО «НГЗ». К 5 ноября 1996 года требующаяся сумма была собрана.

Но вот что интересно, что собирали ее, так сказать, по оптовому списку - по ведомости. Это при том, что заводчане должны были вносить свои взносы по кассовым ордерам. И получается, что уже в середине февраля 1998 года никто (во всяком случае из тех десятков заводчан, с которыми я говорила) не имел на руках никакого юридического подтверждения тому, что они внесли в уставный фонд свои гривни. Как никто не располагал никаким документом, подтверждающим их права на акции АОА, право пользования которыми участниками ЗАО переданы - по нотариально заверенным доверенностям - 24 доверенным лицам (в основном из числа руководства НГЗ, которых, говорят, отбирал директор)... До недавних пор никто не располагал выписками из протокола о том, что он является участником-акционером ЗАО...

31 декабря 1996 года ЗАО «ТК НГЗ» было зарегистрировано, и начался процесс оформления доверенностей, формирования фонда и пр. Уставный фонд ЗАО определен был в денежной части 37 тыс. грн. Участниками ЗАО стали 7,4 тыс. заводчан.

«Странно,

что есть такие вероотступники»

Но вскоре среди заводчан поползли слухи (увы, подтвердить их или опровергнуть в ходе моей командировки на НГЗ ни у кого из руководства не удалось; впрочем, надежда на это остается) о том, что якобы странным образом случилось так, что они подписали доверенность, согласно которой они передавали не право пользования своими акциями в ЗАО доверенным лицам (т.е. право голосовать этими акциями), а передали право владения ими (а это уже - передача в собственность?). Стали говорить и том, что якобы в учредительном договоре ЗАО (также непонятным для заводчан образом) оказались (?) измененными условия эмиссий. Заводчане говорят, что помнят, как голосовали за то, что после оплаты первой эмиссии, т.е. формирования первоначального уставного фонда ЗАО, будет объявлена вторая эмиссия, в ходе которой в обмен на акции ЗАО будут приниматься акции ОАО. Но потом заводчане прослышали, что им предстоит в счет погашения второй эмиссии внести все акции, приобретенные по льготной подписке и за ваучеры, и всю долю собственности трудового коллектива и даже 5% долю акций руководства НГЗ. Последнее, вероятно, вызвало не только недовольство рядовых акционеров, но и руководителей завода...

В ходе собрания ЗАО была, по словам участников, масса других явлений, охарактеризовать которые даже не решаюсь. Насколько соответствует действительности рассказанное ими выше, смог бы прояснить, наверное, В.Мешин или недавно назначенный директор ЗАО В.Новожилов. Но поговорить с ними пока так и не удалось, несмотря на все предпринимаемые попытки.

К слову, в интервью Владимира Новожилова той же заводской газете (за 8 января 1998 года) есть примечательные слова директора ЗАО. Даже корреспондент «Металлурга» (вслед за заводчанами, вероятно) не удержалась «в рамочках» и заметила: «...народ не в восторге, когда на руководящую должность назначается человек со стороны». В.Новожилов не согласился с тем, что его считают «пришельцем», и напомнил, что имел отношение к НГЗ, а с 1991-го по 1996 год он руководил украино-швейцарским СП, затем региональным представительством корпорации Global Interholding. Почему он ушел, не объяснял. А о части деятельности СП читайте выше. Но заводчанам почему-то не понравилось назначение В.Новожилова директором ЗАО. Как рассказывают на НГЗ, работники завода не в восторге и от главного бухгалтера ЗАО, коим назначен Евгений Степанов, бывший директор «Никкомбанка». Вероятно, по странному стечению обстоятельств, говорят заводчане, именно при директорстве Е.Степанова названый банк пришел в упадок. Возможно, это просто совпадение?..

Совпадением, возможно, является и следующее. Несмотря на то, что сначала заводчане, упорно приглашаемые в ЗАО, не то чтобы противились, но не торопились вступать туда. Но впоследствии народ чуть ли не массово стал отзывать свои доверенности... И ряды участников ЗАО стали заметно редеть. Между тем, руководство НГЗ все активнее призывало всех в ЗАО. Возможно, это опять же просто совпадение, но на заводе рассказывают, что тех немногих заводчан, которые не подчинились приглашению в ЗАО или отозвали в числе первых свои доверенности, да еще и заявили об этом открыто, либо уже нет в списке работников, либо они понижены в должностях...

В интервью заводской газете (от 8 января 1998 года) директора ЗАО есть интересный и познавательный диалог:

- Как вы объясните, что часть членов ЗАО отозвала доверенности? - спрашивает журналист.

- Я не сторонник резких определений, но на том фоне, о котором я говорил выше, - это на грани предательства. (Выше В.Новожилов говорил буквально следующее: «Человек, продавая акции на сторону, забывает, что их новый владелец не намерен решать его проблемы (жилье, автомашины, обучение детей, лечение и т.д.). А в планы ЗАО это входит... И второй момент. Надо учитывать, какая напряженная борьба велась дирекцией завода за то, чтобы хозяином предприятия стал трудовой коллектив. И продажа акций на сторону может привести к тому, что они окажутся в руках тех, кто не должен управлять заводом, т.е. наших оппонентов».) А мягче сказать - это непатриотично. Хотя, конечно, человек волен поступать с тем, что он заработал, как ему хочется, независимо от общественного мнения. Но коллектив НГЗ слыл всегда дружной семьей. И странно, что есть такие вероотступники...

Доподлинно неизвестно, сколько акционеров отозвали свои доверенности (обо всей этой истории с доверенностями, возможно, стоит рассказать отдельно), но то, что это уже стало массовым явлением, - похоже на правду. Те, с кем я беседовала на эту тему, говорят, что больше всего их возмущает тот факт, какими способами добиваются послушания идеологи ЗАО. Они, мол, говорят, что ЗАО обещает своим акционерам сохранить на 5 лет рабочие места, а вот если заводчане отзовут доверенности и «уйдут из стада», то, мол, никто и работы им не гарантирует. Говорят и много других неприятных вещей.

Но так или иначе, для меня очевидно одно, что руководство завода, оно же руководство ОАО и ЗАО, не смогло мирным путем договориться с потенциальными акционерами о нормальных и приемлемых для всех «правилах акционерной игры». Тем самым, возможно, изначально полезная идея создания ОАО и ЗАО только породила у заводчан недоверие и к самой идее акционирования НГЗ и веру в искренность руководителей, ее пропагандирующих.

На этом фоне, наверное, и хорошо, что собрание акционеров ЗАО перенесено с февраля на апрель. Возможно, кто-то к тому времени одумается, кто-то попытается найти общий язык с оппонентами. А кто-то и присмотрится повнимательнее к происходящему на Николаевском глиноземном вообще и в его ОАО и ЗАО в частности. Хотелось бы в это верить. И все же задать несколько вопросов и председателю правления ОАО «НГЗ», директору В.Мешину, и директору ЗАО В.Новожилову, и еще нескольким личностям, причастным ко всему вышеописанному. Наверное, после разговора с ними в эту историю будет внесена ясность. Неприятно, когда жизнь становится похожей на дурацкий детектив.

P.S. Не мое дело давать советы Президенту, тем более что советников у него - хоть завались, да только воз проблем и ныне там. Но в ситуации, когда заводчане открыто говорят, что никто не вмешается в деяния В.Мешина потому, что якобы «за Л.Кучмой должок перед В.Мешиным»; когда на то же в неофициальных разговорах намекают высшие госчиновники, когда-либо имевшие отношение к теме НГЗ, а официально они наотрез отказываются не то что вмешаться, а просто прокомментировать эту ситуацию, - на фоне всех этих нелицеприятных для репутации главы державы отголосков, наверное, неуместно продолжать делать вид, что его это не касается...

Справка 2

Наверное, финансисты НГЗ без особого труда подтвердят, что в январе дебиторская задолженность предприятия составила всего 15 052,69 тыс. долл., в том числе:

•912,2 тыс. долл. и 3 771,081 тыс. долл. - за глинозем по контрактам 1996 года,

•47,669 тыс. долл. - за глинозем по контракту 1997 года,

•8 739,95 тыс. долл. - за услуги Николаевского горводоканала,

•421,368 тыс. долл. - за глинозем и материалы,

•1 000,0 тыс. долл. - по кредиту,

•1 475,0 тыс. долл. - за дизель-поезд,

•630,567 тыс. долл. - предоплата за импорт товаров.

Дебиторская задолженность фирмы «Ньюником» в январе составляла всего 41 752,244,934 тыс. долларов, в том числе:

•32 759,113 тыс. долл. - компании Alleuette Anschtalt (ТадАЗ) за глинозем,

•8 903,643 тыс. долл. и 3,699 тыс. долл. - за глинозем,

•85,789 тыс. долл. - за экспедиторские услуги.

Общая дебиторская задолженность НГЗ и фирмы «Ньюником» составила в январе около 56 804,934 тыс. долларов.

Справка 3

Кредиторская задолженность ОАО «НГЗ» (к началу января 1998 года в долларовом эквиваленте)

•15 175,048 тыс. долл. - долг НГЗ за импортированные бокситы;

•11 361,007 тыс. долл. - задолженность за использованный газ;

•10 158,465 тыс. долл. - общая сумма долга НГЗ бюджету,

в том числе:

•7 886,400 тыс. долл. - долг НГЗ по арендным платежам,

•1 057,763 тыс. долл. - неуплаченный налог на прибыль,

•873,600 тыс. долл. - неуплаченный НДС,

•340,703 тыс. долл. - сумма других долгов бюджету;

•6 025,815 тыс. долл. - задолженность НГЗ по платежам

во внебюджетные фонды;

•8 767,796 тыс. долл. - долги поставщикам материалов и сырья;

•8 063,113 тыс. долл. - долг за оплату переработки боксита;

•6 727,452 тыс. долл. - долг поставщикам оборудования;

•4 349,700 тыс. долл. - долг за электроэнергию;

•3 517,030 тыс. долл. - долг поставщикам каустической соды;

•2 414,974 тыс. долл. - долг экспедиторам;

•6 162,974 тыс. долл. - долг НГЗ по кредиту и подрядчикам.

Related video

Общая задолженность НГЗ составляет около 82 млн. 725 тыс. долларов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК