ПЯТИЛЕТКА БЕСПЛАТНОГО ТОПЛИВА—ИТОГИ, БЕЗ ПЕРСПЕКТИВЫ

21 августа, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 34, 21 августа-28 августа 1998г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

За последние годы в энергетике страны резко возросла доля атомных станций. Имея только четверть мощностей, они вырабатывают почти половину электроэнергии...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

За последние годы в энергетике страны резко возросла доля атомных станций. Имея только четверть мощностей, они вырабатывают почти половину электроэнергии.

Такая ситуация объясняется просто - последние годы атомщики не имели особых проблем с топливом. Сначала в течение 2,5 лет АЭС жгли то, что осталось с «имперских времен» (благо инфляция свела остаточную стоимость топлива практически к нулю). Потом, в качестве компенсации за 3600 атомных боеголовок 43-й ракетной армии, вывезенных в Россию, Украине досталось 1800 топливных сборок для АЭС, чего хватило еще на три года. Причем это топливо было не продано государством АЭС, а передано им. Иначе говоря, последние пять лет большинство АЭС (кроме многострадальной Чернобыльской и Ривненской) фактически работали на бесплатном топливе. Но все когда-либо кончается. Скоро из России поступит последняя партия топливных сборок для АЭС. И дальше за поставки топлива придется платить по 330 млн. долл. в год…

На первый взгляд это не так уж сложно - теоретически все АЭС высоко рентабельны, все они входят в первую десятку лучших украинских предприятий по балансовой прибыли и при нормальном уровне оплаты вполне способны купить все сами. Но в современных условиях словосочетание «нормальный уровень поступления платежей» может вызвать только усмешку. Доля денежной оплаты электроэнергии в 1995 году составляла до 2%, в 1996-м она поднялась до 6,87%, а в прошлом достигла аж 7,8%. Остальное -взаимозачеты, бартер и т.п. Полученных «живых» денег не хватает на зарплату персоналу. На станциях зарплату нередко платят талонами, карточками, путевками в санаторий и т.д. Дабы получать хотя бы половину зарплаты деньгами, доходило до предзабастовочного состояния. Слово «электроденьги», т. е. оплата электроэнергией за услуги, стало в Минэнерго вполне официальным.

Пока приходилось оплачивать только 20% поставляемого топлива, эти проблемы были не столь очевидны. Однако когда дармовое топливо стало заканчиваться, проблема резко обострилась. С прошлого года фактически прекращен вывоз отработанного топлива в Россию, на что нужно 90 млн. долл. в год. Сорвана программа по повышению ядерной безопасности: в 1997 году из необходимых 400 млн. грн. она была профинансирована всего на треть. На станциях было сокращено число ремонтов. В этом году резко возросло число инцидентов на АЭС.

С начала 1998 года изменился и статус АЭС, прежде они фактически находились «на беспривязном содержании», имея все права юридических лиц. Как итог - каждый выживал в одиночку. Станции проводили практически нескоординированную политику по закупке свежего и вывозу отработанного топлива, особенно по расчетам за энергию. При этом, как и положено в «нормальной феодальной» (т.е. безденежной) экономике, постепенно перешли к натуральному хозяйству, пытаясь наладить у себя выпуск всего, что только можно. Наиболее преуспела в этом самая мощная Запорожская АЭС. Она имеет у себя три ремонтных завода и прикупила оборудование у недостроенной Крымской АЭС. Запасы оборудования на ее складах доходили до 100 млн. долл. Более мелкие станции оказались в куда в худшем положении, занимаясь иногда просто самоедством. Например, когда в разгар зимы вышел из строя турбогенератор единственного работающего блока Хмельницкой АЭС, пришлось снимать его с недостроенного 2-го блока.

Но самим директорам АЭС, очевидно, было что терять, и попытка организовать единое управление путем создания компании «Энергоатом» была встречена, мягко говоря, без восторга. Красноречивый факт: за время формирования «Энергоатома» на своем месте усидел единственный директор АЭС. Однако и создание компании пока видимого эффекта не дало.

Несмотря на предпринимаемые усилия только к началу лета удалось частично наладить схемы расчетов поставок топлива в Украину с российским поставщиком - «Концерном «ТВЭЛ». Причем и здесь господствует бартер, всего 30% расчетов должно производиться деньгами, а 70% - продукцией украинских предприятий. Но даже при этом деньгами придется заплатить более 100 млн. долл.(225 млн. грн), а это фактически столько же, сколько всего получили атомщики за свою продукцию в прошлом году деньгами. В общем, за первое полугодие на закупку топлива нашли только 38 млн. долл. (23% от необходимого), а вот задолженность за оплату топлива из России к августу достигла 292 млн.долл.

Для получения продукции, используемой в бартерных расчетах, пришлось в очередной раз возродить адресную схему реализации электроэнергии (прямые поставки наиболее платежеспособным потребителям). Это вызвало волну протестов не только у частных энерготрейдеров, но и у директоров ТЭС. По их расчетам, реализация этой схемы может привести к тому, что ТЭС не смогут закупить топливо и проводить ремонты, так как «если АЭС продадут планируемые объемы» адресной электроэнергии, выручка на ТЭС в этом году сократится на 900 млн. грн. Однако, по мнению Минэнерго, это единственно возможный выход: сегодняшнее предложение энергии в 5-8 раз превышает платежеспособный спрос, и при отмене «адрески» рынок просто заполнят фирмы-однодневки, которые продают энергию значительно дешевле ее стоимости.

В общем, де-факто санкционировано продолжение продолжающейся уже несколько лет увлекательной игры - кто кого передемпингует. В последнее время убедительную победу в ней одержали атомщики. Благодаря малой доле топлива в себестоимости электроэнергии, они вполне успешно и почти законно продают энергию за полцены всем, кто может за нее заплатить (как правило, это посредники). В результате прибыль уходила от станций к посредникам. По данным ГНАУ, одна Запорожская АЭС уступила на дисконтах 113 млн. грн.

Не слишком оправдало себя и применение вексельных схем расчетов: потери АЭС только на дисконтах, ушедших «налево» и доставшихся посредникам, налоговая администрация оценивает в 324 млн. грн.

Сами АЭС тоже не без греха - за последние два года они включили в тариф 242 млн. грн. расходов, не связанных с производством электроэнергии. А проведение договоров переуступки требования и взаимозачетов обошлось им в 144,1 млн. грн. потенциальных убытков.

Не давайте в долг безнадежным заемщикам, особенно государству

Все чаще атомщики не получают деньги за продукцию. За прошлый год дебиторская задолженность выросла с 1633 до 2654 млн. грн., другими словами - более 9 месяцев станции отпускали энергию, а денег не получали.

Между тем, согласно действующему порядку расчетов за энергию, обязательства перед бюджетом возникают сразу после отпуска электроэнергии. С учетом того, что задолженность НДЦ перед АЭС составляет в среднем пятимесячный объем отпуска, станции сразу оказались крупнейшими должниками. К примеру, Запорожская АЭС должна бюджету 244 млн. грн. (52% задолженности всей Запорожской области). Кстати, дебиторская задолженность последней на начало второго квартала впечатляет - 1309 млн. грн.

Не многим уступает ей «дебиторка» Южноукраинской АЭС - 1003 млн. грн. Вот только требование не отпускать энергию ненадежным потребителям выглядит иронически. Самый ненадежный из них - Национальный диспетчерский центр. Той же Южноукраинской АЭС он должен 672 млрд. грн. (причем с начала года долг вырос на 16,7%). Аналогичная история и с Ривненской АЭС, где из 525 млн. грн. «дебиторки», 239,7 млн. обеспечил НДЦ. И если в начале года он задолжал атомщикам 1350 млн. грн., то уже в конце первого квартала - 1654 млн. грн., и конца-краю этому не видно.

В итоге получается, государственное на 100% учреждение - НДЦ должно деньги 100% государственным же АЭС, которые в свою очередь должны госбюджету. А НДЦ должно всем в основном потому, что ему не платят коммунальные и другие госструктуры. Минэнерго вполне обоснованно считает, что именно по вине государства и происходит 70% неплатежей в энергетике. Все, круг замкнулся, виноватых снова нет. Неплатежи, правда, тоже никуда не делись.

Вообще, чем хороша энергетика для проверяющих, так это тем, что в ней трудно спрятать основной продукт. Поэтому и наиболее популярные оценки роли теневого сектора основаны именно на производстве энергии. Спрятать в ней можно только финансовые потоки, чем последние годы многие и занимались. Итогом их деятельности стало состояние перманентного кризиса, в котором пребывает энергетика. Для наведения в ней порядка экономических решений недостаточно...

За топливо придется платить, а значит, деньги, которые сейчас утекают в чьи-то карманы, должны изменить направление, как бы владельцам этих брюк не было досадно. Для этого нужна политическая воля, иначе этот год может стать последним годом функционирования единой энергосистемы Украины. В противном случае придется покупать кому дизель-генераторы, а кому и керосинки. А керосин, особенно накануне президентских выборов, -продукт взрывоопасный.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК