ПРИВАТИЗАЦИЯ ЭНЕРГЕТИКИ: ИСКУССТВО ПЕЧЬ БЛИНЫ

10 июля, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 28, 10 июля-17 июля 1998г.
Отправить
Отправить

Принятое Кабмином постановление о приостановке приватизации энергогенерирующих компаний до «выяснения причин резкого падения цен» стало этапным...

Принятое Кабмином постановление о приостановке приватизации энергогенерирующих компаний до «выяснения причин резкого падения цен» стало этапным. Если ранее уже приостанавливалась приватизация энергораспределяющих компаний, то теперь дело дошло и до генерации. Тем самым подведен итог первому, романтическому периоду приватизации предприятий отрасли. Теперь предстоит делать выводы, объясняя, в частности, тот очевидный факт, что пока от приватизации тепловых электростанций ни государство, ни сами станции не получили ни копейки денег, а положение в энергетике лишь ухудшилось. Что особенно забавно, учитывая, что из намеченных на текущий год 1040 млн. грн. поступлений в бюджет от приватизации за первое полугодие получено - по крайне оптимистичной оценке Минфина - только 278 млн. грн.

Подготовка к приватизации началась три года назад. Тогда при активном содействии международных консультантов была произведена структурная реформа в энергетике. Были разделены производство и распределение энергии. Взамен существовавших 8 региональных энергокомпаний, где эти функции были объединены, были созданы 7 энергогенерирующих и 27 распределяющих энергокомпаний. В качестве образца была принята английская система энергорынка. Основная идея заключалась в создании нескольких примерно равнозначных компаний, благодаря имевшейся разветвленной системе электропередач могущих конкурировать друг с другом. В тепловой энергетике появились четыре энергогенерирующие компании, причем все они в дальнейшем подлежали приватизации.

Тогда же и началась льготная подписка среди работников предприятий. Поначалу она шла ни шатко ни валко и особого интереса у финпосредников не вызывала. Льготники вкладывали свои ваучеры, а взамен получали квитанцию, удостоверявшую право на получение акций. Кстати, самих акций у них нет и по сей день. Некоторые компании все же вели скупку, но без особого энтузиазма.

Однако в конце весны прошлого года, благодаря работе Внебиржевой торговой системы (ПФТС), рахитичный украинский фондовый рынок все же поймал последнюю волну уходящего мирового фондового бума. Начался подлинный ажиотаж. Ожидания инвесторов подстегивал и опыт приватизации российских энергокомпаний, где цена подобных акций на протяжении года увеличилась в 5-6 раз. Кроме того, сравнение уставного фонда наших энергокомпаний с западными электростанциями аналогичной мощности приводило к выводу о недооцененности их в десятки раз. Так, если соотношение одного киловатта установленной мощности к уставному фонду на Западе колеблется от 500 до 600 долл., то в наших компаниях - не более 15. И акции энергокомпаний стали расти в цене, как на дрожжах. Станции обросли палатками инвесткомпаний, где все лето и осень шла лихорадочная скупка акций у работников станций.

Хотелось, как лучше

Однако льготная подписка - это только четверть акций, а остальной пакет оставался в руках у государства. В условиях вечной нехватки денег оно тоже решило получить побольше средств от их продажи. Но сразу же начались споры между Фондом госимущества и Минэнерго. Если энергетики отдавали предпочтение некоммерческим конкурсам с упором на инвестобязательства, то ФГИ настаивал на проведении конкурсов коммерческих, позволявших быстрее привлечь средства в бюджет. Предполагалось, что продавать пакеты акций энергокомпаний будут уже в конце 1997-го-начале 1998 года.

На споры ушли в прошлом году конец лета и начало осени, когда же компромисс был достигнут, ситуация на рынке уже изменилась. Бурный рост цен прекратился, наступила временная стабилизация. Впрочем, тогда всем казалось, что это просто естественная корректировка цен после бурного роста и вскоре они вновь пойдут вверх, хотя и не так быстро. Однако в конце октября начался обвал российского фондового рынка, утащивший за собой и котировки украинских энергокомпаний. Спад продолжается и до сих пор. Если выразить цену компаний через рыночную стоимость их акций (см. табл. 1), то их цена упала за прошедшие 9 месяцев почти в пять раз и в настоящий момент почти вдвое ниже, чем год назад.

Поняв, что на внутреннем рынке получить ощутимых средств не удастся, Фонд госимущества выдвинул идею проведения международных конкурсов. Однако в этот момент уже шла острая борьба между Фондом и Верховной Радой, и последняя не без удовольствия зарубила президентский указ о конкурсах, как противоречащий действующему законодательству. На утрясание необходимых формальностей ушло некоторое время. В конце концов остановились на международных тендерах, проводимых уполномоченными лицами.

Энергокомпания

как бесприбыльная организация: здесь вам Донбасс, а не Йоркшир

Выход на внешний фондовый рынок носит принципиальный характер. И проблема вовсе не в том, что придется иметь дело с иностранцами. Здесь, по существу, как раз ничего не меняется. На украинском фондовом рынке, как, впрочем, и на российском, погоду делают нерезиденты; свыше 70% объема сделок осуществляется под заказ иностранных инвесторов. Причем работают на нем практически исключительно спекулянты, заинтересованные в коротких, с периодом максимум полтора-два месяца, сделках купли-продажи.

При всей непривлекательности этого положения для экономики в нем есть и своя положительная сторона. Спекулянтам, по существу, безразличны финансовые показатели наших предприятий, их интересуют лишь краткосрочные тенденции на рынке. Выход же с продажей крупных пакетов «за бугор» предполагал поиск стратегического инвестора, для которого на первый план выходила окупаемость вложенных средств. И здесь на первое место выходили именно финансы.

Во-первых, инвестору необходимо выложить достаточно неплохие деньги, так, за пакет в 24% уставного фонда «Донбассэнерго» государство хотело бы получить (с учетом инвестобязательств) 150 млн. долл., т.е. примерно по 6 номиналов за акцию. Между тем сейчас на внутреннем рынке цена на эти акции устремилась к одному номиналу, а курс скупки уже опустился ниже его.

Могут возразить, что для энергетики эти деньги являются смешными. Так, недавно в той же Англии одну из 12 энергокомпаний, Йоркширскую, купили за 1,5 млрд. фунтов стерлингов. Однако несмотря на то, что и наши компании создавались по образцу английских, проблемы у нас, мягко говоря, иные. Интересно было бы посмотреть на работу английских энергетиков при уровне общей оплаты за отпущенную электроэнергию, колеблющемся от 54% (как в прошлом году у «Донбассэнерго») до 89% (у «Западэнерго»).

И это еще далеко не все. Бартеризация в энергетике составляет 50%, из чего вовсе не следует, что оставшуюся половину платят деньгами. В основном это переводные поручения, взаимозачеты, векселя и только 7-10 процентов - деньги. К чему это приводит, можно судить на примере того же «Донбассэнерго», где, несмотря на наибольшую из всех компаний прибыль, задолженность по зарплате доходит до пяти месяцев. Пока речь идет об украинской государственной компании, это воспринимается «нормально», как и задолженность энергетиков перед бюджетом. Но представьте реакцию на то же положение в компании, контролируемой иностранцами!

Во всем остальном мире, за исключением разве что СНГ, принято платить за электроэнергию 100%, причем деньгами. И по-другому западные инвесторы работать не умеют и не хотят. А в украинской энергетике уровень денежной составляющей с 1995 года не превышал 20%, и все (кстати, достаточно вялые) попытки увеличить эту долю провалились. Фактически на рынке сложились несколько уровней цены за электроэнергию, при оплате деньгами ее можно получить и на 50% дешевле. Это, правда, ниже себестоимости, но зато дает возможность иногда платить зарплату. Причем основной ценовой демпинг осуществляют как раз стопроцентно государственные атомные станции. Вот только просчитать в результате этого какую-то реальную рентабельность инвестиций становится невозможно.

Для наведения порядка в расчетах пришлось бы предусмотреть в условиях контракта купли-продажи передачу в подчинение покупателю бригады «спецназа» с вертолетами (для выбивания денег из потребителей) либо предоставить право на отключение от сети всех неплательщиков, невзирая на их подчиненность. И то, и другое сейчас малореально. А до наведения порядка в этой сфере спрос на наши электростанции будет или вообще отсутствовать, или будут предлагаться совсем уж «смешные» цены.

За катастрофическим состоянием в платежной сфере позабылось, что и техническое состояние станций также далеко от блестящего. До 60% оборудования выработало свой ресурс. При этом средства на его реконструкцию отсутствуют. В среднем один киловатт установленной мощности дает чистой прибыли от 3 до 9 долл. в год. Причем «живых» денег из них менее одного доллара. Между тем только для частичной модернизации с целью поддержания ресурса станций на ближайшие 15-20 лет необходимо вложить по 50-70 долл. на один киловатт. И если эти деньги будут «импортными», то отдавать их придется в 100-процентной денежной форме, причем в валюте.

Но даже эти вложения по существу проблему не решают, если учесть, что большинству из нынешних 104 энергоблоков Минэнерго через 20 лет все равно потребуется замена. Иными словами, ежегодно необходимо вводить 3-4 новых энергоблока, на что потребуется минимум по миллиарду долларов. Между тем с 1991 года не введено в строй ни одного…

Нормальные герои всегда идут в обход

Кстати, большинство инвесторов отнюдь не в восторге от реструктуризации отрасли. Они не хотят принимать на себя ответственность за энергокомпанию, т.е. группу ТЭС, находящихся в разном состоянии. Тем более что к продаже предлагается только 24% акций. Государство готово отдать в управление 26%+1 акцию своего пакета, чтобы обеспечить инвестору контроль над предприятием, но и это особого энтузиазма не вызывает: иностранцы хотят в свою собственность сразу как минимум 51%, причем лучше всего не в энергокомпаниях вообще, а в наиболее современных и рентабельных станциях. И на сегодняшний день единственным примером участия нерезидентов в приватизации как раз и является передача в управление контрольного пакета не входящей в энергокомпанию Дарницкой ТЭЦ канадской компании Northland Power сроком на 15 лет.

Впрочем, и сами энергетики затрудняются обосновать целесообразность функционирования ряда энергокомпаний в нынешнее время. К примеру, три станции «Центрэнерго» удалены друг от друга на 600-700 км. При становящемся уже традиционным разъединении энергосистем России и Украины (в последний раз это произошло 29 июня) ее Змиевская ТЭС (28,5% мощностей компании), как и вся Харьковская область, остается работать параллельно с энергосистемой России. Иными словами, «Центрэнерго» работает в энергосистемах разных стран.

Аналогичная ситуация с «Западэнерго», где для получения средств от экспорта настойчиво пытаются перевести максимально возможное число блоков Бурштынской и Добротворской ТЭС на работу с Центральноевропейской системой CENTREL. Причем планируется их полный вывод из энергосистемы Украины. Как в этом случае они будут продолжать «оказывать влияние на формирование конкурентной среды» на нашем рынке, остается загадкой.

Фактически Минэнерго не слишком настаивает на приватизации по принципу «все или ничего». Оно достаточно легко соглашается на выделение строящихся и модернизируемых блоков из состава компаний - лишь бы работали. В частности, предполагается создание АО по достройке блоков на Добротворской ТЭС-2 и Луганской ТЭС, Мироновской ТЭС. Буквально на днях было создано ЗАО «Днепрлайн» для замены старых энергоблоков Приднепровской ТЭС и произошло выделение самой современной Харьковской ТЭЦ в отдельное юридическое лицо.

Существуют и другие трудности. Приватизация нарушает сложившийся баланс сил в энергетике. Существующие поставщики топлива и торговцы электроэнергией будут не в восторге от прихода посторонних инвесторов. А о силе их влияния наглядно свидетельствует тот факт, что, несмотря на принципиальное решение о продаже энергокомпаний только на международных тендерах, за последние три месяца 24% акций «Днепрэнерго» уже дважды пытались выставить на торги на внутреннем рынке - сначала на некоммерческом конкурсе, а затем на бирже. Причем если в первый раз покупка обошлась бы инвестору в 98 млн. грн. и 130 млн. долл. инвестиций в течение пяти лет (в сумме это примерно 12,5 номинала), то во второй - лишь в 78 млн. грн. (3,32 номинала), что практически соответствует сложившемуся уровню цен на рынке. Правда, вероятность такой продажи невысока. По словам представителей ФГИ, Всемирный банк настаивает на продаже энергогенерирующих компаний именно на международных конкурсах. А учитывая высокую степень зависимости украинского правительства от кредитов МВФ и ВБ, к таким советам прислушаются.

Хотя возможны и обходные пути. В последнее время вновь активизировалась идея выпуска конвертируемых еврооблигаций. Конвертироваться они будут в акции, в т.ч. энергетических компаний. Выпуск этих бумаг возможен уже в третьем квартале текущего года. Если припоминаете, в 1995 году что-то подобное намечалось с «газпромовками». Тогда из-за противодействия Верховной Рады идея не сработала. Посмотрим, сработает ли теперь.

Пока же процесс приватизации энергогенераторов фактически приостановлен. Договора с уполномоченными лицами на проведение конкурсов по «Донбассэнерго» и «Центрэнерго» все еще не подписаны. Тем самым эти конкурсы, на подготовку и проведение которых необходимо минимум шесть месяцев, однозначно переносятся на следующий год.

А вот вторичный рынок акций этих компаний, похоже, постепенно приходит в себя. Например, в последнее время вновь появился крупный заказ на акции того же ОАО «Днепрэнерго». И это уже неплохо, так как основное правило украинской приватизации гласит: был бы заказчик, а приватизация будет.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК