ПОПУЛИСТСКИЕ ПЛЯСКИ ВОКРУГ СЕЛЬСКОЙ ДРАМЫ

03 октября, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 40, 3 октября-10 октября 1997г.
Отправить
Отправить

Вообще-то любой парламент по своей природе - клуб популистов, в промежутках между провозглашением лозунгов и деклараций занимающийся насущными госделами...

Вообще-то любой парламент по своей природе - клуб популистов, в промежутках между провозглашением лозунгов и деклараций занимающийся насущными госделами. Одному из таких дел Верховная Рада Украины посвятила изрядный кусок своего пленарного дня 16 сентября, преодолевая президентское вето на закон «О госрегулировании импорта сельхозпродукции». Причем одолела весьма уверенно - 311 голосами. А это уже тянет на глас народа. Но когда знакомишься со стенограммой «народного» волеизъявления, невольно вспоминается одно наблюдение основоположника английского детектива сэра Гилберта Кита Честертона: «Хотя я вовсе не считаю, что мы должны есть говядину без горчицы, я совершенно убежден, что в наши дни существует куда более серьезная опасность: желание съесть горчицу без говядины». Поэтому просим прощения у читателя за то, что посвятим последующие строки не столько юридическим казусам законотворческого чревоугодия, из-за которых, собственно, и разгорелся весь сыр-бор, сколько натуральным свойствам упомянутых пищевых продуктов.

Кто такие либерал-народники и как они воюют…

Главным действующим лицом двухактного водевиля «Все - на защиту отечественной горчицы!» можно смело назвать одного из авторов закона, члена комитета ВР по финансам и банковской деятельности Сергея Терехина. Ну а квинтэссенцией его гамлетовского монолога «Быть или не быть новым тарифам и квотам?» стал, на наш взгляд, следующий пассаж: «Действительно, по своим экономическим взглядам я - сторонник либерализма во внешней торговле. Однако степень либерализма должна определяться степенью безработицы в этой стране. Я не желаю, чтобы из-за слепой политики свободного допуска на рынок субсидированных товаров иностранного производства останавливались в Украине целые отрасли и росли расходы государства на содержание людей, не имеющих работы».

Как известно, сверхзадача политика - таким образом сыграть чью-то роль, чтобы все в нее поверили. И судя по результатам голосования, Терехин-либерал вполне справился с ролью Терехина-народника, разъяснив активистам Селянской партии и фракции «Возрождение и развитие АПК», как в США из бюджета платят премию за каждую тонну экспортируемой пшеницы, что позволяет дяде Сэму демпинговать на мировом рынке. Тем же, по словам Сергея Анатольевича, занимаются наши прежние идейные братья из Восточной Европы, дотируя буквально все - от картошки до винограда. Насчет подрывной деятельности родственников по бывшему Союзу ничего сказано не было. Тут, видимо, не до того: теневые субсидии чиновникам как на самой границе, так и по обе ее стороны и без того велики.

Но поскольку теневой статистикой не владеют ни исполнительные, ни законодательные органы, не приглядеться ли нам более внимательно к официальным данным в интересующей нас сфере? Тогда просим глянуть на таблицу, где приведена соответствующая долларовая статистика.

Итак, даже при сравнительно низких таможенных тарифах и отсутствии квот импорт сельхозпродукции в последнее время сократился почти на 40%. И хотя экспорт сократился еще более (почти наполовину), он по-прежнему превышает импорт более чем вдвое. Еще разительнее спад импорта и преобладание экспорта над импортом в торговле со странами СНГ и Балтии. То есть как раз с теми субъектами внешнеэкономической деятельности, которые являются нашими главными рынками сбыта сельхозпродукции (и не только ее) и с которыми у нас подписана целая серия соглашений о свободной торговле. А ведь у нас и так уж много месяцев фактически идет торговая война с Россией. Но этого для ревнителей местной горчицы оказалось мало - подавай им войну на всем евразийском пространстве! И было б ради чего - ведь весь импорт из стран СНГ и Балтии составил за полгода аж $180 тыс. (!).

Нет, что ни говорите, но при мысли о 313 голосах «за» начинаешь лучше понимать, насколько прав был старик Винер, когда писал: «Подобно волчьей стае, государство глупее большинства своих членов». Правда, еще за три столетия до него прожженный интриган лорд Честерфилд обратил внимание современников на то, что политики руководствуются в своих деяниях отнюдь не разумом и уж тем более не чувствами, а интересом. В чем же сошлись интересы либералов из группы «Реформы» и консерваторов из фракций аграрного генералитета?

Очередные задачи постсоветской власти

В почти одноименном труде вождь мирового пролетариата так наставлял партию и народ: «Во всякой социалистической революции, после того как решена задача завоевания власти пролетариатом и по мере того как решается задача экспроприировать экспроприаторов и подавить их сопротивление, выдвигается необходимо на первый план коренная задача создания высшего, чем капитализм, общественного уклада, именно: повышение производительности труда, а в связи с этим (и для этого) его высшая организация».

Возьмем на себя смелость утверждать: мы переживаем ныне довольно схожий момент истории. А потому с некоторой коррекцией терминов приведенную цитату можно вполне принять за программу радикальных экономических реформ. И поскольку нас интересует их сельхозаспект, сравнение целесообразно произвести с таким плодом социалистической революции, как коллективизация 1929-33 годов.

Если взять свежую пятилетку ревпреобразований (1992-96) и обозначить ее как деколлективизацию деревни, немедленно обнаруживается удивительное сходство разделенных десятилетиями мероприятий. Прежде всего оба они начинались по инициативе сверху, без сколько-нибудь заметного встречного движения снизу. Как социал-, так и либерал-радикалы мало верили в то, что новые хозяйственные формы (колхозы и фермы) в короткий срок дадут большой рост эффективности. Ведь не было ни нужной и в необходимом количестве техники, ни соответствующей технологической, организационной и финансовой инфраструктуры. И в том, и в другом случае цель была одна - уничтожить «белое кулачество» и «красную директорию» как класс. Но тут-то и начинаются различия.

Первое с помощью ГУЛАГа удалось вполне, второе - полностью сорвалось. Хотя и в том, и в другом случае середняков успешно экспроприировали, но в 30-х годах их обобществили, а в 90-х - маргинализовали: поскольку крупные хозяйства деградировали и натурализовались, большинство лучших работников из деревни ушло или сменило род занятий.

В завершение сопоставления логично сравнить некоторые цифровые итоги искомых периодов. К моменту завершения коллективизации валовая продукция сельского хозяйства сократилась примерно на треть и уровень 1928 года был достигнут только перед войной. Хотя производство зерновых снизилось незначительно, поголовье лошадей сократилось на 55%, крупного рогатого скота - на 50, производство мяса - на 43, молока - на 33%. А вот в 1992-96 годах «вал» упал на 41%, поголовье скота - на 29, производство зерна - на 36, мяса - на 101, молока - на 86%. То есть получается так, что по большинству показателей «либерализация» агросферы намного превзошла ее «сталинизацию».

Причин тому, безусловно, множество, но мы бы хотели отметить две, на наш взгляд, решающие. Первая - сильнейший кризис сбыта, связанный с низким платежеспособным спросом и утратой значительной части внутреннего рынка. Так, анализ цен на товары ширпотреба, проведенный в различных областях Украины по поручению МВЭСторга в первой половине сентября, показал, что стоимость импортных продуктов питания превышает в 1,5-5 раз цены отечественной продукции, а непродовольственных товаров - в 1,2-4 раза. При этом в торговой сети цены на аналогичные товары выше на 20-80%, чем на рынках, из-за очень высоких арендных, коммунальных, эксплуатационных и прочих затрат - еще один пример полнейшего отсутствия чувства реальности у чиновников всех уровней.

И тем не менее, согласно исследованиям того же периода, доля импортных продовольственных товаров колеблется на рынках от 33% (вареная колбаса, сливочное масло) до 90% (сигареты), в торговой сети - от 33% (пряники) до 100% (куры). Ну а по непродовольственным товарам вообще полное засилье импорта: на рынках - 61-95%, в торговой сети - 40-80%. В совокупности это означает: коллапс нашей легкой промышленности и приближение к тому же состоянию АПК происходит не столько из-за агрессии импорта, о чем не устают вещать и писать народолюбы, сколько из-за нищеты основной массы населения, которое не в состоянии покупать в необходимых количествах даже более дешевую местную продукцию. Да и самообеспечение продовольствием с огородов и приусадебных участков уже вошло в образ жизни - и это как ни странно радует некоторых наших горе-либералов, не видящих дальше своего носа.

Вторая причина катастрофы - дробление, противостояние и частичное уничтожение еще вчера тесно связанных трех звеньев АПК. Первое звено - производство средств производства - либо безнадежно в экономическом плане (сельхозмашиностроение), либо переориентировано на экспорт (минеральные удобрения и ядохимикаты), либо ликвидировано (мелиоративное и дорожное строительство, сельская электрификация). Второе звено - агропроизводство - объективно тормозится третьим звеном - хранением, транспортировкой, переработкой и реализацией сельхозпродукции, работающим исключительно на собственную прибыль. В связи с этим не пора ли отказаться от употребления самого термина «агропромышленный комплекс»?

При этом обретет изначальный смысл название парламентской фракции - «Возрождение и развитие АПК». При условии, разумеется, что ее члены не станут, по примеру Григория Дихтяренко, - второго содокладчика по данному закону, - заявлять, что главная причина кризисного состояния АПК - «отсутствие системной аграрной политики, нежелание, неумение отслеживать происходящие в этой отрасли процессы», и... тут же сводить все эти процессы к защите собственного производителя. И это в то время, когда еще на Всеукраинском совещании по вопросам АПК в январе сего года экс-премьер Лазаренко говорил: «Сразу от этого (импорта продтоваров. - А.Г.) отказаться мы не сможем. Ведь затратная модель экономики, которая многие годы всех устраивала, дала в условиях начального рынка серьезные сбои... Дорогое молоко, мясо, другая продукция при крайне низком платежеспособном спросе не нашли сбыта и вынудили товаропроизводителя реализовывать или обменивать ее по ценам, которые ниже затрат». Вот откуда «сворачивается мясомолочное скотоводство, птицеводство, общественный сектор все больше отказывается от трудоемкого овощеводства и картофелеводства».

Что же касается заявления г-на Дихтяренко о том, что «за прошлый год из кредитов в $1,1 млрд. основной кредит США использовался для ввоза сельхозпродукции», то и на сей счет Павел Иванович имел несколько иную точку зрения: «К сожалению, не научили наши хозяйства пользоваться как следует иностранными кредитами. За последние пять лет в АПК было привлечено свыше $1,1 млрд., а в 1996 году - почти 285 млн., или 90% от общей суммы кредитов, полученных всеми отраслями экономики. Погашено за этот период $570 млн., в том числе за счет бюджета - 98%... По большинству полученных кредитов работают соответствующие органы».

Ну, об эффективности работы «соответствующих органов» нашим законодателям, вероятно, рассказывать не нужно. Но как-то сомнительно, чтобы в обстановке всеобщего воровства штатовские деньги целиком пошли даже на такое не слишком богоугодное, по мнению верховных аграриев, дело, как импорт продтоваров.

«В состоянии ли отечественный производитель наполнить собственный рынок продукцией растениеводства и животноводства? - задает далее вопрос Г.Дихтяренко. - Ответ однозначен, проблема здесь отсутствует».

Ой ли? Любому непредвзятому наблюдателю понятно, что вместо запирания на замок таможенных границ, которые помогут нашему сельхозпроизводству примерно так же, как мертвому припарка, нужны как минимум две реанимационные процедуры - внедрение четкой и ясной системы частной собственности, включая землю, и конкуренция. То есть то, чего большая часть парламента допустить ни за что не желает. А без них выполнение «завета Ильича» повышать производительность и организацию труда нереально - почти три четверти века «реального социализма» тому порукой.

P.S. То, что от возведения барьеров на пути ввоза бананов угроза превращения Украины в «банановую республику» не ослабнет, подтвердило единодушное преодоление ВР еще одного президентского вето - на сей раз на закон «О статусе народного депутата». Если ко всем прежним льготам и привилегиям добавить преимущественное право вещать и писать во всех без исключения бюджетных СМИ, то, видимо, получим тот же порядок цифр, что и в России: затраты на функционирование одного депутата там равны средней зарплате 123 человек. И это без таких «мелочей», как 12 должностных окладов со всеми доплатами и надбавками при выходе на пенсию и 80 % того же «расширенного» оклада самой пенсии, которые теперь предусмотрены законом Украины. Так что никакие тарифы нашему депутатскому корпусу не страшны: сколько плодов надо, чтобы стать «банановыми королями», столько и купим!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК