ОБ УКРАИНСКОМ ПАРАЛЛЕЛЬНОМ ЭКСПОРТЕ

31 июля, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 31, 31 июля-7 августа 1998г.
Отправить
Отправить

Объединению украинской и российской энергосистем посвящается Среднестатистический потребитель ...

Объединению украинской

и российской энергосистем посвящается

Среднестатистический потребитель электроэнергии вряд ли может заметить тяжелое положение украинской энергосистемы - лампочки горят, вода тоже понемногу начинает появляться. А вот энергетикам об этом, пожалуй, напоминать не следует. Они могут многое рассказать о том, как удается который год удержать энергетику на грани развала. Интересно, что наши же энергетики практически удерживают еще одну национальную энергосистему - молдовскую.

В советские времена энергетики развивали объединенную энергосистему от Вены до Камчатки и не думали, что когда-нибудь придется делиться в связи с обретением независимости бывшими советскими республиками. Но, пожалуй, главная причина раздела энергосистем все же не в этом.

При нормальном развитии электроэнергетики в странах СНГ (или же умеренных масштабах кризиса в национальных экономиках) потребности в разделе энергосистемы просто не возникло бы - продолжала бы работать объединенная энергосистема, фиксировались перетоки на границах и сальдо возвращалось бы в начале периода в виде электроэнергии или ее эквиваленте. И работа «независимых» энергетиков ничем бы не отличалась от «советских».

Некоторое время после 1991 года энергосистемы стран СНГ частично по инерции, частично потому, что от Союза топлива осталось немерено, продолжали работать сообща. Но скоро

«халява» закончилась или только началась?

Необходимость «подгонки» национальных энергосистем под административные границы возникла в связи с тем, что некоторые страны СНГ начали работать с постоянными перетоками. Собственно, и не в перетоках проблема. Принцип параллельной работы предполагает, что сторона с позитивным сальдо возвращает его в начале месяца электроэнергией. Из бывшего Союза только 5-6 государств могут при определенных обстоятельствах быть энергоизбыточными, остальные потребляют электричества больше, чем вырабатывают. Общеэкономический спад привел к тому, что многим государствам не удается вернуть долги за потребленную в неплановом порядке электроэнергию не только в «электрическом» виде, но и ни в каком другом. Тогда и появилась необходимость разъединения.

Поиск путей разъединения породил проблемы. Украина, например, до сих пор не знает, что делать с Молдовой. В рамках глобальной энергосистемы Молдову рассматривали (по крайней мере, энергетики) как область Украины. Между этими двумя государствами линии электропередач (ЛЭП) проложены таким образом, что разъединение практически невозможно: от молдовских поставок зависит наличие света в домах жителей Одесской области. Собственные генерирующие мощности у компании «Одессаоблэнерго» достаточно слабые (за 1997 год произведено 123 млн. киловатт/час, при потреблении 4,119 млн. кило-

ватт/час), практически отсутствуют ЛЭП, способные предоставить недостающие мощности из Украины. Таким образом, Молдову при всем желании украинской стороны отключить от энергосистемы нельзя.

До 1993 года Молдова вырабатывала больше электроэнергии, нежели потребляла (см. табл. 1). Но ситуация резко изменилась в 1995 году, хотя уже в 1994 году Молдова превратилась в энергодефицитную страну. У страны, оказавшейся перед такой проблемой, есть два выхода - поднять собственную генерацию (возможность такую наши соседи имели) или импортировать электроэнергию. Молдова изобрела свой.

Молдовский вариант

Директор Молдовской ГРЭС Георгий Желябов считает, что «официальный Кишинев преднамеренно снижает выработку на электростанциях Молдовы». Например, в июне молдовская сторона не выработала даже тот лимит электроэнергии, на который поставила собственный газ. И это тогда, когда проблема энергосбережения обострилась - начались веерные отключения и Украина всерьез заговорила о том, что отключит. Кстати, в конце июня Украина достаточно серьезно предупредила Молдову. «Злые языки», приближенные к НДЦ, поговаривали, что у диспетчеров есть уже несколько схем, которые позволят поддержать Одесскую область и отключить Молдову. Мол, пока лето, проведем небольшую дисциплинирующую акцию. Ведь зимой ни о каком отключении не может быть и речи - Одесса замерзнет.

Предполагать, что снижение производства электроэнергии происходило с одобрения Департамента энергетики и энергетических ресурсов Молдовы (аналог украинского Минэнерго) позволяет и статистика. Если проанализировать темпы падения производства электроэнергии в странах СНГ и Молдове, напрашивается интересный вывод: снижение производства произошло за счет двух скачков в 1994-м (на 21%) и в 1995-м (на 85%) (см. табл. 2). Причем тенденции в СНГ были абсолютно противоположные. Небольшой (в абсолютных показателях) прирост производства в 1996-м непоказателен, поскольку увеличение выработки на 200 млн. киловатт/час в год означает введение генерирующих мощностей в 25 киловатт.

Приведу еще один факт в подтверждение этой гипотезы. Программой развития энергетики Молдовы до 2010 года предусмотрено поэтапное наращивание генерирующих мощностей и увеличение выработки электроэнергии. Так, в 1995 году (по расчетам молдовских специалистов) производство должно было составить 14,13 млрд. киловатт/час, а к 2000-му - 18,42. Исходя из того, что программа эта разрабатывалась не последними людьми в энергетике Молдовы (большинство ее авторов сейчас работают в Департаменте энергетики и энергоресурсов Молдовы), можно предположить, что провалы производства имеют несколько искусственную природу.

С 1994 года Молдова заняла интересную позицию. На сегодня с этим государством Украина имеет договор о параллельной работе энергосистем, что подразумевает возвращение сальдо. Но поскольку с того же 1994-го у Молдовы просто не было электроэнергии, чтобы вернуть в украинскую сеть (при наличии достаточных мощностей), проблема на некоторое время заморозилась. Молдова потребляла столько электроэнергии, сколько ей было необходимо, а украинские энергетики этого как бы не замечали. Как сказали в НКРЭ, «за всем сразу не уследишь. Вот когда был создан энергорынок, тогда и разобрались с тем, кто и что нам должен».

Украинским энергетикам тоже жилось весело в начале 90-х - оставшееся со времен Союза на атомных станциях топливо закончилось в 1993 году. Зато потом Украина «обменяла» в России свою стратегическую пиротехнику на вполне ядерное топливо. Тепловики тоже определенное время были завалены топливом. Атомная доля в производстве энергии «докатилась» до 50%, и такие «мелочи», как исчезновение 5-6 млн. киловатт/час в сутки, не замечались. Но наступил 1997 год, энергорынок и прочее, иными словами, пришло время считать.

Посчитали и решили переговорить с Молдовой. К этому времени с 1994 года долг достиг ощутимой величины. Точную цифру автору добыть не удалось, так как она считается чуть ли не гостайной. Официальные же источники проговорились о цифре 60 млн. долларов в конце 1997 года, т.е. когда Молдова уже около полугода работала над уменьшением долгов. Кстати, за прошлый год Молдова перекачала из системы Украины 2 млрд. киловатт/час (см. табл. 3). Средняя цена была около 2,8 цента. Таким образом, только за прошлый год цена всех перетоков составила около 55 млн. долларов.

И вот новая цифра - по словам заведующего отделом передачи электроэнергии НКРЭ Украины Людмилы Васильевой, на 1 июля 1998 года Молдова… ничего не должна НДЦ. Но есть повод сомневаться в полном возмещении долгов Молдовой, а значит, стоит поискать, куда они делись - реструктуризировались или укрылись?

Сомнения порождает один момент. К началу 1997 года официальный долг Молдовы за украинскую электроэнергию составлял 60 млн. долларов, долг российскому «Газпрому» за поставленный газ - около 230,3 млн. долларов и Молдавской ГРЭС - около 18 млн. долларов (к окончанию первого полугодия). За первое полугодие долги «Газпрому» и Молдовской ГРЭС увеличились. Сейчас долги Кишинева «Газпрому» оцениваются в 600 млн. долларов (предварительные оценки на июнь 1998 года) и Молдовской ГРЭС - в 20 млн. долларов (оценка Георгия Желябова).

К началу года все кредиторы по очереди поставили Молдову перед фактом - предпринимайте что-нибудь, не то - отключим. «Газпром» пригрозил прекращением газопоставок, Молдовская ГРЭС и Украина - прекращением поставок электроэнергии. Обещание выполнил, пожалуй, только «Газпром». Но по другому и быть не могло. И граждане Молдовы давно усвоили это. Поэтому сообщение о сокращении газопоставок привело к очередному буму на электрообогреватели и электроплитки.

Руководство Молдовской ГРЭС на переговорах с Кишиневом обещало направить энергию на экспорт. Но… По одну сторону Приднестровья - Украина, которая расценила бы действия Приднестровья как попытку реэкспорта своей электроэнергии. Ведь основные связки с молдовской энергосистемой проходят по территории Приднестровья, и есть только одна связь через правый берег; с другой стороны находится Молдова, которая просто не пропустит в Восточную Европу приднестровскую энергию.

Более того, Украина, похоже, расценивает попытки сотрудничества Приднестровья с Минэнерго как политическую игру, в которую не следует ввязываться. О заполитизированности вопроса говорит многое, в частности тот факт, что начало договорных отношений Украины с Приднестровьем фактически означало бы признание республики субъектом международного права, а значит… Такую позицию уж точно не поняли бы в Европе: ведь для сепаратистов появился бы прецедент признания независимости на энергетической почве. А мало ли какие станции и у кого есть…

В марте этого года приднестровцы направили вице-премьеру А.Голубченко предложение о заключении договора о параллельной работе Украины с Приднестровьем, тот передал его в Минэнерго. Там они успешно пылились несколько месяцев. Но в июне настойчивые приднестровцы напомнили о себе. И тогда Минэнерго… решило провести трехсторонние переговоры. Что происходило за закрытыми дверями, угадать сложно. Но, по просочившейся информации, Украина якобы выслушала обе стороны, подавила назревающий конфликт и сказала: «Посмотрим». Как заявил А.Шеберстов: «Мы никому не отказали. На встрече были определены базовые подходы. Стороны разъехались, чтобы подготовить более конкретные материалы».

Можно понять позицию Минэнерго - «и тем, и другим дам». Ведь от Молдовы во многом зависит стабильность работы отечественной энергосистемы. Сейчас Украина на условиях полуофициальных договоров регулирует уровень «непланового потребления» соседей. Невыполнение Молдовой договоренностей о потреблении сильно осложнит работу отечественных диспетчеров. Более того, жесткая позиция любой из сторон может означать для Одесской области отключение от энергосети.

Возможно, у читателя сложилось мнение, что молдовская сторона принципиально не платила и не платит за отечественный «возбужденный электрон», но это не совсем так. Кроме того, Украина (то ли просто из просчета, то ли из иных побуждений) помогла Молдове частично рассчитаться. И

процесс пошел

За долги Молдовы до 1997 года была установлена цена 2,2 цента за 1 киловатт/час. С марта прошлого года НКРЭ поэтапно довело цену до 3,2 цента. Таким образом, большую часть долгов Молдове представили по достаточно приемлемой цене. Но и при такой цене Молдова не имела реальных возможностей погашения долгов. И тут появляется схема.

С прошлого года на Департамент энергетики и энергоресурсов Молдовы вышли несколько украинских компаний с новой схемой работы. Их предложение заключалось в том, чтобы эти компании производили в Украине ту электроэнергию, которую Молдова непланово потребляет. Расчеты с независимыми поставщиками планировалось проводить на договорных основах и в договорные сроки. Схему запустили, и она пока работает.

Официально это выглядит так: Молдова поставляет на станции Украины топливо, платит за его переработку и так погашает долги.

Директор департамента энергетики Молдовы Михаил Чеботарь считает, что для Украина положительный момент в том, что они (компании) поставляют на станции Украины топливо, и возвращают в украинскую энергосистему электричество. Для Украины хорошо то, что взаиморасчеты по долгам ведутся.

Сначала по схеме работало не много компаний. Связано это было с тем, что долги Молдовы закрывались по очень низкой цене (2,2 цента, а с марта 1997-го - немного выше). Таким образом, работать в Украине было как бы выгоднее. И все-таки нашлись компании, которые занялись этим бизнесом.

Не секрет, что сейчас между украинскими независимыми поставщиками присутствует элемент конкуренции. В большинстве из них говорят, что был бы клиент, а электроэнергия всегда найдется. Посему и клиентов искали, где только могли. Поэтому присоединение компаний к работе по схеме частично объясняется теснотой отечественного платежеспособного рынка.

Но не только. Со времени, когда НКРЭ начала повышать цену на электроэнергию для Молдовы, находилось все больше желающих поучаствовать в упомянутой схеме. И понятно почему: ведь за один и тот же объем поставленной в систему Украины электроэнергии можно было получить больше молдовского товара. Постепенно, по свидетельству одного из операторов, возник чуть ли не ажиотаж. Причем последний прибежавший (условно) получал худшие условия или более дешевые долги. Но слух пошел, и вскоре и долгов по 2,2 цента не оказалось. Таким образом, к концу первого полугодия диспетчеры НДЦ впервые за последние годы облегченно вздохнули и с гордостью сказали: «Все, долгов нет!».

Сегодня в схеме все меньше участников: одни имели краткосрочные планы, на других долгов не хватает. Кроме того, нельзя исключать возможности искусственного ограничения количества операторов. Ведь при своевременности расчетов схема может быть очень даже выгодной. Практически работа по ней позволяет экономить некоторые средства, поскольку эти операции не считаются импортом-экспортом.

На самом же деле, существующую ситуацию другим словом, кроме скрытого экспорта, назвать нельзя. А из этого следует, что и некоторые начисления на ввозимую продукцию тоже отсутствуют.

По свидетельству одного из операторов, задолженность Молдовы перед Украиной осталась прежней. Но теперь она распорошена между несколькими десятками фирм, которые занимаются или занимались обслуживанием схемы. То, что задолженность существует, признал не один оператор: «Взаиморасчеты с Молдовой идут очень туго». Выходит, задолженность не изменилась, но теперь Молдова имеет долги перед частными фирмами и это делает подсчет общего долга практически невозможным. Неофициальные оценки колеблются от 30 до 70 млн. долларов.

Вряд ли можно допускать, что эта схема создана раз и навсегда. Специалисты говорят о некоторой ее шаткости: фирмы могут просто выйти из игры. Этого, по словам злых языков, боится Минэнерго Украины, которое, похоже, такая ситуация пока устраивает.

Точка в этой истории не поставлена. По словам А.Шеберстова, Минэнерго пока не знает, будет ли продолжать работать параллельно или наконец начнется официальный энергоэкспорт в Молдову. Наладить нормальные отношения с Молдовой будет достаточно тяжело, ведь признание перетоков экспортом (тем, чем это, похоже, есть на самом деле) повлечет кучу сложностей - 90-дневный срок репатриации, кучи акцизов, пошлин и т.д. Но и продолжать работать в том же духе тоже нельзя. Практически, если бы у украинской энергосистемы не висела на шее еще и молдовская, то можно было бы без лишних проблем работать параллельно с Россией. Неплановые «заборы» Молдовы приблизительно равняются неплановым перетокам электроэнергии из России в Украину. Но это уже другая тема.

Об украинском параллельном экспорте

Начало на 1-й стр.

Предполагать, что снижение производства электроэнергии происходило с одобрения Департамента энергетики и энергетических ресурсов Молдовы (аналог украинского Минэнерго) позволяет и статистика. Если проанализировать темпы падения производства электроэнергии в странах СНГ и Молдове, напрашивается интересный вывод: снижение производства произошло за счет двух скачков в 1994-м (на 21%)

и в 1995-м (на 85%) (см. табл. 2). Причем тенденции в СНГ были абсолютно противоположные. Небольшой (в абсолютных показателях) прирост производства в 1996-м непоказателен, поскольку увеличение выработки на 200 млн. киловатт/час в год означает введение генерирующих мощностей в 25 киловатт.

Приведу еще один факт в подтверждение этой гипотезы. Программой развития энергетики Молдовы до 2010 года предусмотрено поэтапное наращивание генерирующих мощностей и увеличение выработки электроэнергии. Так, в 1995 году (по расчетам молдовских специалистов) производство должно было составить 14,13 млрд. киловатт/час, а к 2000-му - 18,42. Исходя из того, что программа эта разрабатывалась не последними людьми в энергетике Молдовы (большинство ее авторов сейчас работают в Департаменте энергетики и энергоресурсов Молдовы), можно предположить, что провалы производства имеют несколько искусственную природу.

С 1994 года Молдова заняла интересную позицию. На сегодня с этим государством Украина имеет договор о параллельной работе энергосистем, что подразумевает возвращение сальдо. Но поскольку с того же 1994-го у Молдовы просто не было электроэнергии, чтобы вернуть в украинскую сеть (при наличии достаточных мощностей), проблема на некоторое время заморозилась. Молдова потребляла столько электроэнергии, сколько ей было необходимо, а украинские энергетики этого как бы не замечали. Как сказали в НКРЭ, «за всем сразу не уследишь. Вот когда был создан энергорынок, тогда и разобрались с тем, кто и что нам должен».

Украинским энергетикам тоже жилось весело в начале 90-х - оставшееся со времен Союза на атомных станциях топливо закончилось в 1993 году. Зато потом Украина «обменяла» в России свою стратегическую пиротехнику на вполне ядерное топливо. Тепловики тоже определенное время были завалены топливом. Атомная доля в производстве энергии «докатилась» до 50%, и такие «мелочи», как исчезновение 5-6 млн. киловатт/час в сутки, не замечались. Но наступил 1997 год, энергорынок и прочее, иными словами, пришло время считать.

Посчитали и решили переговорить с Молдовой. К этому времени с 1994 года долг достиг ощутимой величины. Точную цифру автору добыть не удалось, так как она считается чуть ли не гостайной. Официальные же источники проговорились о цифре 60 млн. долларов в конце 1997 года, т.е. когда Молдова уже около полугода работала над уменьшением долгов. Кстати, за прошлый год Молдова перекачала из системы Украины 2 млрд. киловатт/час (см. табл. 3). Средняя цена была около 2,8 цента. Таким образом, только за прошлый год цена всех перетоков составила около 55 млн. долларов.

И вот новая цифра - по словам заведующего отделом передачи электроэнергии НКРЭ Украины Людмилы Васильевой, на 1 июля 1998 года Молдова… ничего не должна НДЦ. Но есть повод сомневаться в полном возмещении долгов Молдовой, а значит, стоит поискать, куда они делись - реструктуризировались или укрылись?

Сомнения порождает один момент. К началу 1997 года официальный долг Молдовы за украинскую электроэнергию составлял 60 млн. долларов, долг российскому «Газпрому» за поставленный газ - около 230,3 млн. долларов и Молдавской ГРЭС - около 18 млн. долларов (к окончанию первого полугодия). За первое полугодие долги «Газпрому» и Молдовской ГРЭС увеличились. Сейчас долги Кишинева «Газпрому» оцениваются в 600 млн. долларов (предварительные оценки на июнь 1998 года) и Молдовской ГРЭС - в 20 млн. долларов (оценка Георгия Желябова).

К началу года все кредиторы по очереди поставили Молдову перед фактом - предпринимайте что-нибудь, не то - отключим. «Газпром» пригрозил прекращением газопоставок, Молдовская ГРЭС и Украина - прекращением поставок электроэнергии. Обещание выполнил, пожалуй, только «Газпром». Но по-другому и быть не могло. И граждане Молдовы давно усвоили это. Поэтому сообщение о сокращении газопоставок привело к очередному буму на электрообогреватели и электроплитки.

Руководство Молдовской ГРЭС на переговорах с Кишиневом обещало направить энергию на экспорт. Но… По одну сторону Приднестровья - Украина, которая расценила бы действия Приднестровья как попытку реэкспорта своей электроэнергии. Ведь основные связки с молдовской энергосистемой проходят по территории Приднестровья, и есть только одна связь через правый берег; с другой стороны находится Молдова, которая просто не пропустит в Восточную Европу приднестровскую энергию.

Более того, Украина, похоже, расценивает попытки сотрудничества Приднестровья с Минэнерго как политическую игру, в которую не следует ввязываться. О заполитизированности вопроса говорит многое, в частности тот факт, что начало договорных отношений Украины с Приднестровьем фактически означало бы признание республики субъектом международного права, а значит… Такую позицию уж точно не поняли бы в Европе: ведь для сепаратистов появился бы прецедент признания независимости на энергетической почве. А мало ли какие станции и у кого есть…

В марте этого года приднестровцы направили вице-премьеру А.Голубченко предложение о заключении договора о параллельной работе Украины с Приднестровьем, тот передал его в Минэнерго. Там они успешно пылились несколько месяцев. Но в июне настойчивые приднестровцы напомнили о себе. И тогда Минэнерго… решило провести трехсторонние переговоры. Что происходило за закрытыми дверями, угадать сложно. Но, по просочившейся информации, Украина якобы выслушала обе стороны, подавила назревающий конфликт и сказала: «Посмотрим». Как заявил А.Шеберстов: «Мы никому не отказали. На встрече были определены базовые подходы. Стороны разъехались, чтобы подготовить более конкретные материалы».

Можно понять позицию Минэнерго - «и тем, и другим дам». Ведь от Молдовы во многом зависит стабильность работы отечественной энергосистемы. Сейчас Украина на условиях полуофициальных договоров регулирует уровень «непланового потребления» соседей. Невыполнение Молдовой договоренностей о потреблении сильно осложнит работу отечественных диспетчеров. Более того, жесткая позиция любой из сторон может означать для Одесской области отключение от энергосети.

Возможно, у читателя сложилось мнение, что молдовская сторона принципиально не платила и не платит за отечественный «возбужденный электрон», но это не совсем так. Кроме того, Украина (то ли просто из просчета, то ли из иных побуждений) помогла Молдове частично рассчитаться. И

Процесс пошел

За долги Молдовы до 1997 года была установлена цена 2,2 цента за 1 киловатт/час. С марта прошлого года НКРЭ поэтапно довело цену до 3,2 цента. Таким образом, большую часть долгов Молдове представили по достаточно приемлемой цене. Но и при такой цене Молдова не имела реальных возможностей погашения долгов. И тут появляется схема.

С прошлого года на Департамент энергетики и энергоресурсов Молдовы вышли несколько украинских компаний с новой схемой работы. Их предложение заключалось в том, чтобы эти компании производили в Украине ту электроэнергию, которую Молдова непланово потребляет. Расчеты с независимыми поставщиками планировалось проводить на договорных основах и в договорные сроки. Схему запустили, и она пока работает.

Официально это выглядит так: Молдова поставляет на станции Украины топливо, платит за его переработку и так погашает долги.

Директор департамента энергетики Молдовы Михаил Чеботарь считает, что для Украины положительный момент в том, что они (компании) поставляют на станции Украины топливо, и возвращают в украинскую энергосистему электричество. Для Украины хорошо то, что взаиморасчеты по долгам ведутся.

Сначала по схеме работало не много компаний. Связано это было с тем, что долги Молдовы закрывались по очень низкой цене (2,2 цента, а с марта 1997-го - немного выше). Таким образом, работать в Украине было как бы выгоднее. И все-таки нашлись компании, которые занялись этим бизнесом.

Не секрет, что сейчас между украинскими независимыми поставщиками присутствует элемент конкуренции. В большинстве из них говорят, что был бы клиент, а электроэнергия всегда найдется. Посему и клиентов искали, где только могли. Поэтому присоединение компаний к работе по схеме частично объясняется теснотой отечественного платежеспособного рынка.

Но не только. Со времени, когда НКРЭ начала повышать цену на электроэнергию для Молдовы, находилось все больше желающих поучаствовать в упомянутой схеме. И понятно почему: ведь за один и тот же объем поставленной в систему Украины электроэнергии можно было получить больше молдовского товара. Постепенно, по свидетельству одного из операторов, возник чуть ли не ажиотаж. Причем последний прибежавший (условно) получал худшие условия или более дешевые долги. Но слух пошел, и вскоре и долгов по 2,2 цента не оказалось. Таким образом, к концу первого полугодия диспетчеры НДЦ впервые за последние годы облегченно вздохнули и с гордостью сказали: «Все, долгов нет!».

Сегодня в схеме все меньше участников: одни имели краткосрочные планы, на других долгов не хватает. Кроме того, нельзя исключать возможности искусственного ограничения количества операторов. Ведь при своевременности расчетов схема может быть очень даже выгодной. Практически работа по ней позволяет экономить некоторые средства, поскольку эти операции не считаются импортом-экспортом.

На самом же деле, существующую ситуацию другим словом, кроме скрытого экспорта, назвать нельзя. А из этого следует, что и некоторые начисления на ввозимую продукцию тоже отсутствуют.

По свидетельству одного из операторов, задолженность Молдовы перед Украиной осталась прежней. Но теперь она распорошена между несколькими десятками фирм, которые занимаются или занимались обслуживанием схемы. То, что задолженность существует, признал не один оператор: «Взаиморасчеты с Молдовой идут очень туго». Выходит, задолженность не изменилась, но теперь Молдова имеет долги перед частными фирмами и это делает подсчет общего долга практически невозможным. Неофициальные оценки колеблются от 30 до 70 млн. долларов.

Вряд ли можно допускать, что эта схема создана раз и навсегда. Специалисты говорят о некоторой ее шаткости: фирмы могут просто выйти из игры. Этого, по словам злых языков, боится Минэнерго Украины, которое, похоже, такая ситуация пока устраивает.

Точка в этой истории не поставлена. По словам А.Шеберстова, Минэнерго пока не знает, будет ли продолжать работать параллельно или наконец начнется официальный энергоэкспорт в Молдову. Наладить нормальные отношения с Молдовой будет достаточно тяжело, ведь признание перетоков экспортом (тем, чем это, похоже, есть на самом деле) повлечет кучу сложностей - 90-дневный срок репатриации, кучи акцизов, пошлин и т.д. Но и продолжать работать в том же духе тоже нельзя. Практически, если бы у украинской энергосистемы не висела на шее еще и молдовская, то можно было бы без лишних проблем работать параллельно с Россией. Неплановые «заборы» Молдовы приблизительно равняются неплановым перетокам электроэнергии из России в Украину. Но это уже другая тема.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК