Санкции США ведут к еще большей агонии неблагополучной экономики Ирана - The Economist

10 августа, 15:47 Распечатать

Трамп может изменить поведение режима, но не то, какое он хочет.

Официальный курс иранского риала уже давно не связан с реальностью © belvpo.com

Потребовалось два года для заключения Ядерной сделки с Ираном, и всего несколько росчерков пера для ее отмены. 6 августа президент США Дональд Трамп подписал исполнительный приказ о восстановлении санкций, направленных на иранскую автопромышленность, торговлю золотом и доступ к американским долларам. Это оправдывает обещание президента отказаться от сделки, подписанной в 2015 году, согласно который ослабился режим санкций против Тегерана в обмен на ограничение его ядерной программы. Санкции сильно ударят, пишет The Economist. Достигнут ли они еще чего-то, только предстоит узнать.

Вопреки его предвыборным обещаниям, Трамп не может в одностороннем порядке "разорвать" сделку. На документе стоят еще пять подписей: Великобритании, Франции, Германии, России и Китая. Все подписавшие заявляют, что сделка работает, подтверждая оценку Международного агентства по атомной энергии.

Стремясь сохранить соглашение, Европейский союз разрешил компаниям ЕС не соблюдать санкции и разрешил им предъявлять иски в суд для возмещения убытков, вызванных действиями США. Но мало кто думает, что так называемая "блокирующая" мера будет работать. Компании серьезно относятся к угрозе Трампа, что любому, кто ведет бизнес с Ираном, не позволят вести бизнес с США. Французский энергетический гигант Total почти прекратил соглашение на два миллиарда долларов на разработку мощного газового месторождения в Иране. Airbus может остановить запланированную поставку сотни пассажирских самолетов. Американские фирмы, такие как Boeing, которые потеряли контракт на сумму 20 миллиардов долларов, уже за порогом.

В течение нескольких месяцев вводимые санкции и ожидаемый отток капитала усугубили валютный кризис в Иране. Прошлым летом доллар стоил около 38 тысяч риалов на черном рынке (официальный курс в 43 тысячи риалов за доллар уже давно не связан с реальностью). С тех пор риал потерял более 60% своей стоимости. 30 июля он опустился до 119 тысяч риалов за доллар, что стало рекордным минимумом. Цены на некоторые основные продукты питания увеличились почти вдвое.

Пытаясь найти козла отпущения, президент Ирана Хасан Рухани уволил главу Центробанка и его заместителя, который курировал валюту. Замглавы Центробанка Ирана был Ахмед Араги – он племянник заместителя министра иностранных дел. Его неудачное пребывание в своем кресле было одним из примеров непотизма, угрожающего Ирану, который находится на дне рейтинга коррупционности от Transparency International. Рухани попытался показать аресты коррумпированных бизнесменов и политиков. Десятки банкиров посадили в тюрьмы за хитроумные кредиты.

Персидские империи

Но проблемы Ирана идут гораздо глубже, чем несколько грязных чиновников. В крупных отраcлях экономики преобладают раздутые квазигосударственные предприятия. Например Astan Quds Razavi, благотворительный траст в северо-восточном городе Мешхед. Он был основан в 16 веке для поддержания храма уважаемого имама. Сегодня у него больше земных, нежели духовных, дел: шахты, нефтяная компания и даже страховая фирма. По его собственной оценке, траст контролирует 41% земли в Мешхеде. Бониады сидят на огромном богатстве и все это не облагается налогами. Предполагается, что единый траст-фонд, основанный на Тегеране, контролирует около 13 млрд. долларов активов, что вдвое больше, чем Банк Ватикана.

У каждой ветви государственной власти есть своя экономическая империя. Под Тегераном рабочие копают седьмую линию метро города. Ведущий подрядчик Sepasad находится под американскими санкциями. Казначейство США говорит, что он управляется Корпусом революционной гвардии Ирана (IRGC). Если эти фирмы нуждаются в строительных материалах, они могут обратиться к другим компаниям, связанным с IRGC, которые производят цемент и сталь. Государство и  бониады  также контролируют 40% частных банков Ирана, многие из которых недостаточно капитализированы.

Рухани показал выгоды от ядерной сделки, обещая прилив новых инвестиций. Еще до того, как Трамп стал президентом, иностранные фирмы смутно относились к бизнесу в Иране. Трудно конкурировать с вертикально интегрированными империями, управляемыми клириками или IRGC. Иранцы уже разочаровались в застойной экономике. Сейчас она станет еще хуже - особенно в ноябре, когда США вновь наложит санкции на нефтяную промышленность Ирана. Предшественник Трампа Барак Обама сделал то же самое в партнерстве с союзниками, а объем экспорта нефти из Ирана упал на 58% в период с 2011 по 2014 года.

Читайте также: Иран заставит США пожалеть о санкциях - Роухани

Трамп говорит, что ему нужно более выгодное соглашение с Ираном, которое ограничивает иранскую программу баллистических ракет, а ее строк годности не истечет через 10 лет. Сложно понять, как он этого добьется. Трамп презирает союзников, не действуя с ними сообща. У него есть причудливая цель - довести экспорт нефти Ирана до 2,5 млн баррелей в день, а затем и вовсе до нуля. Но Индия ищет альтернативные способы оплаты, чтобы сохранить хотя бы некоторые из своих 768 тысяч баррелей в день из Ирана. Турция заявляет, что не будет соблюдать санкции. И Китай, который покупает четверть сырой нефти Ирана, с удовольствием пытается подорвать весь процесс. Сообщается, что китайская компания CNPC забрала долю Total в Иране.

Президент Трамп предложил встретиться с лидерами Ирана, возможно, надеясь на повторение саммита с диктатором Северной Кореи Ким Чен Ыном. Иран холодно отнесся к такой затее. Таким образом, Белый дом надеется на акции протеста в Иране. Небольшие группы людей выходят почти каждый день и жалуются на экономику. "Мы хотели бы видеть изменение в поведении режима, и я думаю, что иранский народ ищет то же самое", - сказал американский чиновник.

На этом Белый дом и IRGC согласны друг с другом, что очень редкое явление. Командир революционной гвардии называет протесты "более серьезными, чем угрозы из-за рубежа". Но, несмотря на то, что они упорны, протесты также малы и лишены свободы. У Ирана нет последовательной оппозиции, чтобы бросить вызов режиму.

В начале лета жители Хорамшахрской области оказались без воды. Правительство арестовало демонстрантов, а затем направило гвардейцев для установки 90-километрового водопровода. Это был знаковый момент. Рухани надеялся ослабить хватку IRGC как в политике, так и в бизнесе, но потерпел неудачу. Его относительно умеренное правительство теперь должно будет работать с аркон-консерваторами. Это не сделает Иран более интересным для Запада и не будет более восприимчивым для иранцев. Трамп может изменить поведение режима, но не то, какое он хочет.

По материалам: ZN.UA /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №30, 18 августа-23 августа Архив номеров | Содержание номера < >