"Или смерть, или тюрьма": политзаключенный Гриб написал письмо журналистам

3 февраля, 13:42 Распечатать

Состояние здоровья узника Кремля продолжает ухудшаться.

Гриб настаивает на том, что без лекарств в тюрьме не выжить © Громадське радіо

Незаконно удерживаемый в России украинец Павел Гриб написал письмо журналистам "Новой газеты". В нем он рассказал о состоянии здоровья, надеждах на освобождение и тюремном быте. Вопросы журналистов украинцу передала мать, пишет "Громадське".

Ранее уполномоченная Верховной Рады по правам человека Людмила Денисова сообщила о том, что политзаключенный нуждается в срочной операции на сердце. Однако в следственном изоляторе, где удерживают Гриба, недооценивают критическое состояние украинца и игнорируют наличие тяжелых заболеваний.

Кроме того, РФ продолжает игнорировать призывы Украины и международного сообщества о предоставлении Павлу Грибу надлежащей медицинской помощи, подчеркивает министр иностранных дел Украины Павел Климкин.

Ранее отец узника Кремля Игорь Гриб обнародовал фотокопию заключения с результатами обследования сына. У него диагностировали портальную гипертензию, спленомегалию и гиперспленизм (патологическое увеличение размеров селезенки), появление цирроза печени и снижение функции свертываемости крови. Доктор также указал на опасность обострения язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки. У него также диагностированы симптомы болезни Альцгеймера.

В письме украинец также отмечает факт того, что догадывался о том, что его встреча с российской школьницей Татьяной Ершовой, которую он якобы подстрекал к совершению теракта, была ловушкой. Перед встречей сотрудники ФСБ провели дома у Ершовой обыск, ее заставили сотрудничать, угрожая уголовным преследованием.

"Мой день проходит скучно и однообразно. Сплю до 7:30. Ем кашу или бутерброд – то, что дают. Отношения с соседями у меня хорошие. Если меня освободят – буду им помогать. В СИЗО мне больше всего не хватает родного слова. Читаю книги из местной библиотеки. Мне передают книги на украинском языке.

Надо чуть-чуть потерпеть. Это "чуть-чуть" мне каждый день кажется вечностью. Трудно будет описать на бумаге эту вечность, потому что не хватает слов для этого. Просыпаюсь, не понимая, спал ли я? И знаю, что сегодняшний день не будет отличаться от вчерашнего.

Я думаю, что не стоит плакаться и жаловаться, хотя где еще я это могу сделать, как не здесь. Ведь я должен преодолеть то, что случилось со мной. Нужно не тешить себя надеждами, но и не сдаваться. Маловероятно, что скоро все закончится. Я вижу такую перспективу: или смерть, или тюрьма, где мне надо отбыть последующие годы своей жизни. Это в том случае, если я не умру раньше, чем туда поеду. Туда отправляют террористов, и не все возвращаются живыми. Мне там вообще без лекарств не выжить. А другой перспективы нет.

Я понимаю, что не виноват, но я как зверь в капкане. Виню себя вот в чем: я знал, куда и к кому еду, и чувствовал, что не вернусь. Но, не послушав ничьих предостережений, я поехал.

Мысль такая: не страдать зря. Я не мог все полностью предусмотреть. Это ловушка, в которую я попал, как зверь в капкан. Зачем я поперся в капкан, зная, что некоторые обстоятельства и обещания заставляют сделать неслыханное? Потом только я убедился в том, о чем догадывался. Ценой своей свободы и жизни. Большое разочарование в том, что мои опасения оправдались. Меня действительно сдали и предали по слабой воле. Вряд ли мне было суждено каким-то таким спонтанным и непонятным для меня решением здесь оказаться. И не дай бог здесь остаться навсегда и умереть.

О доме я почти не вспоминаю. Все это прошло. Дом, компьютерные игры, еда, родные, друзья, все это осталось далеко в памяти. Есть что-то родное, но невероятно далекое, ведь вокруг меня чужое.

В тюрьме есть что почитать. Одна книга на родном языке, о Руси — "Святослав" Семена Скляренко. Время летит очень быстро, и слова, которые я не успел сказать родным, так и остаются несказанными.

С физкультурой все плохо. Что-то делать необходимо для выживания, а сил это делать нет. Никак не могу заставить себя на утренней прогулке в бетонном "колодце" (огражденной территории - ред.) что-то делать. У нежелания тысячи причин. У желания тысячи возможностей", - говорится в письме.

Читайте также: РФ игнорирует призывы об оказании медицинской помощи политзаключенному Грибу - Климкин

Российские следователи утверждают, что с марта по май 2017, находясь в Украине, Гриб якобы переписывался в интернете со старшеклассницей из Сочи и "убеждал девушку заложить изготовленное заранее самодельное взрывное устройство и привести его в действие на выпускном вечере" в одной из школ Краснодара. После чего покинуть РФ.

В начале июля "уголовное дело" Гриба передали на рассмотрение в Северо-Кавказский окружной военный суд, 23 июля состоялось судебное заседание, на котором было принято решение вернуть дело украинца на доработку. В конце октября "дело" Гриба снова вернули в суд, 6 ноября началось его повторное рассмотрение.

Напомним, 24 августа 2017 года на территории Беларуси исчез 19-летний гражданин Украины Павел Гриб. Он выехал в Гомель для встречи с россиянкой, с которой познакомился в соцсетях. О пропаже сына заявил отставной офицер Государственной пограничной службы Украины, военный капеллан Игорь Гриб.

При неустановленных обстоятельствах Гриба вывезли на территорию России, где отправили в СИЗО Краснодара по обвинению в якобы организации теракта в школе в Сочи. Суд арестовал его на два месяца, позже срок содержания под стражей неоднократно продлевался.

Несмотря на многочисленные обращения Киева, российские власти не пускают украинских врачей к Грибу. Парень имеет инвалидность и вынужден постоянно принимать поддерживающие препараты.

По материалам: Hromadske.ua /
Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №38, 12 октября-18 октября Архив номеров | Содержание номера < >