Летчик остается дома

29 февраля, 2008, 14:46 Распечатать Выпуск №8, 29 февраля-7 марта

У молодого человека, готовящегося вскоре стать отцом, спросили, кому он больше обрадуется — мальчику или девочке...

У молодого человека, готовящегося вскоре стать отцом, спросили, кому он больше обрадуется — мальчику или девочке. «Мальчику. Хочу самолет радиоуправляемый…» — был ответ. Не спешите смеяться: в этом желании с ним солидарны серьезные дядьки с большими звездами на погонах. Беспилотные летательные аппараты (БЛА, БПЛА, они же — беспилотные авиационные системы, БАС) — последний писк военно-технической моды. На сегодняшний день программы создания такой техники ведут, по меньшей мере, 32 страны, причем «беспилотники» уже служат почти в полусотне армий мира.

Сама по себе идея оставить летчика на земле не нова — еще во время вьетнамской войны американцы успешно использовали БЛА для разведки районов, насыщенных средствами ПВО, и спецопераций в тылу противника (правда, после войны разработки в этой области были заморожены). Для решения аналогичных задач Израиль применял беспилотную технику во всех войнах с начала семидесятых (он и сейчас является одним из главных игроков на рынке беспилотных разведывательных аппаратов). Но признанным лидером в этой области был СССР. В 1976—1989 годах для нужд Советской армии и на экспорт одних только реактивных разведчиков Ту-143 было построено 950 штук, и этот рекорд держится до сих пор. Впрочем, развал Союза поставил крест на этом первенстве. И теперь уже США вырвались вперед: диверсификация угроз после коллапса советского блока обусловила необходимость иметь глаза и уши в любой точке земного шара, и желательно побольше. Уже в конце 1993 года Пентагон объявил конкурс на разработку беспилотного разведчика. Два месяца спустя появился Predator («Хищник») — аппарат, который на сегодняшний день является самым массовым беспилотником (или дроном, как их называют сами американцы) в мире. Его кон­струкция очень проста, чтобы не сказать — примитивна. Планер из ячеистого картона, графита и композитных материалов да бензиновый моторчик от снегохода Bombardier — в общей сложности полтонны веса. Выглядит этот дрон как головастик с крыльями, да и летными характеристиками не блещет. Но он имеет дальность полета до 740 км и может сутки барражировать над заданным районом. Кроме того, главное в БЛА — его начинка, и здесь «хищнику» есть чем похвастаться: две цветных теле- и одна инфракрасная камеры, мощный радиолокатор, комплексы электронной и радиоразведки, спутниковая система навигации и целеуказания, а также каналы связи, позволяющие передавать информацию в режиме реального времени не только наземной станции, но и конечным потребителям информации — будь то штаб или ударный самолет. Впрочем, последнюю функцию Predator с успехом может выполнить и сам. За период после терактов 11 сентября вооруженные ракетами «хищники» по меньшей мере два десятка раз использовались для уничтожения подозреваемых в терроризме за пределами США. Естественно, без ведома властей «принимающей стороны». И хотя правовая сторона таких операций остается за рамками этой статьи, здесь есть некая ирония: по сути, террористы гибнут в результате терактов. Так что неудивительно, что этот сюжет полюбился киношникам. В этой роли «хищника» можно увидеть в фильме «Сириана».

Predator: прост и эффективен
Predator: прост и эффективен
Однако, несмотря на эффективность, Predator — это, прежде всего, аппарат оперативной разведки, к тому же вследствие невысоких летных характеристик он уязвим для огня ПВО. Кроме того, у него имеются серьезные конструктивные недостатки. Каждым «хищником» в течение восьми часов управляют по два оператора. Фактически они ведут машину от взлета до посадки в силу малой автономности аппарата. За всю историю применения было потеряно около полусотни этих БЛА — почти треть от общего числа, причем большая часть этих потерь связана с ошибками пилотирования и отказами техники.

Некоторое время «хищнику» приходилось соперничать за симпатии Пентагона с аппаратом Global Hawk (глобальный ястреб), настоящим гигантом среди нынешних дронов. Впрочем, это машина совершенно другого класса. Имея размах крыльев 35 м и длину 13,4 м, она может в автоматическом полете покрывать расстояние до 12 тыс. морских миль, подниматься на высоту до 20 км и разгоняться до скорости свыше 600 км/ч. Она оснащена новейшей аппаратурой, включая радар с синтезированной апертурой, электронно-оптическую и инфракрасную камеры высокого разрешения, причем все это может использоваться одновременно. Также имеет спутниковую систему GPS для ориентации в пространстве. Эта система позволяет маневрировать настолько точно, что при посадке она «промахивается» мимо взлетно-посадочной полосы не более чем на полметра. При цене, приближающейся к 40 млн. долл. за штуку, этот самолет почти в восемь раз дороже «хищника», но на этом конкуренция и заканчивается. Главной его задачей является стратегическая разведка — в этой нише он должен заменить старичков U-2, которые используются еще с 60-х годов.

«Хищник» и «ястреб» — далеко не единственные аппараты, которыми располагают вооруженные силы США. Только в Ираке используется около десятка типов БЛА — в общей сложности примерно 700 машин. Поскольку единого ведомства, занимающегося выработкой требований к дронам, нет, каждый род войск заказывает то, что считает нужным. Впрочем, армия и Корпус морской пехоты предпочитают аппараты с довольно скромными характеристиками. Они летают на высоте от нескольких сотен метров до двух километров и запускаются с мобильных установок.

Американцы рассматривают БПЛА как важную составляющую «оружия будущего» — Future Combat Systems. FCS — это перспективная боевая система, включающая в себя 18 подсистем, среди которых — сверхскоростные каналы передачи данных, связывающие между собой все боевые единицы на поле боя, а также автоматические боевые единицы, в частности летательные аппараты. С одной стороны, они должны обеспечивать разведку, обмен данными и целеуказания по всей вертикали от отделения и выше. С другой — на них возлагаются ударные функции. Некоторые проекты предполагают создание одноразовых дронов, способных в автоматическом режиме длительное время барражировать в поисках цели. Подобные аппараты можно рассматривать как дальнейшее развитие крылатых ракет.

Уже существуют экспериментальные образцы боевых дронов, предназначенных как для штурмовки наземных целей, так и борьбы с себе подобными. В ближайшие десять лет Пентагон планирует заменить беспилотными аналогами 30% самолетов, предназначенных для нанесения ударов в глубине территории противника.

Аналогичным путем развиваются взгляды на роль БПЛА в Израиле и Европе. Во Франции, к примеру, рассматривается проект Felin, предусматривающий включение микродрона в комплект снаряжения одиночного бойца. С другой стороны, концерн ЕADS проводит испытания ударно-разведывательного комплекса Barracuda, имеющего хорошие летные характеристики и мощное для машины такого класса вооружение.

После продолжительного периода застоя беспилотной тематикой вновь заинтересовалась Россия. И хотя на вооружение здесь приняты всего два комплекса тактической разведки — «Пчела» и «Типчак», ведущие свою родословную от советских разработок, ряд конструкторских бюро также прорабатывает ударную тематику. В частности, на авиасалоне МАКС-2007 РСК «МиГ» продемонстрировал натурный макет беспилотника «Скат», имеющего низкую радиолокационную заметность и способного атаковать как наземные, так и воздушные цели. Впрочем, в отличие от западных коллег, российские военные еще не готовы применять подобную технику. Здесь не приходится говорить даже об отработанной тактике применения беспилотных разведчиков, несмотря на, в целом, позитивный опыт их применения в чечен­ских войнах. Отчасти виной тому — традиционная слабость бортовой электроники, оставшаяся в наследство от СССР.

Впрочем, в Украине дела обстоят еще хуже. Наше Министерство обороны до сих пор не сумело выработать критерии, которым должны отвечать БЛА-претенденты на службу в ВСУ. Пока же наверняка можно сказать, что украинская армия намерена покупать тактические и оперативно-тактические БАС. Но выбор в этих сегментах очень велик — начиная от израильских Hermes-450, которые закупают даже США, до французских Sperwer (кстати, его выпускает компания Sagem, у нас больше известная как производитель мобильных телефонов). Есть хорошие образцы такой техники и в Германии (один из них — Aladin — успел показать себя в Афганистане). Есть что предложить в Британии, которая намерена использовать аппараты Phoenix для обеспечения безопасности во время Олим­пийских игр в Лондоне. По всей видимости, Минобороны отказалось от отечественных образцов подобной техники. Хотя, к примеру, Чугу­евский авиаремонтный завод разрабатывает семейство БЛА «Стрепет» — на окончательную доработку проекта ему нужно несколько миллионов долларов и несколько лет. Но БЛА нужны уже сейчас, да и купить готовый продукт легче. Пока наше обо­ронное ведомство готовится к про­ведению открытого тендера. Толь­ко вот незадача: техническое задание на беспилотник для украинской армии до сих пор не готово.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №34, 15 сентября-21 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно