Зима тревог наших

25 сентября, 2022, 08:30 Распечатать
Отправить
Отправить

Мы выиграем эту битву

Зима тревог наших
© unsplash/keaneyefoto

«Зима близко» — таким был девиз дома Старков в «Игре престолов». Американский прозаик Джон Стейнбек для своего романа взял похожее название — «Зима тревоги нашей» — фразу из пьесы Шекспира «Ричард ІІІ».

А у нас приближается вполне очевидная, не фэнтезийная и не литературная, а календарная зима. Продолжается и будет продолжаться война. За полгода украинское общество пережило не одни эмоциональные «качели» — от эйфории до подавленности и наоборот.

Что мы видим в промежутках между этими состояниями, в относительно трезвой реальности?

Враг предсказуемо уничтожает не только промышленную инфраструктуру, но и просто подряд все, имеющее отношение к обеспечению жизнедеятельности. Ближе к фронту — более массированно, ракетными ударами. Западнее — СБУ постоянно ловит агентуру, прямо нацеленную на диверсии, направленные против электро- и теплоснабжения.

Горизонт планирования личных событий сузился до недели, включил режим сбережения всего, в том числе эмоций.

Читайте также: Картинки будущего на обломках прошлого

Словом, ничего такого специально нового, чего мы до сих пор не знали или не предполагали. Все стало значительно выразительнее. Хорошие люди стали еще лучше, плохие — тем, кем стали. То есть мы все достаточно четко видим ситуацию.

Но это критическое мышление нас совсем не радует, хотя адепты его развития обещали нам интеллектуальную нирвану по евростандартам быстро и недорого. Ну оно как евроокна. Вставить можно, но что толку, когда сквозь них лишь четче видно какую-то извечную свалку.

Затем приходит к нам такая пакость, как эмоциональное выгорание. Ну, как приходит? У каждого человека оно и так время от времени случалось, только слова еще такого не знали. А теперь каждый второй умело диагностирует у себя если не ковид, то ПТСР. А если не удается, то он или она — безусловно, жертва ИПСО. Особенно в понедельник утром.

Попробую простыми словами описать, что творится с эмоциями на текущий момент. Эмоциональное выгорание действительно существует, и все специалисты по эффективному его предотвращению так же им страдают. Я никоим образом не злорадствую, это такое обычное человеческое. В ином случае все врачи должны были бы быть если не бессмертными, то беззаботными долгожителями.

Читайте также: The Washington Post рассказывает, как бороться с эмоциональным выгоранием

О выгорании добавлю лишь, что в его клиническом аспекте всегда больше всего страдали люди, по специальности вынужденные нон-стоп общаться с большим количеством нервных людей. Подчеркиваю — с большим количеством. Это учителя младших классов, полицейские, врачи и другие.

Там есть свой анамнез, своя картина измененного поведения. Ключевым для которого является то, что человек не очень осознает, что с ним происходит. Просто все почему-то валится из рук, никуда не успеваешь, все раздражает, а так… ну что, работа как робота. Ищет какие-то народные средства, чтобы попустило, а оно не работает.

unsplash/pimchu

Наша ситуация более выразительна, потому что мы четко видим источник стресса. Это война. Есть безусловное ощущение усталости, которую усиливает то, что организм тратит много энергии напрасно, стараясь «въехать», к чему, собственно, ему готовиться.

Я умышленно употребил слово «организм», а не «мозг», потому что биохимия организма неделима. Какие-то гормоны, например, вырабатывают надпочечные железы, какие-то — гипоталамус в мозгу. Но среди новомодных теорий деятельности мозга (и так до сих пор никто толком не знает, как именно он работает, и главное — почему) новейшим является «квантовый» подход.

То есть все в нашем мозгу, а затем и в организме, может выполнять не только прямые функции, «как книга пишет». Но и вроде совсем несвойственные, если надо будет. Чтобы была понятна эта «квантовость», приведу пример приснопамятных «эротических зон». Кому-то оно — зоны, а кому-то — достаточно и за ухом почесать.

С точки зрения энергетики мозга лучше говорить не о выгорании (которое уже само по себе звучит как приговор), а об истощении. Несмотря на то, что эволюционно человечество развило себе на плечах немалые чугунки, в обеспечении жизнедеятельности организма это весьма экономный «павербанк». Есть «городские легенды», что он работает на 5–20 процентов.

Неправда в том, что если бы так было, остаток мозга заплесневел бы. (Впрочем, может, у москалей так и случилось.) Правда, что эти незначительные проценты напряжения не привязаны к некоторым постоянным участкам, а перебрасываются на другие, пока предыдущие отдыхают.

Напряженная умственная, особенно эмоциональная активность, требующая от вас (как вы сами решили) всех усилий, не позволяет отдохнуть мозгу. Недели две сверхусилий такого рода — и вас начинает вырубать. Ваш внутренний компьютер включает режим энергосбережения, экран реальности тускнеет.

Хорошо, если наш организм такой умный, то почему мы устаем так, что даже сон не дает нам утешения?

Рациональная и эмоциональная системы мозга между собой не очень дружат. То есть дружат, но как соседи. А о соседских драмах мы все хорошо знаем. Отношения между этими системами — это процесс выбора альтернативных вариантов поведения, распределения рисков и вознаграждения. То есть существует постоянный скрытый конфликт между моралью и целесообразностью. Происходят эти нейрохимические разборки как минимум на шести уровнях: от генного до социального.

Чем больше критической информации, которую получают нейроны-интеграторы, тем активнее они подавляют активность других нейронов, словно говоря: «Переключаться — не время!». Чем мы социальнее, тем этот конфликт тяжелее.

Так что во многих ситуациях люди совершают поступки не совсем выгодные и не совсем умные, но моральные. Рациональная система мозга открывает возможности для принятия оптимальных решений при наличии времени, а эмоциональная — способствует принятию более быстрых решений. Это и энергетическая цена, которая, в том числе, генерирует истощение. Античный философ Платон сравнивал душу с колесницей, запряженной двумя лошадьми — рациональным умом и инстинктивным эмоциональным началом. А мы изо всех сил скачем на какой-то одной лошади.

unsplash/pimchu

Что с этим всем делать?

По-хорошему, в процессе принятия решений, связанных с риском или вознаграждением, попеременно задействованы несколько систем мозга. Людям свойственно себя кодировать по какому-то социальному шаблону. То есть субъективная ценность решения для нас зависит не столько от результата, сколько от инструмента, который мы себе назначили.

Читайте также: Синдром фальшивых надежд

То, что он может оказаться неудобным или просто слишком тяжелым, нас как социальных существ не сильно волнует. А мозг не очень в курсе такой нашей принципиальности.

Все сказанное не касается физической усталости. Рекомендованное годами переключение деятельности с умственной на физическую и наоборот в этом случае не очень работает, потому что физической нагрузкой можно вытеснить мысли о неудачной романтической встрече, но не о войне.

Впрочем, тело, безусловно, стоит держать в тонусе, чтобы оно хотя бы не добавляло вам хлопот кроме того, о чем мы говорим.

Не загоняйте себя в какую-то красивую презентационно-поведенческую модель, даже если до войны это было успешно. Другие люди так же отчаянно носятся с этими «писаными торбами» самоидентификации, им не до вас. Это в лучшем случае, в худшем — получите нечто вроде: «Куда прешь!»

Дайте голове возможность просто думать, без ваших приказов. Ваша голова значительно умнее вас, вы просто не в курсе.

Эмоциональная травма, как и физическая. Состоит из прежних представлений о возможной боли, из страха перед возможной болью и конкретного физического ощущения пораженных сенсоров. Если вы ограничите первые два фактора, а в идеале избавитесь от них, вы не обезболите себя абсолютно, так не бывает. Но у вас по крайней мере не будет болевого эмоционального шока со всеми тяжелыми последствиями.

Сильные позитивные переживания — тоже переживания. Переживаете большую радость — помните, что вы в этот момент просто в одной точке «качелей». Прилетаете в другую — просто держите баланс, это тоже ненадолго.

Ощущение усталости, изможденности — это в первую очередь ощущение, имеющее свойство самоиндукции в нашем случае. То есть само себя дополнительно генерирует. Спросите себя на всякий случай, нет ли в этом ощущении элемента жалости к самому себе. Его можно спокойно удалить, как «кукиз» при очистке диска. Это точно не системный файл, даже если вам так кажется.

Не можете читать длинные тексты? Так не читайте. Если будет действительно важная информация, вы о ней узнаете, даже если не захотите. Лениться — это нормально. Посмотрите на домашних животных. За что мы их больше любим — за активную порчу наших вещей или за кроткое мурлыканье и храп?

«Зима тревоги нашей миновала,

С солнцем Йорка лето вернулось».

Так звучит полная цитата из Шекспира. 3 февраля 1461 года возле английского села Вигмор случилось редчайшее атмосферное явление, паргелий. На небе было видно три солнечных диска. Войско Эдуарда, принца дома Йорков, выстраивалось на бой с армией Ланкастеров. Солдаты испугались, но Эдуард сказал, что это символ Троицы, хорошая примета. Он выиграл и стал королем Англии. С тех пор его знаком стало «солнце Йорков».

Какие бы атмосферные явления вы ни видели в вашем внутреннем мире, помните, что зима тревоги минует. Мы выиграем эту битву.

Related video

Больше статей Олега Покальчука читайте по ссылке.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК