Украинцы за границей: координаты во времени и пространстве

07 июня, 2013, 19:55 Распечатать Выпуск № 20, 7 июня-14 июня 2013г.
Автор
Отправить
Отправить

Живя за границей, украинские мигранты четвертой волны часто воссоздают подобные по форме культурные и национальные практики, присущие "старым диаспорам" Канады, США, Германии, однако природа этих процессов другая.

Автор

Украинцы за границей: координаты во времени и пространстве
Памятник писанке в Канаде

Недавно в Киеве состоялась широкая представительская конференция "Украина и мировое украинство: развитие эффективного партнерства ради развития", организованная Международной организацией по миграции и Международной организацией труда при поддержке Европейского Союза. Участниками конференции стали ведущие европейские специалисты по украинской миграции, члены правительства и депутаты, ученые, представители украинских сообществ в странах ЕС и России.

Конференция отразила большинство представлений общественности об украинцах за границей, объединив по меньшей мере два сложных нарратива и смешав разные временные перспективы, не говоря уже о смешении понятий.

Европейские эксперты по делам миграции предложили свои теоретические модели, при которых миграция может стать толчком к развитию стран проихождения и пребывания. Правда, эти логические конструкции не были адаптированы для "украинского случая", тогда как именно такая адаптация могла бы стать интересной перспективой для нас.

С другой стороны, звучал "украинский нарратив" (с отсутствием статистики и четких выводов, но с высоким эмоциональным напряжением) - больше о прошлом, чем о настоящем.

Попробуем проанализировать несколько тем и контекстов, актуализированных в рамках конференции и накануне парламентских слушаний по вопросам трудовой миграции, которые состоятся 3 июля 2013 г.

Дефиниции вслепую

Следует отметить, что мероприятие проходило в рамках проекта "Эффективное управление трудовой миграцией и ее квалификационными аспектами", тогда как темой было "мировое украинство", а основная дискуссия велась вокруг украинской диаспоры.

О ком мы, собственно, говорим, когда упоминаем украинскую диаспору? Кто такие трудовые мигранты? Кем являются зарубежные украинцы? Все ли эти три категории тождественны? Что означает понятие "мировое украинство"?

На самом деле такие вопросы в украинском публичном пространстве - почти риторические. Но не потому, что существует общее смысловое поле, отменяющее необходимость ответа. Дело, скорее, в банальном равнодушии к дефинициям, нередко присущем даже украинским ученым. И вряд ли это можно объяснить сложностью и поливариантностью методологических подходов. В Украине профессиональные дискуссии об особенностях разных миграционных поколений украинцев - явление редчайшее. Трудовая миграция, диаспора, зарубежные украинцы - все эти понятия даже в публичных дискуссиях высокого уровня часто смешиваются. Хотя трудовая миграция украинцев, или миграция четвертой волны, начавшаяся после распада СССР и продолжающаяся сегодня, является социальным феноменом, который существенным образом отличается от первых трех волн (конец XIX в. - 1914 г.; период межвоенного двадцатилетия; 1945-1954 гг.). Прежде всего тем, что, в отличие от первых эмиграций, когда украинцы выезжали в другие страны семьями и преимущественно навсегда, трудовые мигранты после 1991 г. едут ради временных заработков и осуществляют, по словам исследователя миграционных процессов Игоря Маркова, горизонтальные перемещения.

На практике они отправляются на заработки, а через некоторое время, легализировавшись, возвращаются в Украину (например, в отпуск), чтобы позже снова выехать, причем не обязательно в ту же самую страну. Многие из них убеждены, что едут на год-два, а потом остаются на 10-15 лет и больше. Живя за границей, украинские мигранты четвертой волны часто воссоздают подобные по форме культурные и национальные практики, присущие "старым диаспорам" Канады, США, Германии, однако природа этих процессов другая. Ведь сегодня современным украинцам в странах ЕС уже не нужно принадлежать к единому сообществу, организации, движению, чтобы выжить в принимающей стране, защитить свою национальную идентичность, реализовать национальные культурные запросы. В эпоху мобильных телефонов, Интернета и горизонтального общения украинцы на индивидуальном уровне в малых сообществах могут решать свои основные проблемы, советоваться, помогать друг другу, наконец, просто общаться и дружить с теми, кто им действительно интересен.

Четвертая волна миграции отличается от предыдущих своими причинами, последствиями, продолжительностью. А также тем, что нынешние трудовые мигранты являются социально и юридически незащищенными, поскольку в Украине до сих пор нет адекватной миграционной политики. Не удивительно, что украинцы получают более значительную социальную помощь от правительств стран ЕС, где они проживают, чем от своей страны.

Таким образом, если речь идет об осмыслении уровней сотрудничества и связи с "мировым украинством", то мы должны очень четко представлять различия эмиграционных поколений, нынешние обстоятельства их жизни, разницу мировоззренческих и национальных представлений и множество других моментов. Хотя бы для того, чтобы понимать: классическая украинская диаспора и трудовые мигранты последнего двадцатилетия владеют абсолютно разными человеческими, социальными и финансовыми капиталами, а кроме того, могут абсолютно по-разному, по-своему представлять развитие украинского государства, иметь собственный взгляд на вопрос сохранения национальной и религиозной идентичности и т. п.

Забытый законопроект

Вследствие "размытости" дискуссии за рамками обсуждения осталась одна из наиболее актуальных на сегодняшний день проблем в сфере трудовой миграции - создание закона, который гарантировал бы базовые социальные права украинцам, выехавшим после 1991 г. Собственно, эта тема могла бы весьма символически вписаться в структуру конференции - через обсуждение того, каким образом Украина планирует привлекать миграционные капиталы и человеческий ресурс своих мигрантов, если она не в состоянии гарантировать их человеческие, в частности профессиональные, права. Особенно грустно в такой перспективе было слушать выступление народного депутата Валерия Пацкана, который взялся говорить о "защите прав и обеспечении благополучия мигрантов", ограничившись крайне простыми, общими и малоинформативными тезисами и даже не вспомнив о документе, первый черновик которого уже создан.

Напомним, что с июля 2012 г. при Министерстве социальной политики продолжается работа над законом о внешней трудовой миграции. На начальных этапах к этому процессу были привлечены внешние эксперты - юристы, ученые и мигрантские лидеры из стран ЕС. Однако во время работы над текстом законопроекта большинство их предложений были отклонены, поэтому они решили предложить альтернативную версию будущего документа. Ее презентация вскоре состоится в Киеве при поддержке Института стратегических исследований, Международного института образования, культуры и связей с диаспорой Национального университета "Львовская политехника", общественной организации "Европа без барьеров", Комиссии УГКЦ по делам мигрантов, Института народоведения НАН Украины и фонда "Возрождение".

Важная роль, подчеркну, принадлежит сегодня именно мигрантам, активно включившимся в процесс подготовки законопроекта, а также в формирование основных тем к упомянутым выше парламентским слушаниям по вопросам трудовой миграции.

Эффект мотылька?

Во время конференции прекрасную параллель с влияниями разных диаспор на развитие своих национальных сообществ провела Оксана Пятковская, исследовательница миграционных вопросов из Международного института образования, культуры и связей с диаспорой Национального университета "Львовская политехника". Эти примеры заставляют задуматься о том, насколько реальной такая синергия может быть также и для украинцев.

В частности, Оксана Пятковская привела пример так называемого еврейского лобби - American Israel Public Affairs Committee (AIPAC), а также о World Jewish Restitution Organisation, заставившую швейцарские банки возместить потери евреям, ограбленным в годы Второй мировой войны. Исследовательница напомнила также об опыте польской диаспоры, сыгравшей важную роль в вопросе ратификации договора о вступлении Польши в ЕС и оказавшей в 1992 г. влияние на правительства 15 стран - членов ЕС.

Еще одним ярким примером являются инвестиции китайской диаспоры (преимущественно из Гонконга, Макао и Таиланда), составившие 80% от общего объема прямых иностранных инвестиций в Китай. Эксперты считают, что сегодняшние темпы экономического роста Китая обеспечиваются прежде всего поддержкой диаспоры. Подобный опыт имеет Индия, занимающая первое место в мире по объемам денежных переводов. Сегодня представители индийской диаспоры являются соучредителями корпораций Hotmail, Sun Microsystems, Juniper Networks, Cirrius Logic, IT Technologies и др.

Понятно, что без адекватной миграционной политики, ставшей уже притчей во языцех за последние двадцать лет, Украине не удастся достичь такого эффекта, равно как и создать общее культурное, социальное, экономическое метапространство со своими гражданами за рубежом. Очевидно также и то, что на помощь нынешней власти в этом процессе, как и во многих других, надеяться не приходится. Но я уверена, что результатов добьются трудолюбивые оптимисты, которых, к слову, сегодня больше всего среди мигрантов в странах ЕС. Может, все так и было задумано?

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК