ТРУДНО БЫТЬ ПАМЯТНИКОМ

24 апреля, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 17, 24 апреля-1 мая 1998г.
Отправить
Отправить

Восстановление и создание памятников в нашей стране в последнее время приобретает все более активный характер...

Восстановление и создание памятников в нашей стране в последнее время приобретает все более активный характер. Собственно, как показывает история, тяга к сооружению памятников никогда не была чуждой нашей культуре. Наши памятники можно поделить на две основные категории: памятники эпохе (это нередко сооружения не скульптурные, а архитектурные) и памятники отдельно взятым вождям и событиям. Когда «кончается их время», памятники уничтожают и на их месте создают что-нибудь более соответствующее духу времени. Так поступали как с культовыми сооружениями так и с памятниками царям и вождям революции, и это лишний раз напоминает нам с вами придуманное еще в эпоху Римской империи изречении о бренности земной славы.

Совсем недавно прокатилась по Украине волна «казней в изображении» недавних героев, что, извините за аналогию, сильно напомнило вымарывание в учебниках истории некоторых имен после ХХ съезда КПСС. И вслед за этим вполне закономерно поднялась волна строительства новых памятников. С учетом исторических ошибок, разумеется. Теперь это памятники святым (Архангелу Михаилу, или, скажем, княгине Ольге). Таким образом смена исторических ориентаций у нас немедленно отражается в возведении чего-нибудь монументального, что закрепило бы в веках очередное наше историческое «прозрение».

Все сказанное выше относится и к так называемому восстановлению святынь. Конечно, никто не станет спорить с тем, что почтение к святыням - одна из основ существования культуры. Но не происходит ли здесь подмены понятий? Святыней был Михайловский Златоверхий собор, заложенный князем Святополком Изяславовичем в начале ХII века, переживший нашествие Батыя, церковные реформы, перестройку в стиле барокко ХVII-ХVIII веков, революции, гражданскую войну, и разрушенный в 1934-36 как «не имеющий исторической ценности». Тот собор, который строится сейчас на месте бывшего Михайловского, не будет «восстановленной святыней», поскольку не место делает его таковой и не название. Такая подмена не столь безобидна, как это может показаться на первый взгляд. Потому что она создает иллюзию того, что святыню восстановить немногим сложнее, чем уничтожить, и что рукописи действительно не горят. Но наша история всякий раз показывает нам, что рукописи сгорают до тла и разрушенные святыни исчезают навсегда. А то, что пытаются поставить вместо них, в лучшем случае удачная копия, которая, может быть, и приобретет когда-нибудь святость, но это будет уже другая святыня, потому что святость по наследству не передается. А пока что мы можем говорить о Михайловском соборе (равно как и о других «восстановленных» храмах) как о новостройке, необходимой или не столь уж необходимой городу сейчас, и удивляться (или не удивляться) тому, как увлеклась киевская городская администрация строительством культовых сооружений.

Ко Дню Киева планируется открытие колокольни Михайловского Златоверхого собора. Это событие, равно как и реконструкция Михайловской площади, вызывает множество разнообразных опасений и толков. Некоторые уважаемые историки жалеют разрушенный и в очередной раз погребенный культурный слой эпохи Киевской Руси, теперь надолго (если не навсегда) по их мнению потерянный для археологов.

А вот горожане обеспокоены другим. Хотя строительство еще не закончено, в Михайловском уже зарегистрирован монастырь УПЦКП, и, конечно, эта часть Владимирской горки не будет такой же доступной для прогулок как раньше. И через Михайловскую площадь больше не проедешь - вокруг памятника княгини Ольги будет пешеходная зона, вымощенная желтым кирпичом. По мнению архитекторов так будет восстановлена смысловая связь между колокольнями Софийского и Михайловского соборов - «Дорога предков». Правда, прямо посредине этой «связи» строится высотное здание пятизвездочной гостиницы, что несколько выпадает из образа святости. Тем не менее, надо сказать, что композиция может получиться интересная: древняя София, «восстановленный» Михайловский и современная гостиница. Попробуйте теперь сказать, что город контрастов - Нью-Йорк.

Тем не менее, даже на фоне всех этих несуразиц есть смысл говорить в связи с восстановлением собора и об истинных святынях, еще не окончательно потерянных для нашей культуры. Речь идет о мозаиках и фресках Михайловского Златоверхого собора.

При демонтаже собора в 1934 году со стен сняли все, что можно было снять. После этого, лишенные «дома» произведения искусства пошли скитаться по миру, и сейчас значительная часть этих ценностей находится вне Украины. Вопрос их возвращения представляется актуальным в связи со строительством Михайловского Златоверхого и приближением 2000-летия христианства. Несмотря на то, что подлинники мозаик и фресок не могут быть помещены в новом храме, поскольку они требуют особого режима сохранения, если они займут свое место в экспозициях украинских музеев, можно будет говорить о восстановлении духовного и исторического комплекса Михайловского Златоверхого собора, как сокровища древнекиевской культуры.

Недавно группой ученых были вынесены на обсуждение результаты исследований судьбы мозаик и фресок Михайловского собора, вывезенных из Украины в разное время. Авторы исследования - С.Кот (Институт истории НАН Украины), Ю.Коренюк (Украинская академия искусств), Т.Себта (Институт археографии и источниковедения НАН Украины), К.Мариняк (студентка НаУКМА) - на общественных началах подготовили комплекс информационно-аналитических материалов, которые, по их мнению, могут стать основой официальных документов, связанных с решением вопросов поиска и возвращения в Украину ее наследия.

Согласно исследованиям и в ходе обсуждения выяснилось, что не менее 17 мозаик, фресок, шиферная плита находятся сейчас на территории России, куда они попадали в разное время. А началось это в 1938 г., когда в Москве в Третьяковской галерее состоялась выставка, посвященная 750-летию «Слова о полку Игореве». Согласно документам, на выставку временно в Москву была вывезена часть экспонатов из Государственного музея украинского искусства. В частности, из Михайловского собора мозаика ХII в. «Дмитрий Солунский», фреска ХII в. «Самуил», фрагмент фрескового орнамента ХII в, шиферная плита с изображением двух святых всадников. В Киев это все так и не вернулось. Впрочем, согласно документу, вероятно происходящему из фондов Третьяковки, сия последняя оставила у себя «Дмитрия Солунского» в обмен на 11 картин украинских художников конца ХIХ - начала ХХ в. Правда, на этом документе нет ни одной подписи представителей украинской стороны. Но по этому документу в Украинский музей действительно приходили картины, они и сейчас есть в экспозиции. Но интересно то, что в документе речь идет только о «Дмитрии Солунском», в Киев же не вернулось ничего из того, что было вывезено на выставку.

Профессор Академии искусств Л.Миляева рассказала о том, что вскоре после войны, наводя в музее порядок, молодые сотрудники нашли акт о временном пребывании на выставке материалов из Украинского музея и обратились к Москве с просьбой вернуть эти материалы, так как все сроки уже прошли. Министр культуры Е.Фурцева ответила, что никакой надежды на возвращение нет и посоветовала больше не поднимать этот вопрос. Так киевские ценности прижились в Москве.

Интересная деталь была подмечена историками в связи с этим. Ими было найдено письмо заведующего музейным отделом наркомпроса РСФСР Феликса Кона наркому просвещения Украины В.Затонскому 1934 г., когда стало известно, что Михайловский собор обречен. В письме содержится просьба выделить для Третьяковской галереи две мозаики - «Дмитрия Солунского» и «Архидьякона Лаврентия» - и одну из фресок. Указанные мозаики, по мнению заведующего музейным отделом, не связаны с основной композицией «Евхарития», а потому могут быть отделены без ущерба для будущей экспозиции мозаик в Киеве. Для Третьяковки же эти материалы будут иметь колоссальное значение, т.к. «искусство Киевской Руси представлено здесь крайне слабо». Затонский отказал, ссылаясь на то, что говорить об экспозиции еще рано, а «несвязанность» указанных мозаик с композицией - вопрос далеко не решенный. Впрочем, в 1937-м под угрозой репрессий Затонский застрелился, и вскоре после него был репрессирован А.Хвыля, председатель комитета по делам искусств, и в таких условиях никто не мог бы уже решиться протестовать против чего бы то ни было. В то же время, один из последних каталогов Третьяковской галереи предлагает такую версию: поскольку авторитет Третьяковской галереи как сокровищницы древнерусского искусства непререкаем, именно сюда были переданы фрагменты мозаик и фресок разобранного Михайловского Златоверхого собора в Киеве.

Следующая волна потерь была связана с немецкой оккупацией. Фонды Софийского заповедника очень привлекали немцев. Авторами исследования были найдены документы штаба Розенберга, которые свидетельствуют о том, что из Киева оккупационная армия перед отступлением вывезла восемь вагонов с памятниками истории и культуры. Удалось найти описания трех из этих вагонов - именно в них оказалась часть ценностей из Михайловского собора - мозаика и 27 фресковых фрагментов. В Германии они находились на территории, которая после капитуляции была занята американскими войсками. По данным, предоставленным немцами и американцами в 1947 г., значительная часть памятников СССР (в том числе Украины) была передана советской администрации.

Но согласно исследованиям с 1946 г. украинские специалисты были отстранены от работ, связанных с выявлением и контролем за передвижениями украинских культурных ценностей, которые возвращались в СССР после войны. Маршруты поездов, перевозивших ценности, проходили через базы под Москвой и Ленинградом. По данным экспертов Российской Федерации по реституции, материалы из Михайловского собора попали в Павловск под Ленинградом. В Киев вернулась только часть утерянных во время войны памятников. Авторы уверены в том, что около 13 единиц ценностей из Михайловского собора осели после войны в запасниках российских музеев и пребывают там на закрытом режиме хранения, не выставляются и не публикуются. Впрочем, по словам Л.Миляевой, не следует за это пенять исключительно на Россию, т.к. профессор знакома с документами, из которых следует, что комиссия, работавшая под Ленинградом, трижды обращалась к украинским музеям, сообщая о том, что найдены их материалы, и предлагая приехать за ними. Но начальник управления музеев Украины Викторов все три раза отвечал, что «нас это не интересует». По данным, предоставленным директором Софийского заповедника В.Ачкасовой, сейчас в Эрмитаже сохраняется 11 фрагментов орнаментов Михайловского собора и в Музее русского искусства - фрески «Пророк Самуил», «Неизвестный Святой», орнамент, фрагмент мозаичного фриза.

Итак, в результате исследований историками, искусствоведами, музейными работниками судьбы сокровищ Михайловского собора, напоминающей то детектив, то приключенческий роман, выяснились местонахождения большей их части и юридические основания (вернее, их отсутствие) пребывания этих материалов на территории России. В Национальной комиссии по возвращению культурных ценностей при Кабинете министров Украины нас заверили, что на основании этих исследований они намерены поднимать вопрос о реституции мозаик и фресок Михайловского собора, несмотря на недавно переданный Государственной думой на подпись Президенту России неблагоприятный для подобных начинаний закон о неприкосновенности культурных ценностей, попавших в Российскую Федерацию во времена СССР. Впрочем, как ни странно, такая решимость со стороны государственных структур вызвала неоднозначную реакцию у историков.

В.Ачкасова предложила комиссии не торопиться с этими требованиями. Свое предложение она мотивирует тем, что, во-первых, Софийский заповедник начал работу по созданию каталога к 800-летию Михайловского собора. В этой работе согласились принять участие почти все музеи, имеющие соответствующие материалы, во-вторых, художники, создающие копии для строящегося собора, вынуждены работать в российских музеях, где им сейчас создают все условия, а если поднять шум по поводу возвращения, художникам просто могут закрыть доступ к подлинникам и отказаться от участия в создании каталога. Опасения, конечно, небеспочвенны. И копии необходимы, и каталог, который, возможно, даже пополнит наши знания на предмет «где что лежит». Но, с другой стороны, этот каталог закрепит статус российских музеев, как держателей этих материалов. А создание копии может оказаться достаточно веской причиной отказа в передаче оригинала. Ну зачем вам оригинал, если вы в своем храме копию имеете?

Наверное, следует признать, что каталоги, копии и даже сам храм-новостройка вторичны по отношению к истории, воплощенной в многострадальных памятниках древнерусского искусства из Михайловского Златоверхого. И именно они имеют для нас истинную духовную ценность, составляют основу нашего культурного бытия. И никакие каталоги и новостройки нам их не заменят.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК