Снежный человек с Одесщины

29 декабря, 2006, 00:00 Распечатать Выпуск № 50, 29 декабря-5 января 2007г.
Отправить
Отправить

Местные жители зовут его Мошул, что в переводе с молдавского означает Дед. Появляется это чудище, аналогов которому этнографы не знают, в одном-единственном селе на Одесщине — в Орловке Ренийского района...

Местные жители зовут его Мошул, что в переводе с молдавского означает Дед. Появляется это чудище, аналогов которому этнографы не знают, в одном-единственном селе на Одесщине — в Орловке Ренийского района. Это — самая юго-западная точка Украины, Нижнее Подунавье, Бессарабия, обильно напоенная солнцем и водой. Зимы здесь серо-коричневого цвета, снег — редкость и радость. И вот в один из таких обычно пасмурных дней, в ночь с 24-го на 25 декабря, в Орловке начинается праздник, который вы больше не увидите нигде. Сразу отмечу: молдаване — народ православный, и никакого отношения к католикам не имеют.

Итак, сегодня мы с вами едем в Орловку, чтобы своими глазами увидеть местного «снежного человека», напоминающего шамана языческого племени, происхождение которого ученым еще предстоит изучить.

…Последний рейсовый автобус переполнен: жители окрестных городов и сел хотят попасть в Орловку на Рождество. Шумный бессарабский народ (когда бабулька с четвертого места разговаривает со знакомой, сидящей на двадцать четвертом, и таких собеседников — целый салон; час езды — и головная боль обеспечена) сегодня загадочно молчит.

В Орловке улицы пусты. Замерла жизнь на подворьях. Даже дым из труб не идет. Забились в будки собаки, не реагируя на прохожих... Жуть!

В этот день никто из жителей села не покидает своих жилищ — положено быть дома и ждать родню из других населенных пунктов. Хозяйки на летних кухнях, набравшись терпения, готовят традиционное молдавское блюдо — сармале. По рецепту — ни дать ни взять голубцы, но куда меньших размеров. Каждая молдаванка считает делом чести свернуть голубец размером с полмизинца.

— Да что новогодние праздники — вот попробуй накрутить сармале на свадьбу в триста человек! Ох! — тяжело вздыхает хозяйка. — У нас так считается: чем миниатюрнее сармале, тем лучше хозяйка.

К наступающему празднику готовят домашнюю колбасу, холодец из свиных ножек, к которым подается хрен на красном вине, настолько крепкий, что, кажется, глаза вылезут из орбит. А еще будет фрэптурэ, что в переводе означает «то, что из печи», наверное, аналог жаркого. Но к мясному еще рано притрагиваться — 24 декабря в Орловке последний день поста. Мясные полуфабрикаты хозяйка поставит в печь только перед рассветом.

В эту ночь не положено спать. Утомленным последними приготовлениями хозяевам это нелегко. Слипаются глаза у детей. Но надо терпеть: Мошул может прибыть в любой момент… Во дворе горит свет, означая, что хозяева ждут. Время коротаем за беседой.

Мне рассказывают, что Орловка делится на две части — Кятрэ и Пэдуре. Накануне Рождества на каждой половине села собираются молодые люди, которые отслужили в армии. Им предстоит с точностью до каждой детали повторить обряд предков. Готовятся атрибуты: маска Мошула, заранее заказанная у местного мастера. Она изготовлена из великолепно выделанных шкур — кроличьих и козьих, украшена кожаными ремешками, конским волосом, шерстяными нитями, бобами. Над головой Мошула — что-то похожее на нимб в цветах и ярких лентах. На поясе главного персонажа будут укреплены четыре увесистых колокола, какие можно увидеть на шеях пасущихся в степях быков. Костюм Мошула достаточно тяжелый. Бегать в нем всю ночь по улицам села, из дома в дом — все равно что совершить марш-бросок в противогазе при боевом снаряжении. Поэтому главная роль доверяется самому сильному и выносливому. Важно, чтобы молодой человек был хорошо воспитан, ибо на нем лежит ответственноcть за все и за всех (ночью будет выпито немало вина).

Все остальные юноши на Рождество облачаются в военную форму: одна часть села — в тельняшки, бушлаты и бескозырки, другая — в камуфляж десантников или пограничников. Таким образом, две команды, во главе которых стоит свой Мошул, легко различить.

До сороковых годов прошлого столетия, то есть до прихода в Бессарабию советской власти, молодые люди надевали форму румынской армии. Что было еще раньше, когда эти земли были российскими, молдавскими, турецкими, даже старожилы сказать не могут. Однако военная форма действующих лиц — атрибут обязательный, ибо идут в бой армии, войска, рати. И для каждого молодого жителя Орловки участие в рождественском празднике — признание его зрелости, силы, мужества.

Каждая из двух «армий» делится на две группы: чата маре (большая группа) и чата Мошул (группа Мошула). Им предстоит за ночь побывать во всех дворах. В Орловке — более тысячи подворий, следовательно, на каждого Мошула приходится по пятьсот. Чтобы успеть, передвигаться придется только бегом. После ночных трудов «армии» схлестнутся в битве.

Но вот наконец послышался барабанный бой и звуки кларнета — именно эти два инструмента постоянно сопровождают действующих лиц. Это значит, что вот-вот прибудет чата маре, которая песнопениями оповестит о радостнейшей вести — родился Иисус Христос. Также чата маре даст знать о скором прибытии Мошула.

Взрослые спохватываются, выходят во двор. Парни, вихрем ворвавшиеся в калитку, поют хором куплеты на молдавском языке. Это — колядки. Старожилы утверждают, что когда-то их было около ста, на все случаи жизни. До наших дней дошло с десяток — колядка на хозяина, на подворье, на девочку и девицу, на мальчика, юношу, «оленя» (молодого человека в расцвете сил), на примаря (сельского голову) и несколько других. Говорят, особенно приятно колядовать в домах, где живут молодожены: молодой муж, который впервые встречает Рождество в качестве хозяина, очень щедр.

Хлебосольны и семьи, в которых появился первенец, — они не скупясь одаривают колядующих деньгами, угощают их домашним вином. Каждая хозяйка вручает чата маре калач, который нанизывается на длинный шест. Задача первая: надо превзойти «конкурирующую фирму», колядующую на другой половине села, по количеству собранных калачей.

Но вот во дворе появляется Мошул в сопровождении второй «роты». Маска настолько ужасна, что ни один ребенок не отважится выйти во двор — страшно! На расспросы детей, почему Мошул такой жуткий, взрослые отвечают: «Чтобы испугались злые духи».

Мошул в какой-то доисторической пляске шамана, откидывая корпус назад, активно двигает бедрами, отчего звенят все колокола на его поясе. Тем временем его воины неистово лупят о землю полутораметровыми мачуками — дубинами из туго связанной рогозы. Мачуками молотят не только во дворах, но и по всему пути следования — по дорогам и тротуарам, прогоняя из села нечистую.

Хозяева благодарят чата Мошула — подносят вино, дают денег, обычно от десяти гривен и выше, в зависимости от достатка. Отдельно разрешается вознаградить деньгами главного героя.

Маска нигде не задерживается — за ночь предстоит побывать в каждом доме, не пропустив ни один, иначе хозяева будут очень обижены. Существует поверье: если во двор не зайдет Мошул, это дурной знак — жди в наступающем году несчастий.

Ну, вот пока и все. Теперь можно закладывать чугунки, сковородки, противни в печь, чтобы ранним утром всей семьей приступить к трапезе. С Рождеством Христовым! Но самое интересное — впереди.

Утро. В центр села стягивается народ. Каждый уже отметил праздник стаканчиком вина и закусил вынутыми из печи сармале. Настроение приподнятое. Вновь слышны звуки кларнетов и барабаны — Мошулы на подходе.

Сегодня в Орловке много гостей. Сегодня в Орловке — зарубежные журналисты. Видеокамеры жадно глотают каждый эпизод действа.

Что символизирует главный персонаж праздника — Мошул?

— Будучи молодыми, я то же самое спрашивал у старожилов, — рассказывает Андрей Спиридонович Лунка, бывший сельский голова Орловки. — Но и они уже не помнили этого. Священники полагают, что Мошул пришел к нам со времен язычества. Версия такая: наши предки в конце декабря, когда день начинает увеличиваться, поклонялись богу Солнца. С принятием христианства языческий праздник каким-то образом «наложился» на Рождество. Сейчас никто не может с точностью сказать, что значит эта маска. Но из года в год, из поколения в поколение мы повторяем то, что делали наши деды и прадеды. В Орловке народ упрямый. Только благодаря этой черте характера удалось сохранить праздник в первозданном виде.

Почему Мошула сопровождают воины? На этот вопрос пытается найти ответ политолог Андрей Потылико:

— Эти места необыкновенно богаты историческими событиями. Здесь, в Нижнем Подунавье, сражались воинственные фракийцы и геты, по степям проносились бесстрашные скифы, гордые римляне, неукротимые сарматы. Со своими врагами здесь воевали древние славяне. В период подъема Молдавское княжество нанесло одно из самых сокрушительных поражений непобедимому османскому войску — это была Куликовская битва местного масштаба, удивившая тогда всю Европу. За эти земли Россия не одно столетие воевала с Турцией. Таким образом, мы видим, что народы, с глубокой древности населявшие Нижнее Подунавье, отличались ярко выраженными воинскими качествами, практически у всех существовали сильные воинские традиции. Поэтому я не удивляюсь, что в Орловке по сей день сохранилось такое уважительное отношение к молодому воину, так престижно служить в армии. В данном случае — в «армии» Мошула.

— Когда мы показали этот обряд на международном фестивале в румынских Яссах, все знатоки фольклора были просто поражены, — рассказывает Мария Катаной, уроженка села, проработавшая десять лет начальником районного отдела культуры. — Мошул произвел настоящий фурор!

А музыка все ближе и ближе. Чата маре и чата Мошул, забегая в каждый дом, постепенно приближаются к центру села. Как у одной, так и у другой группы уже по три шеста с калачами. В девять утра вошедшие в азарт чаты пересекают условную границу, за которую не имели права переступить ночью, и бросаются колядовать на «чужой территории» с целью собрать как можно больше калачей. На головных уборах многих парней — белые парафиновые цветочки. А это что значит?

— Если в доме живет девушка, она должна одному из юношей подарить такое украшение, — поясняет Андрей Спиридонович Лунка. — У некоторых, как видите, только одно, а у других вся голова в цветах. Теперь видно, кто у нас первый парень на деревне!

Еще час — и Мошулы под звуки уже удвоившегося ансамбля постепенно сходятся в центре села. Вокруг масок в хороводе стремительно несутся «телохранители», отплясывая неистово, из последних сил. Наконец два хоровода соединяются в один большой, и Мошулы в дикой, доисторической пляске сходятся друг с другом.

Главные герои праздника, судя по всему — не лютые враги, а добрые соперники. Предводителей подымают на плечи, придерживая за голени, и Мошулы на глазах у всего народа преподносят друг другу дары.

— Здесь разрешены импровизации и сюрпризы, — поясняет председатель сельхозкооператива Николай Александрович Александров, один из хранителей традиций. — Можно «коллегу» облить шампанским или в качестве подарка вытащить из-за пазухи голубя, отпустив его в небо.

Поприветствовав друг друга при всем честном народе, испив вина, Мошулы направляются к примару: для сельского головы — персональная колядка. Иван Васильевич Киронаки, председатель сельсовета, не скупится на благодарность — и это последнее денежное вливание в бюджет двух «армий».

После этого начинается кульминационное действо — соревнование, схватка, битва. Обходится она без кровопролития: сильнейшая рать определяется переталкиванием. Колядующие группы вновь поднимают своих предводителей вверх, словно знамена, и армия наваливается на армию. Начинается неистовая давка, из последних сил. Жители села яростно болеют — каждый за своих. Но вот один из Мошулов потерял равновесие и низвергнут. Победившая сторона ликует!

— Не может быть в селе два лидера. Лидер должен быть один, — поясняет Мария Катаной.

Армии-победительнице тут же вручается стреноженный живой барашек. Молодые люди тотчас направятся в дом, где живет Мошул-победитель, забьют барашка и приготовят из него каварму: тушенное в огромном казане мясо, хорошенько приправленное красным горьким перцем — ардеем. Традиционная молдавская каварма настолько крепка в горечи, что ее приходится обильно запивать вином.

Несколько слов о таком немаловажном атрибуте праздника, как домашнее молдавское вино. Напиток этот темно-красный, густой, в нем — вся таблица Менделеева. Каждый хозяин по осени заготавливает как минимум тонну такой «таблицы». И сколько бы ни было бочек в погребе, все равно до вина нового урожая не хватает.

Остается незаданным последний вопрос: почему жители Орловки празднуют Рождество 25 декабря? «Ларчик», оказывается, открывается просто:

— Этот христианский праздник всегда шел впереди Нового года, — говорит хранительница обычаев Мария Катаной. — Когда Новый год стали отмечать по новому стилю, наши предки и Рождество перевели на новый стиль. Хочется в Новогоднюю ночь накрывать обильный стол и есть мясное.

Разумеется, ни один священник, несущий службу в храме этого села, не приветствует то, что делают жители Орловки в ночь с 24-го на 25 декабря. Некоторые из уважения к батюшке держат пост вплоть до 7 января, ограничиваясь на праздник рыбой, которой полны местные озера. Но все-таки «победить» Мошула не смог никто — ни уважаемый в селе настоятель храма, ни в свое время бюро райкома партии. Жители Орловки — народ непреклонный.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК