СКОВОРОДА В ТОКАЙСКИХ САДАХ

01 мая, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 18, 1 мая-8 мая 1998г.
Отправить
Отправить

Что ни говорите, а Григорий Саввич Сковорода любил пить вино! «Я вашим вином не только в дороге, но и дома пользовался», - с благодарностью писал одному из друзей в 1790 году, уже на закате лет, странствующий философ-поэт...

Что ни говорите, а Григорий Саввич Сковорода любил пить вино! «Я вашим вином не только в дороге, но и дома пользовался», - с благодарностью писал одному из друзей в 1790 году, уже на закате лет, странствующий философ-поэт. В свое время исследователи даже затеяли специальные «разборки» на тему: а не был ли склонен «старчик» к алкоголю. Да ну уж! Биограф Юрий Лощиц тонко и убедительно утверждал: к вину, как и к другим предметам плотских утех, Сковорода относился с мудрой сдержанностью. Глоток-другой доброго вина для старого человека, которого собственная кровь уже отказывается согревать, - своего рода философская микстура. Не более. Это милосердное напоминание о весеннем тепле, о друзьях, которые остались за горизонтом заснеженных степей… А впрочем, небезразличное отношение Сковороды к вину имеет и объективную подоплеку. Еще бы! Скажите, кто, проведя в «крае вин королей» - Токае - несколько лет, да еще в составе т.н. «Комиссии для закупки венгерских вин», мог бы остаться беспристрастным к напитку богов - токайскому асу? Думается, что в своих воспоминаниях наш «старчик» не раз возвращался в венгерский Токай, куда в августе 1745 года он прибыл по «ее императорского величества указу». И где в минуты, свободные от обязанностей певчего, иногда причащался «королем вин».

Е ще в 1733 году при импе-

ратрице Анне Иоановне

была основана «Комиссия для закупки венгерских вин». Напиток из Венгрии приобрел такую популярность, что занявшая впоследствии престол Елизавета Петровна решила организовать постоянное поселение в Токае. Это дело было поручено проживающему в Украине и знавшему Венгрию Федору Вишневскому, который и привез в Токай студента Киево-Могилянской академии Григория Сковороду. Об этом так писал друг и ученик поэта-философа Михаил Ковалинский: «Круг наук, преподаваемых в Киеве, показался ему недостаточным, и он возжелал видеть чужие края. Когда представился к сему повод, он воспользовался им всеохотно. От двора отправлен был в Венгрию к токайским садам генерал-майор Вишневский, который для находившейся там греко-католической церкви хотел иметь церковников, способных к службе и пению. Сковорода, известный знанием музыки, голосом, желанием быть в чужих краях, разумением некоторых языков, представлен был Вишневскому одобрительно и взят им в покровительство».

Все исследования, проводимые доселе, не рассматривают культурно-религиозного аспекта деятельности Сковороды в Венгрии, посланного туда в качестве церковника-дьяка (кантора) и уже в 23 года получившего сан священника. Это обстоятельство, скорее всего, и сдерживало атеистически настроенных советских ученых в более глубоком изучении его токайского периода жизни и творчества. Во многом этим объясняется и то, что последующие пять лет, проведенные в этой стране, остались будто за занавесом, придавая еще больше таинственности начертанной на могиле по воле философа эпитафии: «Мир ловил меня, но не поймал». Известно только: с Токая Сковорода ездил в Братиславу, Вену, Буду, наведывал другие места, где встречался с людьми, уславленными своей ученостью и знаниями. Свободному передвижению украинского философа-поэта способствовало и хорошее владение им распространенными в то время латинским и немецким языками. Кроме того, он понимал и греческий, чем, по словам упомянутого выше Ковалинского, быстро завоевывал симпатии ученых, а с ними и новые знания, которых не имел и не мог иметь в Украине.

С легка хмельное чувство ов-

ладевает вами с первых же

минут пребывания за брамой, на которой написано «Токай - город виноградников и вин». И сразу же - сюрприз. Вы не верите своим ушам: местный бургомистр Янош (по-русски Иван) Майер - возможно, один из потомков Ивана Майера, временно возглавлявшего Токайскую комиссию в 1749 году, когда здесь жил Сковорода. Поселенцев из российской империи называли «муско» (московские), их местное население тогда еще любило. Некоторые из них обзавелись в Токае семьями, оставив после себя потомство. Бургомистр, видно по всему, страстно любит свой город и старается привести его в порядок. Ведь с каждым годом сюда прибывает, чтобы попробовать знаменитое токайское асу, все больше зарубежных туристов. О Сковороде до нашего приезда в 1996 году Янош Майер не слышал, но сказал еще тогда, что готов открыть в его честь мемориальную доску.

Зато местные историки оказались несколько осведомленнее. Директор историко-краеведческого музея Янош Бенчик настоятельно рекомендовал нам встретиться со своим предшественником - Микловшем Попом. В собственной библиотеке 86-летнего ученого нашлось несколько книг на венгерском, украинском и российском языках, где описывается деятельность Токайской комиссии и Сковороды. В монографии будапештского ученого Лайоша Тарди «История Токайской комиссии для закупки вина. 1733-1798» рассказывается, в частности, об украинском дьяке, философе и поэте, а также помещен портрет с подписью «Старчик. Григ. Сковорода». Кроме всего прочего, монография открывает почти неизвестную в украиноведении страницу, связанную с конфликтом, возникшим в Токае между руководством местных религиозных общин и прибывшими туда духовными православными деятелями. «В 1745 году два российских священника приступили к исполнению своих обязанностей, - пишет автор. - На их деятельность вскоре обратили внимание представители местной епархии». И не случайно. Токай и его окрестности в то время населяли венгры и немцы, а также словаки, поляки, греки и закарпатские русины. С приездом в Токай Сковороды и священника, имя которого в книге не упоминается, вынужденные доселе молиться в греко-католической церкви православные украинцы и греки тотчас же стали участвовать в богослужениях византийской церкви и сразу же нашли общий язык с верующими Токайской комиссии. Впрочем, вся эта история, которая в те времена получила широкую огласку и заставила вмешаться венский и петербургский дворы, еще ожидает своего исследователя. Начало ее изучения заложено в книге «Дело о привилегиях греческого торгового товарищества Токая», написанной уроженцем Карпатской Руси, академиком Будапешта и Вены Антонием Годынкой. Кстати, с участием делегатов Мирового конгресса русинов на будапештском доме, в котором жил выдающийся ученый-славист, в прошлом году установлено мемориальную доску. Много документов, касающихся этой проблемы, сохраняется в некоторых архивах, музеях Будапешта, Вены и Мишкольца.

В Токае мы узнали об одном интригующем обстоятельстве: в книге регистрации местной греко-католической церкви найдена запись (середина XVIII столетия) о Григории Сарриче Сковороде как крестном отце. Почему «Саррич» и почему эта запись касается периода, когда, согласно официальной версии, Сковорода отбыл на родину? Собственно, что-то доказательное в этом плане найти на месте трудно - время сделало свое. Здесь увидишь разве что уцелевшую под горой каменную стену, под которой и находились арендованные комиссией сооружения. Рядом была деревянная церквушка, сгоревшая во время пожара. В ней, утверждает Микловш Поп, и правили службу московский священник и киевский дьяк. Сейчас здесь новые постройки. В Токайском краеведческом музее еще хранятся богослужебные книги и предметы культовых обрядов того времени, основа иконостаса византийского стиля. Вглядываясь в иконы XVIII века, привезенные из Украины и России, я утешался и в то же время сомневался: на какую из них направлялся мудрый взгляд нашего философа-поэта? А может, эти иконы - не времен Сковороды? Здесь же «Евангелиекон» 1890 года из Лемберга (Львова), а также «Триптихон» украинский XIХ века, деревянный гуцульский крест, плащаница и другие церковные атрибуты - настоящий клад украинской культуры и истории! Йожеф Дамьянович, священник греко-католической церкви, показал мне унаследованную от «ортодоксов» (православных) реликвию - оловянно-цинковую тарелку с изображением святых Георгия Победоносца и Димитрия. Он считает, что ею пользовались во времена пребывания в Токае Сковороды или, в крайнем случае, до 1779 года, когда в местной православной церкви правил киевский священник Ириней Фальковский.

С воеобразным стимулом но-

вых исследований может

стать открытие 20 марта с.г. в Токае мемориальной доски Григорию Сковороде. О его жизненном и творческом пути, пребывании украинского философа и поэта в Венгрии рассказал при открытии памятной доски при входе в городскую Галерею (бывшую православную церковь) член Союза писателей Украины и Венгрии Юрий Шкробинец. По поводу праздничного события письма Обществу украинской культуры в Венгрии и Культурному союзу венгров Закарпатья, силами которых увековечена память украинского певчего в Токае, прислали президенты двух стран - Леонид Кучма и Арпад Гьонц. Это событие, сказал, выступая здесь, посол Украины в Венгерской Республике Орест Климпуш, - проявление не только памяти и уважения к украинскому философу, литератору, культурному деятелю, но и свидетельство непрерывности развития и обогащения истории двух соседних народов. Руководитель Общества украинской культуры в Венгрии Ярослава Хортяни, почетный председатель Культурного союза венгров Закарпатья Янош Фодов и другие выступающие говорили об актуальности творчества Григория Сковороды, важности дальнейшего изучения его мудрого и многопланового философского и поэтического наследия.

Завершающим аккордом праздника украинской культуры в Токае стало выступление в местной Галерее - бывшей православной церкви - ужгородского камерного хора «Кантус», высокопрофессиональное пение которого достойно увенчало это небудничное событие международного значения. Одним из спонсоров праздника был «Токайский торговый дом», производящий токайский асу, который так любил Григорий Саввич.

Григорий Сковорода возвратился в Токай, который покинул в 1750 году с очередной оказией. Маршрут известный: через Словакию, Польшу, города Львов, Броды, Шепетовку, Бердичев, Попельню, Фастов, Киев, где в «нижнем городе на Подоле» в Петропавловском монастыре для токайсих вин были оборудованы специальные погреба. Сковорода покинул «любезную Гунгарию» почти 248 лет тому назад. Но манящий свет загадочной личности и человеческой любознательности вновь и вновь манит нас в «венгерские горы», где, по словам нашего мудреца, «и теперь в некоторой земле называется Бог «Иштен». И где создается целительный напиток из виноградных гроздьев, обласканных нежными лучами солнца.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК