СИЛА ИНТУИЦИИ

06 сентября, 2002, 00:00 Распечатать Выпуск № 34, 6 сентября-13 сентября 2002г.
Отправить
Отправить

Есть категория людей, которые пишут грамотно. Правильно расставляют знаки препинания, безошибочно пишут слова...

Есть категория людей, которые пишут грамотно. Правильно расставляют знаки препинания, безошибочно пишут слова. Но при этом они далеко не всегда знают правила русского языка. Спросите у них что-нибудь о причастных или деепричастных оборотах, об исключениях в написании: да они понятия не имеют! Врожденная грамотность или лингвистическая интуиция — вот как это называется.

1+24

Существует около сорока определений интуиции, и самое простое из них — это получение некоторого знания без понимания как источника происхождения этого знания, так и того способа, с помощью которого это знание было получено.

Ибо сознание слепо. А вот подсознание видит и помнит все. Почему мы не доверяем интуиции? Наша повседневность — это 25-й кадр наоборот. Это значит, что из двадцати пяти стимулов, влияющих на наши органы чувств, мы успеваем, от силы, распознать и идентифицировать один из них, самый сильный, самый бросающийся в глаза. Например, вы гуляете по лесу, и вдруг откуда-то вылетают осы и жалят вас. Опухоль постепенно проходит, и после этого вы начинаете опасаться ос. А вдруг ужалят еще раз? Это наша сознательная реакция. Но есть и бессознательная — она вмещает в себя еще 24 кадра, которые прошли мимо нашего сознания. Предположим, в это самое время в воздухе витал сильный запах хвойных смол. И вокруг было много-много густого сочного папоротника. И кукушка куковала. И еще много чего. Ба-бах! В нашем сознании отпечаток: осы — сволочи такие, от них нужно держаться как можно дальше. И ничего больше. Точка. А в нашем подсознании — целый кинофильм о том, что осы — сволочи, что живут они в местах, где густой папоротник, где сильно пахнет хвойной смолой, где кукует птица, где солнце не пробивается сквозь толщу деревьев и много чего другого. И вот получаем результат. Для сознания: нужно держаться подальше от ос, они кусаются. Для подсознания: мне нужно держаться подальше от ос, они кусаются; нужно быть очень внимательным, если вокруг много папоротника: там могут быть осы; нужно быть начеку, если есть сильный хвойных запах: где-то рядом могут быть осы. И так далее. Как видите, представления сознания и подсознания очень сильно различаются: последнее оказывается гораздо содержательнее. Через пять лет, когда все уже забылось настолько, что и не вспомнишь, тот же гражданин гуляет по совсем другому лесу и в другом месте. И вдруг появляются тревога, беспокойство, страх. При этом сознание мучительно ищет: да в чем дело, собственно?! И не находит. Птички себе чирикают, хвойным лесом пахнет, кроны деревьев защищают от солнечного света. Вроде бы все прекрасно. Зачем уходить? Это вопрос интерпретации, основанной на фактах. У сознания фактов слишком мало, ему не на что опираться. У подсознания фактов предостаточно. Плачевность ситуации еще и в том, что подсознание не может объяснить сознанию, чего нужно бояться. Оно также не может помочь ему вспомнить, ибо нельзя вспомнить то, чего ты не видел или не увидел. Именно поэтому я говорю, что сознание слепо. И оно может просто подавить эту тревогу и беспокойство, так как не находит для нее никаких причин. Тогда подсознание, которое в упор не хотят слушать, начинает делать разные подлянки: например, у вас может вдруг появиться аллергическая реакция или резкое раздражение на тех местах, где когда-то вас кусали осы. Подсознание вопит: ну, вспомни! Опасность! Сознание думает: надо же, аллергия какая-то появилась. Все уже, гады, отравили, и в лесу уже спрятаться нельзя от химии.

Из этого примера должно быть понятно, что первым и самым главным врагом интуиции является наше сознание, которое требует фактологического объяснения и доказательности любой получаемой информации. Основная беда — даже трагедия, я бы сказал, — нашего подсознания — это синкретизм, или умение смотреть на вещи только в целостности, непосредственно. Оно видит 25 кадров из 25 и не пропускает ни одного, но при этом оно не способно отделить одно от другого, — то, что так хорошо умеет делать сознание. Папоротник, кукушка, густые кроны деревьев — все это или подразумевает осиные укусы, или даже утверждает, что это и есть сами осы. Для сознания все это — полная чушь: оно легко отличает и различает, что осы — это осы, а папоротник не кусается. Но вот досада: сознание вообще знать не знает про какой-то там папоротник или хвойный запах. Оно знает только про ос. В результате две мощные структуры, которые в идеале должны взаимодополнять друг друга, действуют по принципу «кто в лес, кто по дрова». И слепой знает все дорожные знаки, но не видит их, а зрячий видит все знаки, но ничего о них толком не знает. При этом они постоянно ссорятся, затыкают друг другу рот и дерутся, вместо того, чтобы быть как можно внимательнее к репликам и мнениям другого.

Творческая интуиция, научные озарения

Каждый из нас знает, что господину Менделееву его таблица просто взяла да и приснилась. А ведь мог еще тридцать лет ее придумывать почем зря. Кекуле приснилась формула бензола, которую он долго искал. И тысячи ученых и творцов постигают различного рода интуитивные озарения, возникшие вдруг, из ниоткуда. Залез в ванну и сделал открытие. Или шмякнулось яблоко на голову, и сделал еще открытие. Все это наводит нас на мысль, что подобные способности — интуитивные озарения или муза творчества — можно развивать и накачивать, как бицепс. Это, конечно, вдохновляет. Но перед тем, как что-то накачивать, обратите внимание вот на такую случайность: ведь не Архимед придумал таблицу Менделеева, сидя в ванной. И не Кекуле на голову яблоко упало. А Менделееву приснилась именно таблица, а никак не формула бензола и не сюжет для книги «Мертвые души». Каждого почему-то, по какому-то странному стечению обстоятельств осеняет именно в той области, в которую он погружен, на которой полностью сосредоточен. Вероятно, это сосредоточение такой невероятной интенсивности, что поиск решений происходит даже тогда, когда человек спит. Его аналитическая часть отключается и отдыхает, а его синкретическая часть, его подсознание, работает, как паровоз. И очень часто находит для нас решения, которые мы не смогли найти, бодрствуя и полностью сосредотачиваясь на процессе поиска решения. Но это значит и другое: если мы ни на чем не сосредоточены, то наивно было бы ждать от подсознания гениальных озарений и творческих открытий.

Гений — это один процент вдохновения и 99 процентов пота, как говорил Гете, но никак не наоборот. Можно ли тренировать и развивать интуицию? Конечно, если вы понимаете под этим более эффективную коммуникацию между своим сознанием и подсознанием. Я считаю, что это наилучший путь для приобретения новых возможностей. Можно, конечно, слепо доверяться голосу подсознания, но тогда вас ждет печальная необходимость жить на основе его представлений, а они далеко не всегда эффективны и полезны. Наиболее важная задача в таких тренировках — это, наконец, дать своему подсознанию возможность выговориться. И это не так просто, как может вам показаться: уже с раннего детского возраста синкретические представления начинают выжигаться каленым железом доказательности и аргументированности суждений, логикой и анализом событий.

Упражнение с зеркалом

Для его выполнения вам понадобится зеркало и час свободного времени, когда вас никто не потревожит. Сядьте или встаньте перед зеркалом, чем ближе, тем лучше. Или можно поставить небольшое зеркало на стол. Поза любая, не имеет значения. Сосредоточьтесь на минуту на своем отражении, смотрите себе в глаза и только в глаза. После этого начинайте говорить вслух на любую тему, какая только придет вам в голову. Можно заранее задать тему, выбрать ее: пусть это будет монолог о том, каких животных вы любите. Или какие люди вам не нравятся. Задача: говорить, ни на секунду не останавливаясь, и все время смотреть в глаза самому себе. Взгляд не отводить! Не искать нужных слов или подходящих выражений. Говорить, говорить и говорить без остановки. Если хотите усложнить упражнение, рассматривайте при этом свои зрачки, наблюдайте за тем, как они изменяются, изучайте радужные линии сетчатки глаза, линии сосудов. Говорите пять-десять минут, на ваше усмотрение. За часами не следите, смотрите только себе в глаза и никуда больше. Если отвели взгляд или потеряли мысль, передохните минут пять, походите по комнате и начинайте сначала. Я это называю прочисткой коммуникативного канала.

Глаза в глаза

Примерно то же самое, что и в случае с зеркалом, но требует собеседника. Возможно, вы помните, что есть такая игра в «гляделки» — кто кого переглядит. Вы все время смотрите в глаза другого, не отводите взгляда. Если хотите устроить себе настоящее испытание, делайте это в общественном транспорте, либо в любых местах (например, в парке), где люди сидят друг напротив друга. Смысл упражнения — обмениваться репликами, полностью фокусируясь на глазах своего собеседника. Не отводите взгляд, говорите и слушайте только «глаза в глаза». Время здесь не имеет значения, можно просто выбрать тему, на обсуждение которой у вас уйдет более пяти минут.

Расфокусированный взгляд

Наверное, вам приходилось с таким сталкиваться: человек смотрит прямо на вас, но ощущение такое, что он вас не видит вовсе. Задача сложная: достичь такого состояния, а потом делать то же самое, что и в случае с зеркалом, — говорить без остановки несколько минут. Идеальный вариант, если у вас есть возможность попрактиковаться с кем-то.

Концентрация на сложном моторном акте

Еще один фокус-покус из серии: говори, не задумываясь о чем ты говоришь. Его можно делать в одиночку или с партнером. В начале разговора или до него нужно выбрать некое сложное моторное действие: например, задать определенный такт покачивания ноги или же барабанить пальцем в какой-то сложной последовательности. После этого вы говорите и при этом все время следите только за выполнением этого действия. Здесь сосредоточенность и полная концентрация на двигательном акте не нужна, вполне достаточно внимательного наблюдения за процессом выполнения действия. Идеальный результат упражнения — вы достигаете эффекта, когда не обдумываете нечто, прежде чем высказать, и не ищете слов. Слова находятся как бы сами по себе, без малейшего усилия.

Зачем все это нужно? Данные упражнения очень хороши не только для того, чтобы открыть доступ к подсознанию, но и для обретения новых эффективных навыков ораторского выступления, сценической речи. Если вы были внимательны, то наверняка заметили: каждое упражнение усложняет ваш привычный процесс общения. Какой в этом смысл? Первое: любое из этих упражнений имеет цель снять или ослабить так называемый диссоциированный контроль, или, другими словами, стремление нашего сознания как бы наблюдать за собой со стороны, взвешивать и оценивать все то, что мы хотим сказать и сделать. Эффект освобождения от внутреннего цензора чувствовал каждый, кто употреблял алкоголь: у вас вдруг исчезают чувства неловкости и неуверенности, речь становится естественнее и живее, вы чувствуете себя комфортно, как в своей тарелке. Именно такой эффект может быть достигнут, если вы загружаете свое подсознание какой-нибудь ерундой, освобождая себя для естественной и гармоничной подсознательной речи. Безо всякого алкоголя.

Второй смысл — это, вопреки НЛП, блокирование всех каналов доступа — визуального, слухового и кинестетического. В общении вы инициируете воспоминания с помощью этих каналов, обращаясь к соответствующим структурам памяти — слуховой, зрительной и телесной. Дай-ка я попробую нечто вспомнить, как будто говорите вы, и начинаете изо всех сил вспоминать. Это не очень эффективно. На одной полочке у вас кукует птица, на другой — витает запах хвойного леса, на третьей — прикосновения к вашим ладоням или босым ногам сочных стеблей папоротника. Что же вы пытаетесь вспомнить? Прерывание каналов дает возможность обращаться к синкретичным структурам памяти вашего подсознания, которое мыслит, как я уже говорил, целостными картинами, а не их разрозненными и атомизированными на отдельные сущности элементами. Подсознание не ищет решений и не анализирует ситуации: оно мгновенно разыскивает среди триллионов готовых психосхем наиболее похожий шаблон и выдает законченное решение. Иногда — раньше, чем вы дали себе волю и повод задуматься и осмыслить происходящее. Вот так оно и бывает: вы еще не думали, а решение уже есть, или есть знание, что делать дальше. Это и называется интуицией.

Почему интуиция иногда подводит? По двум причинам. Первая из них — это не интуиция вовсе, а бессознательный защитный механизм, предотвращающий опасную для вас ситуацию или повторное наступление на «грабли». Как правило, он строится на обобщениях. Вторая причина: обнаружение в ситуации элементов, характерных для контекста прошлых физических или психологических травм. Например, в детстве вас напугал большой дядька с густой черной бородой. Вы вырастаете и, конечно, этого не помните, но подсознание помнит прекрасно. И как только в поле вашего зрения появляется бородатый мужик, вы сразу испытываете к нему резкую антипатию. Подсознание не может отличить опасных бородачей от безопасных, а сознание вообще не знает, что их нужно бояться.

Интуиция или шестое чувство?

Если термином «интуиция» обозначаются подсознательные процессы, то под понятием шестого чувства подразумевается некоторый субсенсорный канал, не укладывающийся в парадигму привычных представлений о пяти органах чувств. Никто не знает, где он у нас находится, и какую специфическую сенсорную информацию получает. Все лишь говорят о том, что он есть. Вот простой эксперимент, «доказывающий», что у нас есть шестое чувство. Некоторой группе товарищей в случайном порядке предъявляют фотографии, где на одних изображены приятные глазу картины природы, а на других — разные гадости вроде пауков и прочих нелицеприятных насекомых. При этом у подопытных измеряются и фиксируются кожные реакции. По результатам обнаруживается, что чем дальше идет эксперимент, тем чаще сильные реакции на вредных насекомых появляются раньше, чем предъявляется фотография. То есть фотографию с пауком еще и не показали, а человек уже немножко испугался, где-то за две секунды до показа фотографии. Раз он испугался раньше, чем ему показали фото, то шестое чувство существует, иначе чего бы он испугался заранее? Но вы уже прочитали пример с осами и папоротниками, и хорошо знаете: в то время, как сознание готово реагировать только на ос, подсознание реагирует на большее число иных стимулов, соответствующих или синтонных основному раздражителю. Например, ему по силам запомнить периодичность, с которой предъявляются фотографии, и, таким образом, сигнал опасности будет идти не на конкретно предъявленный стимул, а на ожидаемый, — сейчас появится изображение паука! Это исключительно область расчетов: чем больше повторов, тем выше процент угадывания. О шестом чувстве могла бы идти речь, если бы человек угадывал пауков перед первым их предъявлением! Но если ему уже показали сто восемь раз красивую природу и пятьдесят шесть раз — вредных ос, то подсознание начеку: сейчас опять покажут! Вот и все шестое чувство.

Ну и, наконец, вспомните, к каким фантастическим расчетам был способен герой фильма «Человек дождя», которого играл Дастин Хоффман. Для сознания это почти невозможно, оно слишком занято анализом и внешней атрибуцией вещей. Для подсознания, которое впитывает в себя 25 кадров из 25 возможных, — ничего удивительного.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК