С РЮМКОЙ К РЕКОРДУ

31 июля, 1998, 00:00 Распечатать Выпуск № 31, 31 июля-7 августа 1998г.
Отправить
Отправить

Так и не смог уловить главной мысли в статье глубокоуважаемого Владимира Маевского «Пить или не пить» в 29-м номере газеты за этот год...

Так и не смог уловить главной мысли в статье глубокоуважаемого Владимира Маевского «Пить или не пить» в 29-м номере газеты за этот год. Если автор хотел сообщить широкой публике, что наши выдающиеся спортсмены не являются трезвенниками, то это в настоящее время ни для кого не секрет. Если же хотел исследовать влияние употребления алкоголя на спортивные результаты, то несколько приведенных примеров, типа «выпил и пробежал быстрее», не поднимаются выше уровня известных с незапамятных времен присказок: «Самогону для разгону, пивка для рывка, водочки для обводочки». С подобными теориями можно без труда ознакомиться возле пивной бочки в компании спившегося спортсмена, который еще и не то расскажет, если ему налить. Я лично имею возможность ежедневно общаться с олимпийцем, который бегал в Мельбурне вместе с Куцом и на примере которого господин Маевский иллюстрирует влияние алкоголя на результаты стайеров. Сейчас, уже в пенсионном возрасте, этот выдающийся в прошлом атлет выглядит похуже многих своих сверстников не в последнюю очередь потому, что никогда не отказывает себе в удовольствии выпить по стопочке.

Чем Бог наделил...

Первое поколение советских спортсменов, вышедшее на международную арену в сороковые-пятидесятые, представляло собой собрание природных самородков, щедро одаренных природой недюжинными силой, выносливостью, сноровкой. Это были дети людей, родившихся и выросших до революции. О повсеместном ежедневном пьянстве, которое мы видим сейчас вокруг, родители наших первых спортивных звезд и представления не имели. Это был еще здоровый и сильный народ, ибо только здоровые и сильные выживали в условиях тяжелого почти не механизированного крестьянского труда. Практически в каждом селе была хотя бы одна, а чаще несколько семей, представители которых имели выдающиеся физические данные, заложенные на генетическом уровне и не растраченные следующими поколениями. Даже страшный геноцид тридцатых годов и мировая война не уничтожила полностью здоровую нацию.

В послевоенные годы тренеру достаточно было только объявить о наборе в спортшколу и пообещать регулярное питание на соревнованиях и сборах, чтобы потенциальные чемпионы сами приходили и сворачивали горы спортивных достижений. Это были или сельские ребята, или горожане в первом поколении, а потому воспитывались достаточно строго. Вряд ли кто из чемпионов пятидесятых-шестидесятых регулярно баловался в детстве крепленым вином. Это было уже потом, когда чудо-богатырь после нескольких месяцев тренировок начинал крушить один рекорд за другим. Данного природой здоровья хватало на довольно высокие результаты. Достаточно вспомнить бег того же вышеупомянутого олимпийца в Мельбурне. Со своим результатом, показанным там более чем сорок лет назад, Иван Чернявский, а речь именно о нем, и сегодня был бы первым на соревнованиях украинских стайеров, если бы такие проводились. К концу шестидесятых то здоровое поколение окончательно уступило место новой генерации спортсменов, совмещавших природные задатки с достижениями тренерской науки и фармакологии.

Самым интересным в наших рекордсменах и чемпионах первой послевоенной волны было то, что они в основном не ведали что творили. Были, безусловно, и фанаты, достигавшие прогресса путем научной организации тренировочного процесса и многолетнего самоистязания. Но такие спортсмены никогда не были великими чемпионами и почти никогда просто чемпионами. Это были третьи-четвертые номера, так называемые зачетники, которым никакая наука не могла помочь опередить привезенного из глуши былинного Иванушку. Тот сам, ничего не понимая, играючи выполнял все нормативы и попадал в сборную, на большие соревнования, шел к большим победам. Не сотворив сознательно свои результаты, а получив их от природы, такие ребята и впрямь не брезговали рюмкой, бутылкой и большими емкостями. Как спортсмен-любитель прекрасно понимаю спортсмена Маевского. Обидно, но в спорте никакой фанатизм и никакая наука не помогут, если нет уникальных физических данных, обладатели которых не всегда дорожат тем, что дала им природа.

Обогнать потомков африканцев

мог только Борзов

Все мы помним, как вспыхнула на спортивном небосклоне звезда украинца Валерия Борзова, который стал единственным в новейшей истории белым спринтером, опередившим в очном споре лучших чернокожих бегунов. Что бы ни говорили о гениальности тренера Петровского и воспитательной роли комсомола, сама фамилия нашего чемпиона свидетельствует, что свою «борзость» он унаследовал от далеких предков. И никакая водка перед стартом не могла остановить летящего к победам Валерия. Тем более, что Бог дал будущему министру не только быстрые ноги, но и совсем неглупую голову. Не думаю, что господин Борзов поддержал бы сегодня разговоры о плодотворном влиянии алкоголя на спортивные результаты. Пример Борзова - характеристика второго поколения советских чемпионов, среди которых были быстрые и сильные, но уже почти не оставалось выносливых. Чтобы окончательно закрыть тему генетической предрасположенности к скорости, вспомним свежеиспеченного чемпиона Всемирных юношеских игр в беге на 800 метров. Фамилия новой надежды российского спорта... Борзаковский. Фамилий просто так русский, впрочем, как и украинский, народ не дает.

Вернемся однако к водке, которая есть главной темой этой статьи о спорте. В результате поощряемого властью пьянства спортивные самородки в нашем отечестве стали рождаться все реже. Если даже для спортсменов, как свидетельствует Владимир Маевский, рюмка стала нормой жизни, то что говорить об обычных гражданах, для большинства которых выпивка стала единственным доступным удовольствием.

В клетке

В семидесятые-восьмидесятые для достижения международных успехов оказалось уже недостаточно выдающихся природных данных. Спорт стал приносить неплохие деньги, и желающих выйти в олимпийские чемпионы в мире намного увеличилось. На помощь пришла медицина. Из случайных примет и обычаев употребление стимулирующих препаратов стало системой. С помощью фармакологии можно было быстро набрать силы, отсюда фантастические достижения наших атлетов, упражнявшихся с железом. А вот желающих надрываться на пяти-десятикилометровых дистанциях среди мужчин не стало совсем. Лишь женщины продолжали поддерживать престиж Страны Советов на длинных дистанциях. Что поделаешь: мужики прибежали окончательно. Отдельно взятые очкарики, топтавшие в выцветших майках долгие километры, медалей принести не могли, посему на них махнули рукой: пусть бегают. А вот с теми, кого кнутом, рублем и иглой можно было привести хоть к какой медали, обращались более сурово. Просто анекдотически выглядели проходившие на Кавказе и в Крыму сборы спортсменов семидесятых-восьмидесятых. Здоровые мужики, которых зачастую знал весь мир, как пацаны в пионерлагере, лазили через дырку в заборе к ближайшему ларьку за вином и курили в рукав болгарские сигареты. Заслуженные и просто тренеры наших спортивных звезд от соблазна их строго оберегали, сами вдоволь наслаждаясь всем, что запрещали своим ученикам. Непосредственно же перед стартами клетка захлопывалась наглухо. И никто знать не знал, как именно наши спортсмены готовятся к стартам, что едят, что пьют, что принимают. Апогеем стал Сеул-88, когда последних советских олимпийцев поселили на нашем теплоходе, то есть держали на территории СССР и выпускали на берег только перед стартом, основательно проверив, не употребили ли они чего, что могут обнаружить.

Нормальной реакцией школьника, которому запрещают курить, является глубокая затяжка сигаретой. Читатель может себе представить, как образцово-показательно вели себя наши спортсмены, вырвавшись из-под унизительной опеки тренеров. Если бы дело было так, как представляет Владимир Маевский, то тренерам всего делов было, что распить вовремя со спортсменом нужную дозу.

Все уже выпито

до нас

Нам не дано увидеть, каким были бы сейчас спортсмены прошлых лет, если бы продолжали в меру питаться, регулярно тренироваться и не привыкали к алкоголю. Может, такими, как Лобановский до отъезда в арабские страны, может, еще более симпатичными и моложавыми. К сожалению, большинство выдающихся в прошлом спортсменов растратили почем зря свое уникальное здоровье, разменяв его по мелким и крупным пьянкам. Есть ли у нас семидесятилетний экс-чемпион, которого можно показать юным физкультурникам: смотрите, мол, как долго можно быть здоровым и красивым благодаря спорту. Что-то не могу припомнить.

Конечно, можно и до пятидесяти гонять мяч в играх ветеранов, выпивая ежедневно свои триста. А потом отчаянно собирать у меценатов деньги на дорогостоящую операцию за границей. Можно и не будучи никогда спортсменом спокойно выпивать свое, становясь к шестидесяти, а то и ранее полной развалиной. Главное, не бояться водки и вина, не считать, что они вредны, а даже наоборот, очень полезны в умеренных дозах. Вполне, может быть, и полезны двадцать граммов коньяка по субботам или бокал марочного вина в обед или стакан пива за ужином. Но где, скажите, вы видели украинца, который остановится на двадцати граммах, стакане или бокале? Такова уж наша богатырская душа, что просит всего и много. Но нет что-то среди окружающих не накачанных стероидами богатырей. Безумно много работать мы в основном разучились. Потому что богатырская работа исключает регулярный алкоголь. И если прапрадед наш напивался вдрызг после ярмарки, на которой продавал выращенный за год урожай, то это было раз в год. Сегодня встретить вечером абсолютно трезвого мужчину на улице райцентра иногда не проще, чем на этой же улице встретить белого медведя.

После короткой и неумелой горбачевской встряски мы опустились в доселе неслыханную яму всеобщего пьянства. Водка сегодня - это несметные состояния тех, кто причастен к торговле нею проклятой. Они не думают сегодня о том, что творят, как не думали об этом чикагские буттлегеры двадцатых годов, поившие сухозаконную Америку. И не сухой закон сделал Америку практически трезвой страной, а желание людей долго и счастливо в этой стране жить. Именно в краю безалкогольных макдональдсов выросло на качественных витаминах поколение могучих джорданов, джонсонов, джексонов и других бесчисленных американских атлетов-чемпионов, среди которых почти не видно уже посланцев наших когда-то богатырских народов.

Пить или не пить?

Собственно Владимир Маевский и не призывает к пьянству. Он просто указывает на возможность с помощью алкоголя способствовать росту спортивных результатов, достигнутых на протяжении многих лет упорных тренировок. Представляется, что ставить на одну доску неблагодарный труд атлета и выпивку по меньшей мере легкомысленно. Если алкоголь и тренировки есть слагаемыми успеха в спорте, то нет сомнения, что большинство нашей молодежи выберет первое слагаемой, что она, впрочем, массово делает и без советов Владимира Маевского. Ставить же алкоголь вровень с допингом - дело компетентных лиц. Мы же против всякого допинга и за здоровых и сильных спортсменов.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК