ПОМНЯТ НА ДНЕПРОПЕТРОВЩИНЕ ИМЯ ФРИТЬОФА НАНСЕНА

30 мая, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 22, 30 мая-6 июня 1997г.
Отправить
Отправить

Фритьоф Нансен и Украина - связь эта может показаться по меньшей мере странной. Ведь для многих его имя связано в первую очередь с легендарными научными экспедициями в суровые высокие широты нашей планеты...

Фритьоф Нансен и Украина - связь эта может показаться по меньшей мере странной. Ведь для многих его имя связано в первую очередь с легендарными научными экспедициями в суровые высокие широты нашей планеты. Первый в истории лыжный переход через ледяной остров-гигант - Гренландию и две мужественные чуть-чуть не завершившиеся успехом попытки достичь Северного полюса явились весомым основанием для приобщения Фритьофа Нансена к плеяде самых отважных и выдающихся полярных исследователей мира.

Нансен принимал участие в создании первой в истории человечества международной организации - Лиги Наций, был вначале в ней постоянным представителем Норвегии, а затем верховным комиссаром по гуманитарным делам. Этот международный пост, как оказалось, вполне соответствовал и его способностям, и возможностям, и его человеческому содержанию.

И хотя в жилах у Нансена текла кровь его дерзких и отважных предков-викингов, в груди его билось большое и горячее сердце великого гуманиста, теплом которого он хотел согреть все человечество. И оно ощущало это тепло в практической деятельности Нансена. Это было участие в устройстве судеб полумиллиона военнопленных из двадцати шести стран и двух миллионов эмигрантов, покинувших Россию после революции, создание так называемых «нансеновских паспортов», определивших статус скитавшихся по послевоенной Европе людей, решение проблемы греческих и турецких беженцев и стремление помочь армянам, бежавшим от турецкой резни.

Не менее яркой страницей биографии Нансена явилось его активное участие в спасении голодающих граждан России в 1921-1922 годах. Забегая вперед, скажу, что его выдающаяся гуманитарная деятельность в 1922 году была отмечена Нобелевской премией мира. И о том, как он распорядился ею, мой дальнейший рассказ.

Вслед за братоубийственной гражданской войной, унесшей миллионы жизней и разбросавшей миллионы людей по всей Земле, в России в 1921 году разразилась жестокая засуха, охватившая Поволжье, большую часть Украины, Крым и Южный Урал. Уже к концу 1921 года на Поволжье голодало более тринадцати миллионов человек, в Украине - более семи миллионов. В числе особо пострадавших от недорода шести губерний Украины числилась Екатеринославская (ныне Днепропетровская) область.

В России и в Украине были созданы специальные комиссии по помощи голодающим, так называемые «Помголод». Сюда со всех концов ежедневно и ежечасно поступали леденящие кровь телеграммы с грифом «Голодная» (передавать в первую очередь). Вот всего лишь один из документов того времени: «В Апостоловском районе население ест котов и собак. Скота осталось менее десяти процентов. Детская смертность растет. Такие волости, как Каменская, Грушевская, Марьянская, Покровская, дают 40-60 трупов ежедневно от голода. В Грушевке 187 детей умерло от абсолютного голода».

И когда стало очевидным, что беда приобретает катастрофические размеры, Горький, пользовавшийся тогда уже всемирной известностью, одним из первых обратился с воззванием к писателям, ученым, народам мира оказать помощь голодающему населению России. 13 июля Горький посылает Нансену телеграмму с текстом своего обращения. Уже на следующий день Нансен отвечает Горькому, что обращение потрясло его до глубины души. Одновременно он сообщает, что сделает все возможное, чтобы немедленно выслать продовольствие.

20 июля Нансен направляет обращение к стортингу (парламенту) и правительству Норвегии о голоде в России.

«Наш долг ясен, - говорилось в нем. - Большие пространства России страдают от голода, который увеличивается с каждым месяцем. Любое количество продуктов, которое поступит в какую-либо часть страны, уменьшит давление голода. Будем иметь в виду только одну великую цель: прийти на помощь нашим страдающим братьям великим и щедрым путем для поддержания чести нашей родной страны».

В своем гуманном стремлении прийти на помощь погибающим от голода людям Нансен поднялся над политическими мотивами, которыми руководствовались тогда правительства многих государств, стремившиеся экономической блокадой задушить советскую Россию.

Человек удивительной проницательности, он смотрел дальше и глубже многих видных политических деятелей Европы и Америки.

Кстати, о взглядах Нансена на ход политических процессов в то время рассказала его дочь Нансен-Хайер Лив в «Книге об отце».

«Говоря о коммунизме в России, - писала она, - отец помнил всегда о той несправедливости, которая царила там в прошлом. Он хорошо был знаком с русской литературой. Какие неизведанные силы должны были дремать в народе, давшем миру таких гениев, как Пушкин, Гоголь, Толстой, Достоевский. А формы правления временны и преходящи - говаривал мой отец, пожимая плечами».

В августе 1921 года Международный Красный Крест обратился к Нансену с просьбой возглавить общеевропейскую организацию помощи голодающим в России. И вскоре собравшаяся конференция, на которой присутствовало 80 представителей 48 обществ Красного Креста европейских государств, утвердила Нансена главным уполномоченным по оказанию помощи России.

Нансен обратился к частным благотворителям. Он объездил Америку и Европу, собрав миллионы долларов. Граждане одной лишь его родной Норвегии собрали более трех миллионов крон, а правительство добавило к ним еще семьсот семьдесят тысяч.

Для руководства деятельностью по оказанию помощи голодающим была создана Миссия Нансена, которая имела свои отделения в России и Украине. Под ее эгидой действовало 32 организации. В адрес миссии шли и шли «голодные» телеграммы.

В ответ на отчаянные обращения «Помголода» организуемая Миссией Нансена помощь поступала отовсюду и в различных формах. В одесском порту выгружались партии итальянских и швейцарских тракторов, в виде беспроцентной продовольственной ссуды в Херсонскую и Николаевскую губернии направлялось 70 тысяч пудов различных зерновых культур, Европейская организация помощи студентам кормила три тысячи харьковских студентов, снабжала их одеждой и учебной литературой, чехословацкая миссия слала 75 вагонов различных продуктов питания, Швейцарский комитет кормил в Бердянске около трех тысяч человек, Датский Красный Крест распределял продукты среди голодающих Херсонского уезда, Международная организация баптистов направляла полторы тысячи тюков одежды, выделяла средства семенного картофеля, зерна и более 40 тысяч долларов на организацию питания в пяти волостях Украины, безвестный южноамериканский рабочий Перец слал в виде дара 12 тысяч долларов…

А Нансен продолжал думать о новых формах помощи. Во время своего приезда в Харьков в январе 1923 года он высказывает руководству УССР свои соображения по этому вопросу.

«Положение таково, - говорил он, - что хотя по-прежнему на первое место нужно ставить помощь голодающим, но вместе с тем приходится обратить внимание и на помощь крестьянам в возрождении сельского хозяйства».

И, развивая это свое соображение, Нансен считает необходимой организацию в России и Украине показательных сельскохозяйственных станций с целью обучения крестьян ведению хозяйства передовыми методами.

В июле 1923 года он заключает с правительствами РСФСР и УССР договор, юридически определяющий права и обязанности сторон по организации и руководству деятельностью станций. Впрочем, обязанности, согласно договору, брал в основном на себя сам Нансен.

В создание этих станций он и вкладывает свою Нобелевскую премию, добавляя к ней гонорар за свою последнюю книгу.

Местом размещения станции в Украине было выбрано село Михайловка Криворожского уезда Кировоградской губернии (теперь Апостоловский район Днепропетровской области). Станция получила название «Первая земледельческая станция доктора Нансена». Для ее создания Нансен выделяет 10 тысяч фунтов стерлингов и согласно п.3 договора обязуется выделять кредиты при необходимости для выполнения хозяйственного плана.

Согласно п.1 земледельческое хозяйство на станции должно было вестись самым рациональным способом, применяя все существующие усовершенствования. Для этого Нансен закупает за границей всю необходимую технику и принимает на свой баланс все поступившее оборудование и содержание станции.

О полном бескорыстии акции Нансена по организации станции свидетельствует п.10 упомянутого договора, по которому определялось право Миссии Нансена вывозить продукты, произведенные на станции, за границу… при непременном условии, что суммы, полученные от реализации, будут обращены на нужды и расширение хозяйства.

Следует сказать, что природные условия в месте расположения станции были отнюдь не самыми благоприятными для земледелия. Шесть тысяч гектаров пашни, отведенной хозяйству, размещались в основном на суглинках, густо «нафаршированных» камнями, в регионе его размещения постоянно ощущался дефицит осадков. И все же успехи станции заставили вскоре заговорить о ней в округе.

Хозяйствование на станции велось по типу коммуны. Всем ее членам бесплатно выделялся комплект эмалированной посуды и «спецодежда». На станции имелись конный и молочный заводы. На последнем, по рассказам, вырабатывали не только масло, но и ранее невиданный здесь голландский сыр. Между прочим здания заводов сохранились по сей день.

Технические знания коммунары осваивали на постоянно действующих курсах трактористов, а для ознакомления крестьян из окружающих станцию хозяйств с современными методами земледелия имелась выставка достижений сельского хозяйства. Хозяйство было электрифицировано и телефонизировано. Рассказывают, что телефоны были установлены на каждом поле. Этим, надо полагать, обеспечивалась полная диспетчеризация полевых работ.

Новые формы труда и современная культура земледелия, высокая трудовая дисциплина и механизированное выполнение работ позволяли собирать здесь по 50-60 пудов пшеницы, 35-50 пудов ржи, в то время как окружающие хозяйства значительно уступали этим показателям.

В 1927 году согласно договору по истечении пятилетнего срока Нансен передал станцию под юрисдикцию украинского правительства. На месте ее был организован семеноводческий совхоз имени Фритьофа Нансена.

Совхоз долгое время был передовым хозяйством. Здесь выращивались высокие урожаи зерновых и бахчевых культур. А в послевоенные годы здесь появилось сразу четыре Героя Социалистического Труда.

В 1953 году по чьей-то команде из обкома имя Фритьофа Нансена убрали с вывески совхоза и он стал именоваться «Прогресс» (скромно и со вкусом)… Далее, преобразованный в птицефабрику, превратился просто в «Михайловский».

Только уже в годы горбачевской «перестройки» по инициативе заслуженного учителя УССР Н.Тищенко, местного нансеноведа нынешнего фермера Г.Магдалины, редакции районной газеты, организовавшей серию материалов, имя Нансена было возвращено нынешней птицефабрике.

Как и большая часть нашего горемычного сельского хозяйства, птицефабрика имени Фритьофа Нансена переживает сегодня не лучшие времена. Для позитивных перемен, возможно, здесь не помешало бы пришествие в Украину новой Миссии Нансена.

А может быть, хватит нам собственной воли, желания, упорства и способностей, чтобы самим выйти на показательные рубежи, намеченные нам Нансеном всего лишь семьдесят пять лет тому назад.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК