Парадоксы отечественного либерализма

02 ноября, 2007, 14:44 Распечатать
Выпуск № 41, 2 ноября-10 ноября 2007г.
Отправить
Отправить

Либерализм относится к ведущим мировым идеологическим течениям. Его основы закладывались еще в древнегреческой философии, тем не менее доктринальная концептуализация произошла только в позапрошлом столетии...

Либерализм относится к ведущим мировым идеологическим течениям. Его основы закладывались еще в древнегреческой философии, тем не менее доктринальная концептуализация произошла только в позапрошлом столетии. Кое-кто усматривает в нем политическое отражение христианских идей о свободе и равенстве, другие — овеществление классового неравенства, обоснование системы, по которой богатые богатеют, а бедные беднеют.

Как и каждое философское учение, либерализм в политическом контексте не может существовать в чистом виде, ведь даже в наиболее свободных государственно-правовых системах практика экономической повседневности требует от публичных регуляторов частого оперативного вмешательства в экономические процессы. Тем не менее это не становится помехой пестованию либеральных ценностей и не вредит полноценному функционированию открытой рыночной экономики. Каковы перспективы либеральных идей в украинской политической системе — покажет время, но предпосылки становления либерализма в Украине являются исключительно специфическими.

Украинские контексты

Становление украинского либерализма происходило при доста­точно неблагоприятных для него обстоятельствах. Первые постсоветские годы были отмечены краткосрочными симпатиями к экономике либерализма, однако эта практика стала для украинцев не просто неприемлемой, но даже ненавистной. Как раз на эти годы выпал закономерный этап первичного накопления капитала, который сопровождался в украинском контексте мошенническими акциями трастов, рейдерскими переделами, развалом экономических связей, грабительской приватиза­цией, срастанием уголовных и государственных элит при их полнейшей безнаказанности. Всего этого более чем достаточно, чтобы вызвать отрицательные ассоциации при слове «либерализм».

В действительности становление отечественного большого бизнеса своей жестокостью ничем не уступало аналогичным периодам в развитии западных обществ. Досадно только, что аккумулированный последними опыт постепенной декриминализации капитала был нами добросовест­но проигнорирован.

С другой стороны, сама логика либерализма предусматривает определенное общественное доверие к «невидимой руке рынка» — классического либерального инструмента развития общественных институтов. По мнению теоретиков либерализма, подавляющее большинство экономических и политических отношений совершается в интересах их основных субъектов, которые, стремясь достигнуть своих партикулярных целей, парадоксально помогают развитию экономических благ общества в целом.

Либералы считают: сложность и многогранность экономических процессов является непостижимой; стремление их регулировать с помощью механизмов плановой экономики — абсурдно-наивным. Либерализм нивелирует эгоизм: каждый эгоист стремится к комфорту и уюту для себя, тем не менее амплитуда его намерений и экономических дейст­вий непременно будет иметь своим последствием общее благосостояние. Логика либерализма предельно оптимистична: все, что делается, делается к лучшему. Либерализм прославляет инициативность, побуждает к активным действиям и призывает полагаться на собственные силы. Либе­рализм — философия «сильных», а они обычно в меньшинстве. Поэтому и приходится политикам, которые верят в постулаты либерализма, прятаться за идеологическими ширмами, прикрывая собственные убеждения более «съедобными» лозунгами социального направления.

Либерализм и выборы

Либеральные идеи никогда не относили в Украине к категории наи­более популярных. В новейшие времена, когда финансовый капитал начал трансформироваться в политический, а голоса избирателей перестали измеряться килограммами гречки, отечест­вен­ный политикум и дальше минует доктрину либерализма. Ос­новные игроки отечественного электорального поля в своих предвыбор­ных программах откровенно избегают либеральных идей — в крайнем случае тщательно завуалируют их переслащенными, но такими родными политическому уху украинского избирателя лозунгами об «общественном благосостоянии», «социальной защищенности», «национальной сплоченности» или «славянском единстве».

А тут недавно, уже последний (да, впрочем, и единственный) политический средневесовик, строивший свою идеологическую программу на либеральных лозунгах — ПРП, — вообще приказал долго жить, парадоксально рас­творившись в левацком полит­конгломерате харизматической окраски. Недавний идеологический побратим этой партии, а ныне президент Украины, также покорно перешел на социальные обещания и национальные лозунги — видимо, поняв, что открытое исповедование либеральных ценностей в украинском электоральном поле равноценно акту политического харакири.

Ющенко, возможно, и мученик, но отнюдь не смертник: увидев, с какой легкостью и резвостью оппоненты дорисовывают виртуальные рога каждой его либеральной инициативе, он наступил на горло собственной песне, решив улучшать инвестиционный климат и торить дорогу в ВТО тихой сапой политических компромиссов, а не идеологическими программными лозунгами, как это было в начале его политической карьеры — идеи либерализма не находят у избирателей поддержки.

Поэтому и на последних парламентских выборах либеральная ниша осталась пустой, ее место заняла проверенная временем и электоральными баталиями «туфта» об упразднении депутатской неприкосновенности вперемешку с национальными и социальными инициативами.

Мультитрансформация мультиидентичностей

Если взглянуть на новейшую политическую историю нашего государства, нельзя не заметить, что с середины 80-х произошли существенные изменения в общественных представлениях о целом ряде основных ценностных величин. Причем как оголтелый темп динамики времени, так и широкий спектр переоцениваемых постулатов мог (и смог!) привести к возникновению в сознании украинцев идеологического компота, гуляша, а то и гремучей смеси.

Словно корабль без парусов и навигационной оснастки, вынужденный в бурю пройти между двух скал, украинцы однажды вдруг стали перед необходимостью своими силами наводить порядок в собственном государстве — невиданная доселе роскошь. Причем недостаток опыта в построении государства дополнялся необходимостью переосмысления политических реалий, необходимостью внутренних экономических реформ, сменой социальных стандартов, религиозным и национальным возрождением, переходом на рыночную экономику, реакцией на глобализацию и поиском собственных ниш в ней, инновационными процессами и развитием компьютерных технологий... Такого букета реформ, осуществляемых синхронно, не переживало, очевидно, ни одно другое общество. Причем часто волны реформ в одной сфере горой разногласий накатывались на волны реформ в другой. В них не было мозаичной завершенности, была неугомонная сила разбушевавшейся стихии.

Многие, испытав такую сногсшибательную историческую атаку, оставили со временем любые старания интеллектуально постигнуть мир доверившись религиозной системе ценностей и действий или же утилитарно полагаясь на логику собственного желудка: каждый выгребает своими силами. Однако неистовство общественных трансформаций первого независимого десятилетия Ук­раины постепенно стихает, наступает время перевода дыхания и осмысления хаотического броуновского движения, конструирования дальнейших моделей общественной поступи, критической оценки идеологических балластов и спекулятивных наживок.

Современный украинский либерализм возникает при парадоксальных обстоятельствах. В отличие от большинства западных обществ, Украина сформировалась на основе обезличенного советского общества. На Запа­де общественная святость собст­венности никогда не ставилась под сомнение, в то же время в СССР институт частной собст­венности истреблялся и выкорче­вывался сознательно и упорно.

Как раз поэтому в Украине приверженцы либеральных идей в экономике обычно являются защитниками прав человека — то есть либеральных идей в политике и общественной жизни. В то время как и в Европе, и в Америке между исповедниками политического и экономического либерализма обычно значительно больше отличного, чем общего. Первые защищают крупный капитал, выступают за минимальное вмешательство государства в экономические процессы, настаивают на необходимости ослабить налоговое давление, на предсказуемости фискальной политики. В то время как защитники общественного либерализма часто акцентируют внимание на ценности человека, защищают права простых работников, выступают за усиление налогообложения крупного бизнеса, развитие социальных проектов.

Украинский же либерал вынужден отстаивать общественную «святость» частной собственности и либеральные экономические идеи не менее ревност­но, чем необходимость защищать права потребителей и требовать выполнения социальных обязательств перед незащищенными слоями общества. Как решить эту мировоззренческую дилемму — пока неизвестно.

Несмотря на то что на украинском политическом поле либеральные идеи не имеют в самом близком будущем хороших перспектив, со временем экономическая элита страны будет все больше заинтересована в органичном раз­витии либерализма, ведь прозрач­ные и предсказуемые правила экономической игры выгодны всем ее субъектам.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Энтер или кнопку ниже отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК