Палец в небе

20 июля, 16:55 Распечатать Выпуск №28, 21 июля-10 августа

Что объединяет хорватского футболиста и президента США? Наше весьма фантасмагорическое представление о них. 

© Василий Артюшенко, ZN.UA

О том, как они себе представляют мир, и что собираются с этим знанием делать. В отношении нас прекрасных, разумеется. Ибо всякая иная деятельность по определению бессмысленна. 

Говоря "наше", следует уточнить, что это очень предвзятое, но именно поэтому уместное обобщение. "Нашесть" наша вмещает в себя не такое уж большое число социально активных, проукраински настроенных сограждан — примерно 5%. Социально активных в широком смысле слова, разумеется, значительно больше. Но традиционная социальная активность предполагает организационное соглашение индивидуума с социумом, при котором каждая из сторон идет на взаимовыгодные уступки.

Эта, меньшая, группа — бескомпромиссна, и каждый ее субъект имеет собственное мнение по всем поводам. Она является опорой общества в ситуации военно-политического кризиса, когда рушится институциональность. Но когда конфликт становится частью обыденной жизни, она уже не инициирует остальную часть общества, а взаимодействует преимущественно с себе подобными.

Существует примерно такого же размера антиукраинское ядро, но они отдалены и отделены друг от друга огромным количеством в целом равнодушных к их мнениям людей. Или так же общаются исключительно друг с другом, считая, что представляют мнение всей страны.

Почему так получается? Социальные сети, в которых обитают эти проактивные группы, создают для них ощущение полной представительности и абсолютной значимости. Таким образом, фокусированное проецирование горстки личных мнений на остальное общество создает у первых иллюзию полной репрезентативности. Тем более что общество их не особо замечает, и молчание воспринимается как поддержка.

Иллюзия ничем не хуже реальности, если реакция на нее такая же, как и на реальность. Политики, жулики и прочие маркетологи прекрасно это знают.

Вы можете закрыть пальцем любую звезду на ночном небе, и даже Луну или Солнце, и они для вас лично исчезнут. Появятся вновь по вашему желанию. 

Так меняются оценки людей, ничего о самих оценщиках не знающие. Выглядит это довольно комично. Человек — сначала хороший, потом плохой, потом снова хороший, потом уже надоел, несите нового, этот поломался.

Я не о диванной политологии — это дело самих диванных политологов. А о социально-психологических условиях, в которых она возникает, и к чему может привести.

Украинский обыватель, как и большинство постсоветских людей, хочет определенности и стабильности окружающего мира при собственном минимальном участии для достижения этого идеала. Но примерно пять процентов траблмейкеров твердят обывателю, что он тупой дурень, и идеалы его тупые, после чего пассионарии окончательно остаются в гордом одиночестве и в своей собственной Вселенной, где продолжают расстраиваться и фантазировать с удвоенной силой.

Все шире распахивающиеся двери в мир западной цивилизации ставят эту пассионарную часть украинского общества в состояние ребенка, который собирался просто немного поиграть под дождиком, а вместо этого видит в дверном проеме несущийся навстречу ураган. Остальные граждане злорадно хихикают, глядя на это евронедоумение.

Образ "стабильного мира любой ценой" — один из ключевых нарративов, который десятилетиями успешно продавался широкому потребителю. И продолжает пользоваться, хотя и постепенно уменьшающимся, спросом. В нем есть внутреннее противоречие, потому что советская идеология создавалась из двух смертельных компонентов: динамического — троцкистской кровавой революционности, и статического — сталинского концлагерного порядка. Других вариантов выбора не было.

Постсоветский образ стабильного мира стал приземленнее (как сказали бы марксисты — мелкобуржуазнее), объединив в себе одновременно черты "осажденной крепости" и "поклонения холодильнику". А "художественным" выразителем этого образа стало архитектурное уродство 1990-х — дома богатых людей в виде псевдосредневековых замков, гибрид крепости и холодильника. 

Советская контрпропаганда сыграла со своими противниками злую шутку, сама того не подозревая. Образ утопающего в роскоши и безделье Запада, с одной стороны, стал соблазном для полуголодного совка и внес свою лепту в его разрушение. С другой — это был образ некой Утопии, где все гармонично, качественно и дешево, благодаря магии общественного строя или некой волшебной идеологии, которую надо непременно найти, изучить и внедрить у себя.

Очень трудно поэтому принять тот простой факт, что: 

а) любые страны и их граждане являются в первую очередь патриотами самих себя, а не нас. Это ведь не выбор сексуальных предпочтений, а соблюдение собственных конституционных норм. Но мы почему-то все равно пытаемся склонить их к любви, и неплохо бы за деньги;

б) при первом удобном случае эти страны и их граждане будут пытаться прирастить собственное благосостояние за наш счет. Если где-то что-то десятилетиями плохо лежит, на него уже есть планы;

в) эти страны и граждане – не хорошие и не плохие, оценивать их и радоваться или гневаться по поводу собственных когнитивных искажений – пустое занятие. Мне по этому поводу очень нравится старая пословица Аллена Даллеса: "Не бывает дружественных разведок, бывают разведки дружественных стран".

Но, тем не менее, эти оценки существуют, даже вопреки здравому смыслу, и все футбольно-трамповские эмоции тому подтверждением. 

Все это было бы просто ми-ми-ми, если бы на основании этих эмоций не принимались бы политические решения. Не потому, что политики — идиоты (хотя такое тоже не исключается), а потому, что они очень чувствительны к эмоциям своих избирателей, и не важно, насколько эти эмоции разумны. 

А если мы говорим о группе, которая в критические моменты жизни Украины (а у нас что ни момент, то критический) создает консолидированную эмоциональную волну, накрывающую и остальных, то эти заблуждения не развеивают. А иногда даже немножко поощряют.

И все же можно попробовать предложить некую матрицу оценок, чтобы лично вы не чувствовали себя нелепо.

1. Ощущение общего нарастающего хаоса в мире связано с тем, что все процессы в нем происходят в разы быстрее, а наше сознание в основном осталось в ритмах и циклах ХХ века. Но невозможность принять эту стремительность диктует спасительную подсказку нашему сознанию — "Это же хаос!". "А-а, — говорим мы, — тогда нормально, мы же за порядок, поэтому и не вписываемся во все это. А не потому, что мы умственно отсталые."

2. У мировых лидеров, а тем более у СМИ, на самом деле нет никаких обязательств ни перед кем, поэтому они с такой настойчивостью утверждают обратное. Но лучше судить по делам, и то – некоторое время спустя. Да и не факт, что что-то поймете окончательно, зато не будете чувствовать себя в дураках. Причина этой безответственности – получение прямой выгоды, да и вообще любого результата, — больше не зависит от народных масс. Они же электорат, это, скорее, досадная обуза — приходится играть комедию о политкорректности и прямой демократии, потакая его низменным вкусам и базовым инстинктам под видом защиты личных свобод.

3. Чем слабее страна и вы лично, тем больше желание любви, защиты и на ручки. Оно, как правило, проявляется в приписывании эмпатии к вам лично, людям и странам, которые не подозревают не только о вашем существовании, но и не всегда знают, где эта Юкрейн находится.

4. Вы эмоционально пытаетесь разместить совершенно чужих людей внутри вашего личного коммуникационного кластера, который составляет от 50 до 150 людей, в зависимости от вашего интеллекта и опыта, но не больше, не льстите себе. Это называется "число Данбара". Помещение инородного тела (образа человека или образа страны) в сложную экосистему, о которой и вы сами толком понятия не имеете, ведет к болезненным последствиям.

5. Разделите, например, свое число Данбара на 3 — и получите группу коллег, с которыми есть что обсудить в обеденный перерыв. Делите на 3 еще раз — и вот перед нами группа из 15 человек, события в жизни которых действительно имеют для вас значение. Еще одно деление на 3 — остаются пятеро самых-самых, с которыми, как вам кажется, можно говорить обо всем на свете. Главное, чтобы вы через пару лет горько не пожалели о своей откровенности. 

6. Если будете увеличивать свое число Данбара — там окажутся гипотетические знакомые, даже смерть которых у вас вызовет в лучшем случае сочувствие, но никак не горе. А ужасные смерти сотен людей на других континентах вас ведь на самом деле вовсе не трогают, хотя вы об этом читаете и слышите каждый день. Чем больше друзей, тем их меньше. 

7. Если же трогают — подумайте, почему у вас образовался такой страшный дефицит действительно близких людей, такой провал, что вы готовы убежать от него на другой континент, в другую ориентацию или другую, конспирологическую картину мира. Вы же не ООН, и даже не ОБСЕ, вам публично лицемерить ни к чему.

8. Не реагируйте так болезненно, как ребенок, ни на кого, если у вас не предвидится двух важных компонентов: физического контакта и опыта совместного проживания событий. И даже если предвидится — тоже не реагируйте болезненно, но это уже другая тема. 

9. Не закрывайте себе пальцем звезды.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №39, 20 октября-26 октября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно