Надежда и вера без ответственности, или Социологическая диагностика украинского общества

24 августа, 09:06 Распечатать Выпуск №31, 23 августа-31 августа

Четыре года подряд около 60% считают себя украинцами и гордятся тем, что являются гражданами Украины.

День рождения — хороший повод строить планы на будущее. 

Но без прошлого нет будущего. Чтобы планы реализовались, нужно понимать исходные позиции и предысторию, важно учиться на ошибках прошлого и не закрывать глаза на проблемы настоящего. 

К очередной, уже 27-й, годовщине независимости Украины хочется очертить текущее состояние основных сфер нашего общества. И как социолог я планирую это сделать на основе данных различных социсследований. Прежде всего — уникального мониторингового социсследования "Украинское общество", которое с 1992 года проводит Институт социологии НАНУ, из года в год в рамках репрезентативного всеукраинского опроса задавая украинцам одни и те же вопросы, что позволяет в динамике отслеживать трансформацию украинского общества. Длинные ряды социологических данных дают возможность понимать, что является нормой для нашего общества, а что произошло впервые, какие механизмы сработали, а что не принесло плодов, какие закономерности существуют, и как украинцы реагируют на повторяющиеся ситуации. Помимо этого, я буду использовать данные и других исследовательских организаций, таких как КМИС, Социологическая группа "Рейтинг", Kantar TNS, GfK, а также данные статистики и собственные наблюдения по результатам фокус-групп, которые я проводила или наблюдала. 

Сколько нас? 

Основной источник информации о количестве и структуре общества в любой стране — перепись населения, которую принято проводить раз в 10 лет, а в промежутках, чтобы результаты не устаревали, делать "микро-переписи", т.е. статистические выборочные исследования. Как известно, в Украине последняя перепись проводилась в 2001 году, и все последующие данные — ее корректировки на основе административных данных государственной регистрации рождения, смерти и изменения регистрации места жительства. 

У многих в голове отложилась цифра 52 миллиона (хотя и она была округленной), но сегодня нас даже не 42 миллиона, как сообщают официальные данные статистики. По данным Госкомстата, на 1.07.2018 г. население Украины составляет 42,3 млн человек, без учета оккупированных территорий Крыма и Севастополя и с учетом неподконтрольных территорий Донецкой и Луганской областей, где оценочно проживает 3,9 млн. Но в официальных данных статистики миграция учитывается не полностью — многие миграционные движения никак не регистрируются. По данным исследования Международной организации миграции в Украине (МОМ), в 2017 году оценочное количество работавших за границей составляло 915 тыс. человек. По данным Центра Экономической стратегии, с момента последней переписи из Украины выехало 6,3 млн украинцев. Экспертная оценка трудовой миграции в 2015–2017 годах составляет около 4 млн человек, или 16% трудоспособного населения. 

По прогнозу ООН, Украина входит в десятку стран мира с наивысшими темпами сокращения населения (см. "Три всадника демографического апокалипсиса", "Кровотечение", № 41, 2017 г. и №3, 2018 г.) Население Украины стареет, смертность значительно превышает рождаемость: в 2016 году на 100 умерших рождалось лишь 64 ребенка. Суммарный коэффициент рождаемости на одну женщину в 2017 году составил 1,4, а для сохранения населения он должен составлять 2,1–2,2.

Долгое время главным фактором старения населения Украины являлось сокращение уровня рождаемости и численности детей. С начала 2010-х рождаемость стабилизировалась, и старение происходит за счет уменьшения доли поколений трудоспособного возраста. Стабилизации рождаемости способствовало увеличение выплат по рождению ребенка и дифференциация их объема по очередности рождений, действовавшая с 2008 по 2014 годы. С 2014-го была введена фиксированная сумма, что, в совокупности с общей ситуацией в стране, не способствует росту рождаемости. 

Растет нагрузка на трудоспособное население: по данным Госкомстата, доля пенсионеров (60+) составляет 23% от общего количества людей. На каждого пенсионера приходится 2,5 работающих человека (20–59 лет). По прогнозам Института демографии, нагрузка на работающее население будет только возрастать, а количество населения в Украине, по пессимистическому сценарию, к 2050-му может составить 25 млн человек.

Украина далеко не первая страна, которая переживает старение населения и миграцию. Однако к этим процессам и явлениям она оказалась не готова. 

Старение населения предполагает увеличение нагрузки на работающих, а это означает, что текущее поколение работающих уже должно задумываться о пенсии. 

Основываясь на проведенных мною фокус-групповых дискуссиях, тема пенсии у большинства работающего населения в возрасте от 30 до 50 лет вызывает страх и панику: их удручает уровень жизни нынешних пенсионеров, но у подавляющего большинства работающих нет ни возможности, ни привычки делать пенсионные накопления и инвестировать в свою старость. 

Усиление миграции предполагает усиление конкуренции. Украинские вузы, заводы и организации уже конкурируют за абитуриентов и сотрудников не только между собой в рамках страны, но и за ее пределами, где пока проигрывают. Многие мигранты являются "маятниковыми", т.е. уезжают и возвращаются. Поэтому важно создавать условия "для бумеранга рабочей силы", т.е. стимулировать их возвращение путем повышения привлекательности образовательных программ и рынка труда. 

Стало ли жить лучше?

После падения экономики практически в два раза с 2013 по 2015 годы (снижение ВВП почти в два раза, рост инфляции почти на 50%, повышение уровня безработицы), в 2016–2017 годах наметился тренд ее восстановления (см. табл.1, данные Всемирного банка), который продолжается и в 2018-м, но уровень 2013-го еще далеко не достигнут. 

Макроэкономические тренды отражаются на настроениях и самооценке материального состояния украинцев. По данным исследовательской компании Kantar TNS в Украине, средняя зарплата украинцев в городах с населением 50 тыс.+ в долларовом эквиваленте растет, хотя все еще не достигает уровня 2013-го (см. табл.2). 

По самооценкам материального положения в городах с населением более 50 тыс., в 2018 году вырос процент людей, которые могут себе позволить купить крупную бытовую технику (с 11% в 2015 году до 17% в 2018-м) и снизился процент тех, кому денег хватает только на питание, но не хватает на одежду (с 33 до 23% соответственно). 49% могут позволить себе только еду и одежду, но ни бытовую технику, ни крупные покупки, ни поездки. 

По данным Kantar TNS, в 2018 году стабилизировался "индекс потребительских настроений", т.е. украинцы более оптимистично настроены на возможные покупки и траты, чем в 2015-м. Но он по-прежнему остается значительно ниже показателей 2013 года. В 2018 году 41% населения отмечает, что экономическое состояние семьи за последний год улучшилось. В 2014–2016 таких было не более 3%, подавляющее большинство отмечали, что экономическое состояние семьи лишь ухудшается. 

Несколько менее оптимистичны украинцы насчет экономического будущего страны в следующем году, но и тут есть позитивная динамика. По данным социологической группы "Рейтинг", 16% верят, что экономическое состояние улучшится, в
2015-м таких было всего 8%

По сравнению с 2014 и 2015 годами, когда люди боролись за выживание, пребывали в растерянности, не строили практически никаких планов на будущее и смотрели в него с опаской и пессимизмом, к 2018-му ситуация стабилизировалась. Население адаптировалось, несколько улучшилось материальное положение, но общий материальный уровень все еще очень низкий — у большинства украинцев не удовлетворены базовые финансовые потребности.

Что нас волнует?

По данным исследований КМИС, "Рейтинг", GfK (весна-лето–2018), основными проблемами страны большинство украинцев считают войну на востоке Украины, коррупцию в госорганах, рост цен, низкий уровень жизни, тарифы, безработицу. Эти проблемы меняются местами в рейтинге важности разных списков, но неизменно находятся вверху. Внизу списка — отношения с Россией, российское присутствие в Крыму, статус русского языка, экология, отношения с ЕС, возрождение украинской нации. 

Наблюдаются региональные и возрастные различия в оценке важности проблем страны. Восток и Юг, а также взрослое поколение несколько больше озабочено материальными проблемами — рост цен, тарифы, низкий уровень жизни. Запад несколько больше (хотя также незначительно — 8%) озабочен проблемой возрождения украинской нации (данные КМИС). 

За последние пять лет иерархия важности проблем изменилась. По сравнению с 2014-м украинцы менее важными стали считать такие проблемы: война на востоке Украины, политическая нестабильность, отношения с Россией, российское присутствие в Крыму. И, наоборот, более важными стали коррупция, рост цен, некомпетентность власти, социальная защита бедных (данные GfK). 

После турбулентных 2014–2015 годов люди привыкли жить в новых условиях и переключились с проблем страны, которые в то время затрагивали каждого, на проблемы своих семей. Семья стала тем островком, "маленьким мирком", где украинцы находят радость и отдушину, и после проявленной активности 2014–2015-х большинство сейчас находится в состоянии "я в домике и налаживаю жизнь в своем маленьком мирке, как могу". Отвечая на вопрос "Какие проблемы являются самыми важными для вас лично?" в 2018 году на первый план выходят рост цен, тарифы, и только на третьем месте военные действия на востоке Украины ("Рейтинг"), т.е. то, что непосредственно касается самого человека и его семьи. Та же тенденция, когда на фокус-группах люди отвечают на вопрос "Что хорошего произошло за последнее время?" — люди вспоминают исключительно личные или семейные радости: "внук родился", "дочь уехала учиться за границу", "хороший урожай ягод"… —и ни слова о событиях в стране.

Правильной ли дорогой мы идем?

74% жителей Украины считают, что страна движется в неправильном направлении. Это не уникальная ситуация (данные "Рейтинг"). Как точно подметил в своем недавнем интервью замдиректора Института социологии Евгений Головаха, то, что страна движется в неправильном направлении три четверти населения считало и когда Кравчук заканчивал свой президентский срок, и при Кучме, и при Ющенко, и в 2013 году. Неудовлетворенность ситуацией и настроения "все пропало" укоренились у нас глубоко. Только в 2014 году, на волне роста ожиданий и надежд, у части населения данный показатель снизился, и за счет этого уже не три четверти, а лишь половина украинцев считали, что страна движется в неправильном направлении. Но потом ситуация вернулась в свое обычное русло. 

В региональном разрезе наиболее не удовлетворен направлением движения страны Юг. Оценка направления связана с уровнем образования и дохода: более высокий уровень негативных ответов — среди менее обеспеченных и среди украинцев со средним уровнем образования.

При том, что украинцы не удовлетворены направлением движения страны, практически никто не ощущает в себе сил повлиять на ситуацию. Всего 20% считают, что жизнь зависит от них, не говоря уж о ситуации в стране. 48% считают, что жизнь зависит от внешних обстоятельств. Эти цифры достаточно стабильны последние десятилетия, с небольшими подвижками в сторону уменьшения тех, кто считает, что не может влиять на свою жизнь. Единственное исключение — 2014 год, когда 25% чувствовали себя хозяевами своей жизни.

Но революционная эйфория рассеялась, и настроения вернулись в привычное русло. Перекладывать ответственность на внешние обстоятельства больше склонно старшее поколение. Молодые, напротив, более склонны считать, что их жизнь зависит от них самих.

Умение нести ответственность за свою жизнь и страну в целом — навыки, которые вырабатываются десятилетиями, если не столетиями, и зависят от прошлого позитивного опыта независимости и самоорганизации, которого у украинцев было совсем немного. До сих пор в обществе распространены авторитарные установки — вера в сильного лидера или партию, которые смогут изменить жизнь к лучшему, т.е. желание переложить ответственность. Среди жителей городов 50+ тыс. 49% считает, что наличие единого сильного лидера/партии является условием успешного развития страны. И только для 26% такое условие — разделение власти, отсутствие концентрации власти в руках лидера или одной партии (данные опроса, проведенного для телеканала "Украина" компанией "Центр Консалтинг")

Отдельно хочу остановиться на коррупции. С одной стороны, корень всех проблем украинцы видят в коррупции: 92% считают, что "из-за коррупции деньги оседают в карманах тех, кто у власти"; 88% — что "коррупция приводит к обеднению населения" и "подрывает экономику страны" (данные "Рейтинг").Коррупция пронизывает все наше общество — от обвешивания на базарах, взяток в больнице, жэке, школе, переклеивания сроков годности на товары в супермаркетах до выделения земли "своим людям", использования чиновниками льгот для детей военных, чтобы отправить в лагерь своих собственных детей, махинаций туроператоров с авиарейсами. Этот список можно продолжать. Мощные механизмы выживания укоренились в обществе снизу доверху, и коррупция наверху — лишь увеличительное стекло. Этого спрута тяжело побороть, поскольку он снова и снова отращивает щупальца. Считая коррупцию одной из основных проблем общества, бытовую коррупцию на низовом уровне люди коррупцией не считают, перекладывая ответственность за происходящее в стране на власть. 

Хотя ряд простых действий, например, не терпеть обман в магазинах, требовать у туроператора компенсацию за задержанный рейс, не способствовать отращиванию щупалец спрута коррупции в виде взяток, а попытаться взять ответственность на себя, мог бы изменить ситуацию. 

Кому мы доверяем, а кому нет?

Доверие — базис как отношений между людьми, так и людей с социальными институтами. Без большей или меньшей степени доверия в обществе невозможно осуществить практически никакое социальное взаимодействие. 

Социолог Роберт Патнэм выделяет два типа социального капитала и два типа доверия — открытое (bridging — от слова мост, т.е. наводить мосты) и закрытое (bonding — связывать). Открытый социальный капитал предполагает обобщенное доверие — распространение норм кооперации на всех, в том числе и незнакомых людей. Закрытый предполагает "ограниченную мораль" — распространение доверия и кооперации только на членов определенного круга (семьи, коллег, земляков, этнической группы и т.д.).

В Украине доминирует закрытый тип доверия, т.е. украинцы доверяют только тем, кого знают лично — родственникам, друзьям, соседям. У нас не развито открытое доверие между группами, особенно низок уровень доверия институтам власти — правительству, президенту, судам, Верховной Раде, политическим партиям. Такой тип доверия затрудняет развитие прозрачных демократических процессов и приводит к коррупции, кумовству и патернализму, когда личное знакомство намного важнее, чем профессиональные качества.

В Украине ситуация не меняется последние 20 лет. Несмотря на потрясения, пережитые украинским обществом, базовый тип социальных отношений остается стабильным. Это очень устойчивые структуры, которые тяжело поддаются изменениям и передаются из поколения в поколение. 

В то же время наблюдаются отдельные всплески доверия, свидетельствующие, скорее, об изменениях социальных настроений, чем о глубинных изменениях в обществе. Например, украинцам свойственно очаровываться президентами и разочаровываться в них. Каждый из них в первый-второй год своего президентства имел достаточно высокий уровень доверия, а потом терял его. Поскольку украинцы склонны перекладывать ответственность за свою жизнь на государство/сильного лидера, то в каждом президенте люди видели надежду на изменения к лучшему, а потом, когда ситуация не менялась, наступало разочарование, и уровень доверия резко падал.

На фоне событий Евромайдана и последующих событий в Крыму и на Донбассе выросло и держится на достаточно высоком уровне доверие к армии, благотворительным фондам и гражданским объединениям, волонтерам. По сравнению с 2000-ми выросло доверие к церкви и духовенству, но в 2017 году уровень доверия к ним был несколько ниже, чем в 2010-х (см. табл.3). 

Насколько мы активны, и как это связано с ценностями?

Не более 20% украинцев являются членами хотя бы одной общественной организации. Количество активных людей в Украине является стабильным по сравнению с серединой 2000-х, но несколько выше по сравнению с 2011–2012 годами, когда уровень гражданской активности снизился в связи с усилением административного давления (данные Мониторингового исследования "Украинское общество", Институт социологии).

По сравнению с другими странами, такой уровень гражданской активности можно считать низким. Например, в Норвегии 64% людей являются членами какой-либо общественной организации, в Германии и Нидерландах — по 54%, в Швейцарии — 52% (Данные Европейского Социального исследования 2012 года). Низкий уровень гражданской активности обусловлен советским прошлым Украины, когда человека приучали быть частью одного большого общественного целого. Среди молодого поколения, в меньшей степени подверженного влиянию советского прошлого, уровень гражданской активности выше, чем по стране в целом. 

Можно было бы ожидать, что опыт двух революций — Помаранчевой и Евромайдана — мог бы повысить общий уровень гражданской активности украинцев, но этого не произошло. Одномоментный протест и постоянная вовлеченность в жизнь общества и контроль власти — разные вещи. Второе намного тяжелее первого, поскольку требует системных усилий и временных затрат. 

В 2014 году 18% отвечали, что принимали участие в Евромайдане. От года к году количество людей, декларирующих это, снижается, что свидетельствует о разочаровании (данные Мониторингового исследования "Украинское общество", Институт социологии).

Хочу обратить внимание на один интересный момент. Активные граждане отличаются от неактивных целым рядом характеристик — у них выше доход и уровень образования, они больше удовлетворены жизнью, но, что самое главное, у них разные ценности. 

Ценности — это убеждения о том, что важно, сопряженные с чувствами и действиями. Они определяют надситуативные цели и желания, влияют на принятие решений, действия, и на то, как человек оценивает события и действия других людей. Именно в плоскости ценностей лежит мотивация. Ценности — это то, что меняется очень медленно и довольно сложно. И, несмотря на потрясения, которые переживает страна, сильных подвижек в изменении ценностей у нас не наблюдается. 

В целом, по ценностным ориентациям, украинское общество достаточно сильно отличается от европейских стран, и больше похоже на Россию и страны постсоциалистического лагеря, хотя в большинстве из них ситуация все же ближе к Европе, в силу большего исторического опыта независимости. Основные ценности Евросоюза — свобода, самореализация, взаимопомощь, толерантность. В Украине, как заметил Евгений Головаха, вместо свободы — безопасность, вместо толерантности — изоляционизм, вместо самореализации — карьеризм. 

В то же время ценности участников Евромайдана намного ближе к ценностям европейцев, чем украинцев в целом. Во время Евромайдана социологи провели опрос участников по стандартному международному опроснику для изучения ценностей (методика Шварца). Этот же опросник используется в международном сравнительном социологическом исследовании "Европейское социальное исследование", в котором в 2012 году принимала участие и Украина. Наличие единой методологии дает уникальную возможность сравнить ценности украинцев с ценностями участников Евромайдана и ценностями жителей других стран. Мой коллега, социолог Алексей Шестаковский, проанализировал результаты и пришел к выводу, что участники Евромайдана по своему ценностному профилю намного ближе к жителям Норвегии, Финляндии, Эстонии и Великобритании, чем к тем украинцам, которые в Евромайдане не участвовали.

Кем мы себя считаем?

Основными индикаторы национальной идентичности — национальная самоидентификация ("считаю себя гражданином Украины") и гордость за то, что человек является гражданином своей страны. Эти индикаторы стабильно росли с обретения Украиной независимости, но основные скачки проиcходили после Помаранчевой революции и Революции достоинства. 

Так, после Помаранчевой революции считали себя украинцами около 50% респондентов, остальные идентифицировали себя как жителя своего села, города, региона или гражданина бывшего СССР. Около 50% гордились тем, что являются украинцами. 

После Революции достоинства, уже четыре года подряд, около 60% считают себя украинцами и гордятся тем, что являются гражданами Украины.

Усиление самоидентификации произошло на фоне внешней агрессии. Сразу после событий 2013–2014 годов идентичность проявлялась внешними, поверхностными атрибутами — вышиванками, национальной символикой, ростом интереса к национальному производителю. Сейчас эта тенденция несколько снизилась, и остается вопрос поиска глубинной идентификации, ценностной основы, которая бы объединяла украинцев. А с этим до сих пор проблемы — все еще не сформированы глубинные ценности, которые были бы приемлемы для всех регионов Украины и объединяли бы всех украинцев. 

Отвечая на вопрос "Что, по Вашему мнению, сегодня объединяет/разъединяет людей в украинском обществе?" (данные опроса, проведенного для телеканала "Украина" компанией "Центр Консалтинг") украинцы назвали желание мира, веру в лучшее будущее и семью. Ключевые факторы разъединения — власть, политика, война и коррупция. Как я уже писала выше, украинцы замыкаются на своих семьях и строят свои "маленькие мирки". 

Практически для половины украинцев фактор внешней агрессии сформировал в качестве объединяющей идеи европейский вектор развития, европейскую идентичность. Но европейская идентичность не всегда помогает в формировании национальной, и эту идею не разделяют украинцы во всех регионах. 

Ситуация по регионам значительно отличается. Самый высокий уровень самоидентификации в качестве гражданина Украины наблюдается в Киеве, на Западе и в Центре (около 65%). На Юге около 45% считают себя гражданами Украины, у остальных преобладает региональная идентичность. На востоке страны ситуация очень различается внутри региона. Харьковская и Днепропетровская области значительно отличаются от неоккупированного Донбасса (Донецкая и Луганская области). Первые очень похожи по своей идентификации на Киев, Запад и Центр, т.е. тут высокая идентификация с гражданином Украины. А у жителей Донбасса, как и на Юге, преобладает региональная идентичность. На Юге и Донбассе самый низкий процент людей, которые гордятся тем, что являются гражданами Украины — не более 40% на Юге и не более 30% в Донбассе (данные Мониторингового исследования "Украинское общество", Институт социологии). Различия также наблюдаются относительно поддержки европейского вектора развития. Центр, Север и особенно Запад, его поддерживают. На Востоке и Юге с этим соглашается только треть населения. 

Запад или Восток?

Внешнеполитические ориентации украинцев претерпели сильные изменения после 2014 года. В 2012-м идею вступления в Европейский Союз поддерживало 36% украинцев, в Таможенный Союз (ТС) — 43%. В 2014-м произошел резкий крен в сторону ЕС: 59% были за вступление в ЕС, и только 14% — за ТС (данные "Рейтинг").

Могу предположить, что такие цифры могут быть результатом проявления феномена "спирали молчания" — человек с меньшей вероятностью высказывает свое мнение на ту или иную тему, если чувствует, что находится в меньшинстве, опасаясь возмездия или изоляции. Поскольку европейский вектор после 2014 года является доминирующим дискурсом, то, возможно, не все во время опросов решаются сказать, что поддерживают вступление в ТС. Таким образом, эти цифры поддержки вступления ТС могут быть несколько занижены. 

Тем не менее, несмотря на такую вероятность, высокий уровень поддержки вступления в ЕС держится последние пять лет. В 2018-м эту идею поддерживают 52% украинцев, 18% — ТС. И даже если эти цифры несколько искажены, тенденция именно такова. 

В вопросе внешнеполитического вектора развития страны также наблюдается различие в мнениях жителей разных регионов. Запад и Центр значительно больше других регионов поддерживают вступление в ЕС (75 и 59% соответственно). Юг и Восток — значительно меньше (35 и 28% соответственно), больше поддерживая вступление в ТС (30 и 34% соответственно) (данные "Рейтинг").

Электоральные настроения 

В июне-июле 2018 года три крупные исследовательские компании — КМИС, GfK и "Рейтинг" провели социологические исследования на предмет изучения электоральных предпочтений украинцев. Методология всех трех исследований очень схожа, основное различие — это списки кандидатов и партий, что может оказывать влияние на результат, но в случае упомянутых выше исследований для основных игроков влияние минимально. 

По данным проведенных опросов, около 70% украинцев точно или скорее всего примут участие в президентских выборах. Среди тех, кто не планирует принимать участие в голосовании, основные причины неучастия — отсутствие достойного кандидата и неверие в то, что их голос может что-либо изменить (данные GfK). 

По данным трех опросов, на текущий момент в президентской гонке лидирует Ю.Тимошенко. Стоит отметить, что ее предвыборная кампания стартовала раньше других, но и до ее старта Тимошенко занимала лидирующие позиции в рейтинге. Далее идет достаточно длинный список кандидатов, показатели которых статистически значимо не отличаются между собой, и все они делят второе место: А.Гриценко, В.Зеленский, Ю.Бойко, О.Ляшко, С.Вакарчук, П.Порошенко. Традиционно, более чем за полгода до выборов, достаточно высок процент не определившихся и тех, кто не планирует принимать участие в голосовании.

У действующего президента самый высокий антирейтинг — 51,7% (данные "Рейтинг"). Низкий рейтинг и высокий антирейтинг объясняются тем, что на Порошенко в 2014-м были возложены очень большие ожидания, и качели общественных настроений в очередной раз качнулись от доверия и очарования до недоверия и разочарования после того, как не последовало быстрого улучшения ситуации. Но, как видно из показателей доверия президентам, общественные настроения достаточно переменчивы. 

Попадание в верх списка Зеленского и Вакарчука свидетельствует о желании видеть новые лица и необходимости в кого-то снова поверить. У нас же, за редким исключением, одна и та же политическая колода тасуется от выборов к выборам.

Основные декларируемые требования к следующему президенту — прекращение боевых действий на востоке Украины (63%), усиление борьбы с коррупцией (49%), возрождение промышленности (40%), повышение социальных стандартов (30%) (данные "Рейтинг"). 

Основные факторы выбора кандидата в президенты — незапятнанность коррупцией и ориентация на изменения (данные GfK). В то же время две трети считают, что будущие выборы президента будут нечестными (данные "Рейтинг"). 

Поскольку в Украине подавляющее большинство партий лидерского типа, их рейтинг практически полностью повторяет рейтинг лидеров

Сейчас в электоральных рейтингах лидируют те политические силы и лидеры, которые в 2014 году не принимали активного участия в событиях страны. Лидеры президентской и парламентской гонок 2014-го занимают далеко не лидерские позиции. 

2014 год мобилизовал большую часть общества. Люди были дезориентированы, выбиты из привычной системы координат, и в такой ситуации сделали выбор в пользу политических сил, поднявших на флаг "защиту Родины", поскольку перед всеми остро встала угроза войны. За Порошенко в 2014-м в первом туре проголосовало 54,7% избирателей. Это рекордный показатель за всю историю независимости Украины, что говорит о мобилизации общества. За "Народный фронт" на парламентских выборах-2014 проголосовало 22,14% избирателей. Сегодня именно эти политические силы больше всего потеряли в доверии и рейтинге, поскольку не оправдали возложенных ожиданий. 

За пять лет люди адаптировались к жизни в условиях военного конфликта на востоке страны и ухудшения экономической ситуации, произошел откат к старым практикам и прежней политической повестке. 

Люди снова готовы воспринимать политсилы, транслирующие старую повестку политического уклада в виде популизма. Электорат снова готов верить в обещания, не анализируя, насколько их возможно реализовать в текущих условиях. Избиратели снова ждут простых и быстрых ответов на сложные и долго решаемые вопросы. Несмотря на достаточно высокий интерес к политике, в обществе не происходит рефлексии по поводу происходящего в стране, у нас короткая политическая память. Все это свидетельствует об инфантилизме украинского общества и о желании снять с себя ответственность. 

Какие чувства преобладают, когда мы думает о настоящем и будущем?

Когда украинцы думают о сегодняшнем дне, 50% испытывают чувство тревоги и разочарования, 42% — растерянность. Чувство тревоги в большей степени испытывают жители Востока (55%). Разочарование — жители Запада (58%) и люди старше 55 лет (56%). Растерянность — жители Запада (52%). Молодое поколение чаще испытывает позитивные чувства (оптимизм, радость, уверенность, интерес). 

Несмотря на негативные настроения, преобладающие в обществе относительно дня сегодняшнего, когда украинцы думают о будущем, доминирующими чувствами являются надежда (45%) и оптимизм (30%). Отчаянный пессимизм проявляют 28% респондентов (выражают только пессимистические чувства и относительно сегодняшнего дня, и относительно будущего). Пессимистические чувства выше среди жителей Юга (33%) и людей с низким доходом (32%). Процент оптимистов выше среди жителей Запада (37%) и молодежи 18–34 (35%) (данные опроса, проведенного для телеканала "Украина" компанией "Центра Консалтинг").

В целом у нас укоренилось умение надеяться и верить в лучшее будущее даже в самых тяжелых жизненных ситуациях, что и помогает нам выживать и восстанавливать силы. Это наше умение отлично иллюстрируют строки, написанные Лесей Украинкой еще в конце позапрошлого века:

Так! я буду крізь сльози сміятись,

Серед лиха співати пісні,

Без надії таки сподіватись,

Буду жити! Геть думи сумні!

P.S. В процессе подготовки статьи я неоднократно задавала себе вопрос "Что делать каждому из нас, чтобы жизнь в Украине становилась лучше?" и дала несколько простых, не претендующих на истину ответов:

1. Перестать надеяться на государство и перекладывать на него вину за все свои проблемы; учиться самим брать ответственность, для начала — за свою жизнь, а потом — и за жизнь страны.

2. Думать о пенсии, а желательно и что-то откладывать.

3. Перестать очаровываться и разочаровываться властью, и научиться трезво ее оценивать. Перестать верить популистам, желая простых и быстрых ответов на сложные и долго решаемые вопросы и проблемы. Прежде чем очароваться очередным политиком и возложить на него свои надежды, задать простой вопрос: "А возможно ли в текущих условиях реализовать то, что он/она обещает?"

4. Перестать проглатывать несправедливость на бытовом уровне и начать отстаивать свои права с самого низового уровня — в супермаркете, на базаре, на работе. Чем больше будет реакций на несправедливость, тем меньше ее станет в будущем.

5. Становиться более активными и выходить из своего маленького мирка.

Это далеко не полный список ответов, но, надеюсь, читатель дополнит его, начнет претворять в жизнь, и она в нашей стране будет становиться только лучше. 

С Днем Рождения, Украина!

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №35, 22 сентября-28 сентября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно