Лето патриархов

01 августа, 2008, 11:44 Распечатать Выпуск № 28, 1 августа-8 августа 2008г.
Отправить
Отправить

Вокруг празднования 1020-летия крещения Руси поднялась такая волна спекуляций, что из высосанного из пальца (давайте честно) «юбилея» получилось настоящее событие...

Вокруг празднования 1020-летия крещения Руси поднялась такая волна спекуляций, что из высосанного из пальца (давайте честно) «юбилея» получилось настоящее событие. Даже несмотря на то, что погода все испортила и у большинства здравомыслящего населения Украины взгляды были направлены на западные области, а не на Киев.

По-хорошему, секретариату президента Украины следовало бы половину зарплаты оргкомитета передать в Московскую патриархию. Во-первых, именно там постарались окружить украинскую инициативу скандалом, чем привлекли к ней больше внимания, чем можно было ожидать. Во-вторых, патриарха Алексия, согласно программе, должна была сопровождать внушительная группа поддержки в лице «диакона всея Руси» — самого популярного проповедника РПЦ Андрея Кураева и рок-музыкантов во главе с лидером «ДДТ» Юрием Шевчуком. Добавьте сюда еще «телезвезду всея Руси» главу ОВЦС митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла. Ну кто же откажется от такого концерта?

Подарки патриарха

На фоне этой возни бледнел сам факт визита Вселенского патриарха — до сих пор он избегал посещать Украину, потому что его визит считали «нежелательным» в Московской патриархии. К приглашению, исходившему от президента Украины
В.Ющенко, на сей раз присоединился и патриарх Московский Алексий. Что сделало визит Вселенского патриарха совершенно легитимным с церковной точки зрения. Несмотря на то, что инициатива исходила от светской власти Украины.

Во многом репутация нашего президента, о склонности которого к неуклюжим гуманитарным инициативам можно слагать эпос, стала причиной инфантильной реакции на то, что патриарх Варфоломей отбыл из Украины, так и не «провозгласив», не «подписав» — в общем, не сотворив «украинской поместной церкви». Этого ждали — как подарка на день рождения. И когда оказалось, что его «не привезли», — одни надулись, другие принялись злорадствовать. О том, что секретариат президента и делегация Вселенского патриархата разрабатывают какую-то декларацию, согласно которой украинские церкви, находящиеся вне канонического общения, будут так или иначе легитимизированы, ходило множество слухов. При том, что действительно рассчитывать на подобный жест со стороны патриарха Варфоломея было наивно. Если, конечно, опираться на здравый смысл, а не на оторванные от реальности проекты — как Банковой, так и Кремля.

Визит Вселенского патриарха оказался в гораздо большей мере архипастырский, чем политический. У политиков и политически ориентированных наблюдателей просто не хватило воображения, чтобы понять, насколько это, в конечном итоге, выигрышнее. В том числе — политически. Но в первую очередь — духовно. Возможность принять участие в литургии и молебнах, которые правил Вселен­ский патриарх, в значительно большей мере сращивают украинских верующих с константинопольской Церковью-Матерью, чем десяток деклараций, разработанных на Банковой.

Огромным достижением следует считать то, что Вселенский патриарх вообще решился на этот визит, учитывая сложные отношения между Фанаром и Московской патриархией. Не говоря уже о его «домашних» сложностях — не секрет, что турецкое правительство не в восторге от экспансивной политики «своего» патриарха. Да и в этот раз ему добавили проблем дома. По крайней мере, именно в связи с его визитом к нам турецкое правительство в очередной раз высказало ему недовольство. Что наблюдатели единодушно объясняют дипломатическими усилиями России.

Огорчения патриарха

А ведь по сути ничего скандального не происходило. В то, что патриарх Варфоломей провозгласил бы что-то особенное для Украины, могли верить только очень далекие от церковных дел или очень наивные люди. Он сам неоднократно перед визитом говорил о своей верности каноническим принципам. И, что показательнее, в УПЦ КП с откровенной обидой в голосе сообщали, что вообще не рассчитывают на встречу со Вселенским патриархом и не верят, что он сделает что-то радикальное. Так отчего же сыр-бор?

Первая причина — в невротическом состоянии самой РПЦ. Еще не утряслись все последствия объединения РПЦ с РПЦЗ — отнюдь не безболезненного для РПЦ, — как разгорелся бунт епископа Диомида. На фоне менее раструбленных СМИ российских церковных событий он ознаменовал переход из состояния подспудного упадка в стадию откровенного кризиса. И на его фоне РПЦ получает еще один «подарок» — визит «конкурирующего патриарха» в Украину. Где у РПЦ не просто больше половины всех ее приходов — но приходов наиболее активных. Где сама УПЦ ведет себя все строптивее.

Вторая причина — привычка: на каждое украинское самостийное «а» говорить свое «б». Чтобы не терять форму. Идеологическая война не знает передышек. Но, к сожалению, в случае с церковным вопросом — не ищет и новых стратегий. Несмотря на то, что старые ничего, кроме раздражения, не вызывают. Насколько выгоднее было бы разыграть сценарий спокойного, доброжелательного взаимного визита патриархов Варфоломея и Алексия, во время которого второму ничего не стоило изобразить любезного хозяина (как территории, так и положения). Но привычка — вторая натура. Попытки отговорить глав православных церквей ехать в Украину, потому что «там раскол» — надо думать, что-то вроде эпидемии чумы. Сотканные из воздуха предупреждения о «неканонических намерениях» и даже «агрессии» Вселенского патриархата. Кило­метры газетных колонок о том, кого на самом деле крестили и кто чему наследник. И, разумеется, любимый рефрен: «украинская власть вмешивается в церковные дела». В целом, как видите, ничего оригинального.

Нелегко одновременно выполнять политический заказ, балансировать внутри собственной структуры, сдерживать и направлять свои все более независимые дочерние. И при этом еще и держать лицо. Кому об этом знать, как не патриарху Алексию. Он очень не хотел ехать в Украину — пускай празднуют свой «недоюбилей» как знают. Возможно, это действительно была бы хоть и не самая выигрышная позиция, но и не провал. Но патриарх не волен собой распоряжаться — и по настоянию высоких инстанций он в Киев все-таки поехал. Чтобы лишний раз напомнить о «единстве народов», исторической необходимости перехода «центра православия» из Киева в Москву, легитимности присоединения Киевской митрополии к Московскому патриархату. О статусе Киева как «южной столицы Русского православия». О том, что оставаться украинской православной церкви в единстве с русской — и никак иначе. И все равно уехать раньше времени и — «в огорчении».

Что стало его причиной? Возможно, общая усталость. Возможно, понимание того, что статус-кво и дальше удерживать — не получится. Посовещавшись, патриархи решили возобновить переговоры о создании украинской поместной церкви — переговоры, которые были в свое время прекращены по инициативе Московской патриархии. Вполне возможно, что этой договоренности патриарх Варфоломей и пожертвовал неподписанную декларацию. А напоминание Вселенского патриарха о том, что Ки­евская митрополия перешла в РПЦ против желания верных и духовенства в результате аннексии Украины Россией — пришлось просто проглотить, как пилюлю. Патриарх Московский фактически признал право Константинопольского патриарха принимать участие в украинских делах. Разве это не повод искренне огорчиться?

УПЦ: наш ответ — «нет»

Сказать, что в России киевское празднование 1020-летия крещения Руси вызвало только возмущение, было бы неправдой. Спектр эмоций оказался куда богаче. В преддверии праздника УПЦ и митрополит Владимир получили прелюбопытное От­кры­тое письмо от священника Глеба Якунина и историка Льва Регель­сона. В нем, в частности, описан кризис, поразивший РПЦ, знаменующийся религиозным невежеством масс и тоталитарным устройством Московской патриархии. В связи с этим взгляды «прогрессивного» крыла русского православия направлены на Украину и УПЦ, где, по мнению авторов, происходят «тектонические» духовные сдвиги. Имен­но отсюда должно начаться духовное возрождение, «величайшая Уния в христианской истории — воссоединение епископата с собственным церковным народом». У УПЦ есть свои «болельщики» и в России.

Не знаю, для кого именно (или «под кого») президент Ющенко со товарищи разрабаты­вал так и не подписанную патриархом Варфоломеем декларацию о создании единой поместной церкви. Но самой перспективной в этом плане сейчас выглядит УПЦ. За последнее время она сделала колоссальные успехи в смысле обеспечения своей автономии. Да, несмотря на наличие «пророссийского крыла», кормящихся вокруг этой конфессии всевозможных «хоругвеносцев», УПЦ упорно работала над гарантированной автономией. Стремление к этому статусу объяснить легко — неприятно, знаете ли, когда в родной стране тебя считают «пятой колонной», а твое начальство — в другой стране — эти настроения подогревает и в то же время ждет от тебя миссионерских успехов. Теперь есть основания считать, что автономия УПЦ из фигуры речи постепенно становится фактом. Оста­лось только грамотно довести этот факт до сознания верующих, украинской власти и московского все-еще-начальства. В общем, есть все основания в ближайшее время ожидать со стороны Москов­ской партриахии резких движений в адрес УПЦ. Но визит патриарха Варфоломея также дал основание подозревать, что если УПЦ в какой-то момент вой­дет в клинч с РПЦ, она, вероятнее всего, найдет поддержку «на исторической родине».

На состоявшемся накануне празднования заседании Священ­ного Синода в УПЦ решили расставить точки над «і» по поводу своих взаимоотношений с прочими претендентами на «владимирово наследие». Вообще дележ наследства никогда не был удачным поводом для укрепления семейных связей. Синод это подтвердил, приняв «ответы» на заявления УПЦ КП, УАПЦ и УГКЦ, так или иначе касавшиеся возможного объединения.

УПЦ КП напомнили, что она ответственна за «одну из самых крупных и болезненных трагедий православной церкви на украинских землях». В плане преодоления этой трагедии УПЦ не готова уступить ни параграфа из давно известных условий «возвращения в лоно через покаяние». Высказывается опасение, что иначе в сознании верных «сотрется грань между «допустимым и недопустимым». Непеда­гогично то есть. Заодно напоминается о «несвоевременности» разговоров об автокефалии и неуместности сравнения ситуации РПЦ-РПЦЗ и УПЦ-УПЦ КП. Кто же спорит — действительно неуместно. Правда, совсем не по тем причинам, которые указаны в документе.

Меньше протестов вызывает у УПЦ ситуация в УАПЦ. Еще бы — кто-то последние полгода-год слышал хоть одно более-менее связное и заметное выступление представителей этой церкви? УПЦ высказывает свою удовлетворенность «продолжением диалога» с этой церковью. Судя по всему, он заключается
в том, что УАПЦ фактически потихоньку самоликвидируется.

Самый интересный ответ получила УГКЦ. В год юбилея в дни Пасхи Верховный архиепископ УГКЦ кардинал Любомир Гузар прислал предстоятелю УПЦ митрополиту Владимиру прелюбопытное послание, в котором изложил свое видение перспектив «Церкви Киевской традиции». В этом письме глава УГКЦ напоминает, что крещение было принято князем Владимиром еще до Великой Схизмы, следовательно, считать это крещение исключительно «православным» — нет резона. И этот факт открывает для украинских церквей широченные горизонты: Единая поместная украинская церковь возможна в виде сопричастия всех церквей Киевской традиции. Эти идеи уже некоторое время витают в умах руководства УГКЦ. Теперь же они высказаны в виде конкретного предложения — не механическое объединение в виде слияния церковных структур, а единство в сопричастии, при котором каждая церковь сохраняет собственные структуры и особенности в рамках решений семи Вселенских соборов. Вопрос о «первенстве» сменяется вопросом о «равенст­ве», что гарантирует относительно бесконфликтное общение. Но помимо разрешения проблемы мирного сосуществования в границах одной страны, это открывает также новые возможности для межцерковного диалога в мировом масштабе. Так как сопричастие киевских церквей неизбежно ставит вопрос сопричастия Церквей-Матерей — Константинопольской, Московской и Римской.

Ответ митрополита Владимира и Архиерейского собора УПЦ был предсказуемо отрицательным и довольно резким. УГКЦ напомнили, что она не только несамостоятельна и не уполномочена выступать с предложениями, но, в отличие от УПЦ, она всего лишь «непрямой наследник Владимирова крещения». А вообще хорошо было бы, чтобы УГКЦ вообще прекратила свое существование, дабы не смущать умы: те, кто отождествляет себя с восточным христианством, — перешли бы в православие, т.е. присоединились к УПЦ, а те, кто хочет оставаться католиками — присоединились к Римско-католической церкви. Само существование Греко-католической церкви в документе названо «серьезным препятствием к достижению вселенского единства». В целом предложения УГКЦ были отметены как бессмыслица.

Дело за историей

Еще до недавнего времени «украинским шансом» Вселен­ского патриархата казался патри­арх Филарет и УПЦ КП. Но, судя по некоторым оценкам, оброненным участниками делегации Вселенского патриархата, этот вариант им нравится все меньше. Ру­ководст­во УПЦ КП, по мнению представителей Фанара, «слишком несговорчиво». Соглас­но канонической процедуре, возвращение в лоно церкви раскольнических групп возможно только через покаяние и отказ от самостоятельности. Хотя бы на первое время. Конечно, это время может растянуться весьма надолго — православные каноны в том, что касается церковной автокефалии, очень запутаны. «Не­сговорчивость» же представителей УПЦ КП как раз заключается в требовании автокефалии — по возможности, немедленно. В Константинополе с этим уже сталкивались — Декларацию о «преодолении раскола» УПЦ КП и УАПЦ подписали в Фанаре несколько лет назад, и не прошло и полгода, как она была грубо нарушена. Вряд ли патриарх Варфоломей готов во второй раз наступить на те же грабли. Вместо под­писания декларации патриарх Варфоломей напомнил руководст­ву УПЦ КП и УАПЦ о канонических процедурах, обязательности покаяния и христианских добродетелях.

Надо сказать, что в УПЦ КП никто и не высказывал сверхожиданий в связи с визитом патриарха Варфоломея. Похоже, в УПЦ КП так же успокоились на предмет Фанара, как в Фанаре — на предмет УПЦ КП. На Помест­ном соборе, предшествовавшем официальному началу празднований, патриарх Филарет определил политику своей церкви как «политику ожидания». По его мнению, УПЦ КП надо только подождать, пока существующая де-факто украинская поместная автокефальная церковь (УПЦ КП, то есть) получит признание со стороны Полноты Православия. «Это путь, по которому прошли многие поместные церкви», — не устает напоминать патриарх Филарет. В общем, история рассудит. А на его век хватит.

Тоже киевские

Украинская греко-католическая церковь, несмотря на официальное участие в празднованиях, в основном продемонстрировала довольно сдержанное отношение к происходящему. Собствен­но, тому имелись объективные причины — наводнение в западных областях Украины, где проживает основная масса верных этой церкви. Так получилось, что пока часть страны терпела бедст­вие и подсчитывала трупы, столи­ца праздновала, а представители власти занимались приемами, концертами и участием в праздничных литургиях. Се ля ви: стихия не спросила, какие планы у Банковой, а если мероприятия запланированы, они должны состояться при любой погоде. Не знаю тонкостей протокола — может, это правильно. Но если уж догадались отслужить молебен по жертвам Голодомора, то неужели никому в голову не пришло, что можно было отслужить молебен и за пока что живых сограждан, находящихся в беде? Выразить соболезнования и уверить в молитвенной поддержке догадался только патриарх Москов­ский Алексий — да и то под конец визита.

Несмотря на пропагандистские усилия главы УГКЦ, заметным участие этой церкви в юбилейных торжествах не стало. Бы­ли проведены благодарственные молебны и праздничные литургии — тем и ограничились. Планируются на этот год паломничества в Киев и молебны на Владимирской горке для укрепления в сознании греко-католиков своей причастности к киевской купели. Для УГКЦ это важно. Реализоваться как всеукраинский проект, выйти из статуса региональной церкви и, в конце концов, получить вожделенный патриархат — все это возможно лишь в том случае, если будет «завоеван» Киев. Не только (и не столько) фактом перенесения резиденции главы церкви, строительством патриаршего собора — но осознанием самих себя как церкви Киевской традиции. На это нужно время. Но греко-католики умеют терпеливо ждать. И в их случае скорее приходится рассчитывать на милость от истории, чем в случае с УПЦ КП. На самом деле любопытно было бы когда-нибудь увидеть «встречу на Днепре» — автономной православной и автономной католической церкви одной традиции.

Related video

Тысяча двадцать лет прошло — а нам все еще есть чего ждать от истории. Стоило затевать «недоюбилей» — хотя бы ради того, чтобы в этом убедиться.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК