Какой он, новый госслужащий?

8 февраля, 16:25 Распечатать Выпуск №5, 9 февраля-15 февраля

Признаюсь, любые контакты с государством мне даются эмоционально тяжело. 

© Василий Артюшенко, ZN.UA

Я с самого начала настроена на то, что за чиновничьей дверью меня постигнет пренебрежительное отношение со стороны госслужащих. Причем любой службы — налоговой, когда иду сдавать декларацию о доходах, или миграционной — чтобы получить загранпаспорт... Негативного опыта общения с государством, к сожалению, хватает, чтобы дуть и на холодную воду.

Как-то я поделилась своими страхами с одной экс-работницей госслужбы, занимавшей, к слову, высокую должность. Она заметила: "Ты заранее настроена на негатив, — не все так плохо. Есть моменты, которые надо изменять в работе госслужащих, чтобы были более человекоориентированными и гибкими в принятии решений. Но твой страх часто мешает тебе самой взаимодействовать с государством...". 

Я бы сказала, не страх, а определенный негативный имидж госслужащего (наряду с такими "трендами" в Украине, как демонизация судей или недоверие к полицейским). Поэтому и получается, что когда я решаю свои дела быстро и безболезненно, скорее удивляюсь и вздыхаю с облегчением, чем воспринимаю как должное. Хотя ради справедливости должна сказать, что госслужащие "удивляют" меня все чаще. 

Возможно потому, что в Украине продолжается реформа именно государственной службы. А значит, права человека должны были бы стать ценностным ориентиром для "обновленного" госслужащего. Тем более что уважать достоинство человека и не допускать нарушения прав и свобод человека и гражданина — среди их основных обязанностей, согласно ст. 8 Закона Украины "О государственной службе".

Чтобы узнать, действительно ли это так, я обратилась к своему любимому социсследованию о правах человека в Украине, осуществленному Фондом "Демократические инициативы" им. И.Кучерива по заказу Программы развития ООН в Украине и в сотрудничестве с ОО "Центр информации о правах человека". В частности к фокусному опросу 134 государственных служащих, проведенному с 14 августа по 7 сентября 2018 г. Собственно, уже должна была бы произойти частичная перезагрузка: в соответствующие службы должны были прийти новые кадры.

Несколько штрихов к портрету украинского госслужащего. Согласно данным опроса, чуть более 40% из них — молодые люди от 18 до 34 лет. Столько же более зрелого возраста — 35–54 года. Треть работников — мужчины, остальные — женщины. Только у трети юридическое образование. Треть занимает руководящие должности, остальные — специалисты.

Топ-5 основных ценностей для госслужащих, как и в целом для украинских граждан, — свобода (об этом сказали 86% опрошенных), справедливость (69,7%), безопасность (66,5 %), достоинство (62,5%) и равенство (58%). Интересно, что опрошенные госслужащие ниже всего оценили такую ценность, как материальная обеспеченность, — ее указали лишь немногим более трети респондентов. 

При этом выбор между свободой и достатком, как и в опросе 2016 г., был сложным для респондентов: практически половина из них (41,8%) не смогли дать ответ на этот вопрос. 

Чаще всего госслужащие видят основную цель своей деятельности в служении народу Украины (41,8%). Интересно, что на второе место с большим отрывом респонденты поставили охрану и содействие реализации прав и свобод человека (16,4%). Эти данные — несмотря на оптимизм, что госслужащие готовы защищать интересы и права "обычного" украинца, — свидетельствуют также и об определенном непонимании ими концепции прав человека. Ведь служение народу Украины фактически предусматривает содействие реализации прав и свобод человека. И эти ответы должны были бы стоять рядом.

Среди значимых принципов в работе для госслужащего — компетентность (62%), обязанность действовать только в пределах полномочий, в соответствии с Конституцией и законами Украины (51%). И, что главное, — обеспечивать приоритет прав человека (46%). 

Повлияли ли события Революции достоинства на улучшение ситуации с правами человека? На этот вопрос единогласного мнения среди представителей государства нет. Около 15% опрошенных считают, что ситуация улучшилась, и столько же (15%) респондентов убеждены, что ухудшилась. Треть госслужащих говорят, что с одними правами лучше, с другими — хуже, остальные не заметили никаких изменений.

Отвечая на вопрос по поводу свободы выражения взглядов и доступа к информации, заметили улучшение 43% госслужащих, по свободе передвижения и выбору места жительства — 39%, свободе мнений, совести и религии, праву на участие в культурной жизни, свободе собраний и созданию объединений — все по 37%.

Больше всего ухудшилась, по их мнению, ситуация с социально-экономическими правами, прежде всего с правом на социальное обеспечение (45%), правом на достаточный жизненный уровень для себя и своей семьи (37%), а также с правом на справедливый суд (34%).

Что особенно порадовало, 44% представителей государства назвали толерантность одной из основных ценностей прав человека. Так считает лишь немногим более четверти населения Украины.

Хотя это не "спасло" госслужащих от готовности ограничивать в правах разные социальные группы. 

Если рассматривать картину в цифрах, то большинство госслужащих готовы ограничивать в правах при определенных обстоятельствах наркозависимых (около 70%), бывших осужденных (около 60%), людей с определенными политическими взглядами (например, поддерживающих российскую вооруженную агрессию, — 51,5%) и олигархов (40%, еще трети трудно ответить на этот вопрос). 

Но в отличие от населения в целом, украинские госслужащие меньше всего готовы ограничивать в правах лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров (26,8% при почти 47% населения в целом), ромов (32,8 и 46,8% соответственно). По моему мнению, именно на эти показатели следует обращать внимание в пределах реформы госслужбы. Ведь для госслужащих, как олицетворения государства, в общении с гражданами недопустимо ни в коем случае разделять их по этим признакам. Наконец, за помощью к государству именно в решении жизненных проблем преимущественно и обращаются уязвимые категории населения. 

Об этом в определенной степени свидетельствует также и лучшая осведомленность госслужащих в проблеме дискриминации, — 80% из них считают это серьезной проблемой. Вместе с тем так думают только 55% украинских граждан. 

Среди основных признаков, по которым происходит дискриминация в Украине, опрошенные госслужащие называют прежде всего сексуальную ориентацию (39%), политические взгляды (36%) и возраст (32%), а также пол, этническое происхождение (национальность), имущественное состояние и инвалидность (все по 26–28%).

Почти пятая часть государственных служащих заявили, что сталкивались с проявлениями дискриминации на государственной службе. Прежде всего это касалось возраста, пола, политических взглядов и имущественного состояния. И вместе с тем ни один из респондентов не вспоминал об опыте дискриминации по признаку вынужденного переселения, национальности, сексуальной ориентации или инвалидности.

Госслужащие продемонстрировали большую готовность отстаивать собственные права, а также они успешнее в этом, чем население в целом. Треть из них удачно отстаивали свои права (в отличие от 15,3% украинцев в целом), 40,4% — не смогли их защитить (не везло 30% украинских граждан). 

Еще чуть менее трети госслужащих ничего не делали для защиты своих прав. Но среди населения в целом эта цифра составляет печальных 55%. И это, опять же, свидетельствует о лучшей осведомленности госслужащих в том, как защитить свои права, а значит, можно надеяться и на их готовность отстаивать права граждан, которые к ним будут обращаться.

Интересные, по моему мнению, цифры, свидетельствующие о том, как, собственно, защищают нарушенные права представители государства. Прежде всего люди обращаются в полицию — 38%; и далее: в местные органы власти — около 27%, в суд — почти 24% и прокуратуру — около 18,3%. Но в пятерку тех, к кому обращаются за защитой, вошли также родственники и знакомые, — об этом сказали около 17% государственных служащих.

Среди самых эффективных способов защиты считают обращение в СМИ (на это указали более половины респондентов). 

Глядя на цифры, может, действительно не все так плохо. Но немного подтянуть понимание прав человека, быть более открытыми к каждому, кто к ним обращается, госслужащим точно не помешает. В пределах реформы государственной службы это должно быть среди ключевых задач.

Кстати, недавно министр Кабмина и глава Координационного совета по вопросам реформы государственного управления Александр Саенко задекларировал, что на 2019 г. приоритетными задачами правительства являются повышение качества управления персоналом на государственной службе, развитие сети центров предоставления административных услуг, упрощение порядка их получения и переведение в электронный вид.

И почти как лозунг прозвучало — профессиональность, прозрачность, эффективность государственного аппарата и качественные услуги для граждан. 

Год впереди, — проверим.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №14, 13 апреля-19 апреля Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно