Феномен двоемыслия: вчера, сегодня, завтра

25 октября, 17:04 Распечатать Выпуск №40, 26 октября-1 ноября

Каждый украинский майдан по сути отказывался от представлений о мире и Украине правящего на тот момент президента.

Президент говорил о сбывшейся наконец мечте, а граждане не спешили соглашаться. Эта же судьба постигла и мир в голове П.Порошенко, не выдержавшего такого испытания. Но граждане заволновались уже сегодня: тот ли мир в голове у В.Зеленского?

Мы все время жили и продолжаем жить в системе двоемыслия. Власть рассказывает, как украинским гражданам стало жить хорошо, граждане в беседах друг с другом с этим не соглашаются. Но голос власти очень громкий, его не перекричать никому, а голос граждан слышен только в период выборов и майданов.

Феномен двоемыслия создал в советское время КГБ. Неправильные слова наказывались с той же жесткостью, что и неправильные действия. Упреждая их расцвел институт цензуры, также ставший институтом не предупреждения, а наказания, поскольку запрещал выход книги или спектакля. И везде такие начальники над мыслями должны были предугадывать реакцию зрителей/читателей, что заставляло их действовать упреждающе и на всякий случай. И этот возможный запрет шел дальше к создателям — авторам, режиссерам, издателям. Расцвет цензуры ведет к росту самоцензуры: автору не очень интересно писать "в стол", поскольку он мечтает если не о лаврах, то хотя бы о хлебе насущном.

Наиболее болезненно цензура отражается именно на авторах, поскольку режиссер может взять другую пьесу, издатель — другую книгу, а для автора все является единственным.

Двоемыслие — советская классика. При том бесконечном объеме повтора с помощью пропаганды правильных идеологически мыслей, окружавших советского человека со всех сторон, когда даже (как в анекдоте) из утюга неслись слова о Брежневе, парадоксальным было сохранение иного мышления в условиях индустриального порождения и распространения правильных мыслей. Политический ритуал, кстати, требовал вставлять ссылку на них в любой значимый текст, например текст диссертации — хоть по филологии, хоть по биологии.

Государства легко оправдывают введение единомыслия сложными внешними условиями, например войной или (как сегодня принявшая на себя модель "осажденной крепости" Россия) врагами вокруг. Наличие врага вообще является вечным компонентом внутренней политики со времен Сталина, который постоянно искал вокруг себя "врагов народа", т.е. на самом деле "врагов Сталина".

Когда-то Советский Союз "сломался" потому, что его престарелые руководители устали бороться друг с другом, и тогда (по одной из гипотез) управление взял в руки КГБ, который обвиняют в том, что он проморгал развал Союза. Но он не мог его проморгать, поскольку сам же и разваливал. Это была идея Андропова — перехватить управление от КПСС и отдать его в руки КГБ.

Двоемыслие живет и процветает тогда, когда власть не ждет новых мыслей, а хочет слышать лишь эхо собственных слов. Такой моделью является герой Шварца — начальник полиции, который ходил на площадь послушать, что говорят, но делал это в сапогах со шпорами ибо в противном случае можно наслушаться такого, что потом всю ночь не спишь. А так получается — и волки сыты, и овцы целы, поскольку все говорят то, что надо.

В сегодняшнем мире новые мысли дорогого стоят. Мультсериал "Свинка Пеппа" оценивается в 1,3 млрд долл. А ведь это — просто разговоры для детей. Так высоко ценится виртуальная реальность. А что говорить тогда о Гарри Поттере?

Сегодня и Цукерберг видит решающее значение Фейсбука в помощи распространению идей: "Я помню, как почувствовал, что если бы большее количество людей могли делиться своим мнением, многое могло бы пойти по-другому. Эти годы сформировали мою убежденность в том, что если дать голос каждому, — слабые обретут силу, а общество станет лучше. Мой опыт работы над ранней версией Facebook научил меня тому, что, несмотря на сосредоточенность мира на главных событиях и властных структурах, сильнее всего наши жизни улучшают обычные люди, получающие возможность быть услышанными. С тех пор я сосредоточился на двух вещах: давать людям голос и объединять их".

Пятое управление КГБ СССР занималось творческими личностями. Число отобранных под особое внимание Комитета составило около 2 тысяч известных людей. Именно они порождали мысли, подлежащие "профилактике". Кому-то "помогали" выехать на гастроли, кому-то — выпустить книгу, в результате и мысли становились более правильными.

С другой стороны, это могло быть и человеческой технологией двойного назначения, поскольку эти люди потом оказались в первых рядах певцов перестройки. А они, будучи людьми неординарными, легко повели за собой все население.

Сегодня, как и раньше, Украина закрывается от внешнего мира. Люди стали ездить, но интеллектуальный продукт как-то к нам не пробивается. Где у нас продаются западные газеты или книги? Причем они должны продаваться у нас еще дешевле, чем на Западе, ведь зарплаты же другие. Но тут есть важный нюанс, позволяющий этого достичь: в западных книжных магазинах стоят только книги сегодняшнего года издания. Остальные списываются, поскольку даже на складе их держать дорого. Вот их и надо покупать.

Сегодня мы застыли в одном шаге от введения "единомыслия". Его оправдывают то войной, то строительством государства. Но реально перед нами тот же мотив облегчения управления. Одинаковыми людьми управлять легче. Разными — этнически, языково — гораздо труднее. А закон кибернетики гласит, что субъект управления должен иметь не меньшее разнообразие, чем объект управления. Упрощая объект, мы облегчаем управление им.

В СССР за счет доминирования правильных мыслей, которые могли существовать лишь в цитатной форме без обсуждения и, не дай бог, критики, любой альтернативный ручеек казался неискушенному сильнее мощной реки пропаганды. И сразу в ней обнаруживались странности и несоответствия, которые и вели к ее отрицанию. В результате модным и современным было не следование идеологии и пропаганде, а хотя бы малое, но ее отрицание. Именно на этом вырастали режиссеры и писатели, которые не хотели снимать или писать "сказку", а хотели "правду". Ее же хотел и зритель, и читатель. Двоемыслие стало результатом жесткого насаждения единомыслия, царившего без права на сомнение или даже безобидный вопрос.

Параллельно официальному существовали неофициальные информационные и виртуальные потоки. Это был самиздат и разнообразные собрания знакомых людей, от которых можно было не ждать опасности. Там говорили и показывали то, чего не хотела слышать и видеть власть.

Все это можно признать ростками того, что в конце концов разрушило СССР, поскольку население уже ощущало неправильности советского мироустройства. Население, конечно, не сыграло той роли в смене режима, которую ему приписывают. Ему просто предложили как бы перейти на другую сторону улицы под руководством тех, кто до этого кричал, что этого делать нельзя. Совершенно внезапно для массового сознания это сделали ЦК и КГБ, возглавив движение как бы в противоположную сторону. 

Культуру запрета бюрократическим структурам ввести легче, чем культуру разрешения. Запрет действует раз и навсегда, а разрешение все время несет проблемы. Но прежде чем запрещать, надо сделать что-то мирового уровня. На "Нетфликсе", например, множество мультсериалов, произведенных разными странами, включая Индию. Есть там и "Слуга народа". Но давайте сделаем для мира что-то еще...

Мир не оставляет нам выбора. Его скорости увеличиваются так быстро, что мы не успеваем заметить смену картинок за окном. Сначала миром правила религия, временами достаточно жестоко расправлявшаяся с иноверцами. Потом пришел черед идеологии. Тоталитарная идеология была столь же жестокой. Сегодня правит бал экономика. Она тоже не такая мягкая, какой хочет себя изобразить: кого-то возносит на пьедестал богатства, а кого-то оставляет за чертой бедности.

Завтрашний мир приветствует разномыслие ибо только так экономика может дать наилучший результат. Силиконовая долина просит иммигрантов, Япония ждет иностранцев. Разные культуры и разные языки создают новые возможности для развития. Если религия и идеология ориентированы на старый корпус знаний, которые запрещено менять из-за их сакрального характера, то экономика, наоборот, ориентирована только на новые типы знаний, что продемонстрировал, к примеру, приход бихевиористской экономики.

Украина не получает нового видения, поскольку занята латанием прорех прошлого. Наша голова больше обернута назад, ей некогда смотреть вперед. Нужна конкуренция идей, но пока монобольшинство в Верховной Раде и во всех министерствах этого явно не хочет. Отдельные его представители вообще навязывают несуразицу типа того, что книги читать не надо. А книги как раз и являются источником разномыслия...

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №47, 7 декабря-13 декабря Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно