ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ СДЕЛАТЬ ЧТО-ТО ДЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, НУЖНО БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ

20 июня, 1997, 00:00 Распечатать Выпуск № 25, 20 июня-27 июня 1997г.
Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы
Отправить
Отправить

Человеческий обрубок с животной тоской глядит из-за колючей проволоки, ограждающей лагерь для военнопленных...

Автор
Статьи авторов Все статьи автора Все авторы

Человеческий обрубок с животной тоской глядит из-за колючей проволоки, ограждающей лагерь для военнопленных. Кто он? Безжалостный убийца, лишивший жизни чьего-то отца, искалечивший чьего-то мужа, изнасиловавший сестру, надругавшийся над матерью? Или несчастный, потерявший в нечеловеческих условиях, от нечеловеческих страданий все человеческое, у которого дома умирает от голода ослепшая от горя мать, чью жену с маленьким ребенком выгнали на улицу? Какие чувства вызывает он в первую очередь: ненависть и озлобление, жажду отмщения или жалость, сострадание и стремление к милосердию? Как далеко увела нас идеология - как коммунистическая, так и капиталистическая - от простой житейской мудрости, которую вложил Бернард Шоу в уста своего Цезаря, и согласно которой, повстречавшись в пустыне с голодным львом, его не наказывают за плотоядность, не мстят ему за кровь тех, кого он уже успел сожрать, не судят его за преступления, а просто убивают его без всякой злобы, только ради того, чтобы защитить свою жизнь.

Альфред Нобель и Жан Дюнан. Шведский изобретатель динамита, учредивший специальную премию для сделавших нечто наиболее существенное «на благо человечества», и швейцарский банкир, которому первому была присуждена Нобелевская премия мира за его детище «Красный Крест», удостаивавшееся затем этой премии еще три раза.

Жан Анри Дюнан родился в 1828 году в богатой и набожной семье, известной своей благотворительностью. Его отец, член Женевского государственного совета, отвечал за опеку детей-сирот, а его дед был управляющим Женевским госпиталем и мэром близлежащего городка.

С юношеских лет Дюнан отдавался трем разнородным интересам: финансам, религии и благотворительности. В течение дня он прилежно изучал экономику, а по вечерам, в качестве представителя Лиги милосердия, посещал бедных и больных. По воскресеньям, после посещения кальвинистской церкви со всей своей семьей, он проводил службы в местной тюрьме. В 18 лет он присоединился к популярному тогда в Женеве евангелистскому движению Reveil («Пробуждение»), а с 1853 года стал активным участником движения за запрещение рабства.

В возрасте 26 лет Дюнан был назначен представителем одного из крупнейших женевских банков в Сицилии и Северной Африке. При этом он не оставлял своей благотворительной деятельности, открыв в Алжире, где он обосновался, аванпост Молодежной христианской ассоциации, активным членом которой он был. Много путешествуя по Африке, он опубликовал книгу путевых заметок, глава из которой, «Рабство среди мусульман и в Соединенных Штатах Америки», была затем издана отдельной книгой.

В 1859 году Дюнан решает принять еще более активное участие в борьбе против рабства, для чего приобретает большой кусок земли во французской колонии в Алжире, на котором он собирался разводить скот и выращивать зерно. Для финансирования этого своего проекта он создает компанию и уговаривает своих друзей и родственников вложить в нее средства. Таким образом ему удается собрать 100 миллионов швейцарских франков. Однако для осуществления своих проектов ему необходимо еще и получить водоснабжение с близлежащих территорий, принадлежащих государству. Местные чиновники долго отфутболивают его от одного к другому, и в конце концов он решает обратиться непосредственно к императору Франции Наполеону III. Последний в это время находится в Сольферино, где руководит французской армией и ее итальянскими союзниками в битве против австрийцев. Прибыв в Сольферино, Дюнан совершенно неожиданно для себя становится очевидцем одного из самых кровавых в европейской истории XIX века сражений, во время которого было убито и ранено 40 000 человек. «Это был расстрел друг друга в упор, неописуемо отвратительный. Ни о какой пощаде не могло быть и речи: это была резня, схватка озверевших чудовищ, потерявших голову от ярости и пьяных от крови».

После завершения битвы

6 000 человек отправились в Сольферино для того, чтобы доставить раненых в Castiglione. Дюнан, получивший от французской армии пропуск, был среди них. Временные госпитали были устроены в жилых домах, военных бараках и церквах. Увидев, что итальянские солдаты собираются спустить австрийских раненых военнопленных по ступенькам итальянской церкви, Дюнан бросился к ним с криком: «Не смейте! Это же братья!» Итальянцы оставили австрийских солдат в покое, а эти слова - «Это братья!» (Sono fratelli) стали девизом всей деятельности по оказанию помощи военнопленным.

Трое бессонных суток провел Дюнан в одном из госпиталей, добывая продукты питания, медикаменты, организуя первую помощь, координируя усилия иностранных туристов, священников и журналистов. Он также обратился в благотворительные организации Женевы с просьбой о предоставлении помощи. Все его впечатления, связанные с этими днями, нашли отражение в книге «Память о Сольферино» («Un Souvenir de Solferino», 1862), которая произвела огромное впечатление на мировую общественность и оканчивалась словами: «Разве нельзя организовать во всех цивилизованных странах постоянные общества добровольцев, которые во время войны оказывали бы помощь раненым независимо от их национальности?». Представители европейского высшего общества и журналисты стали поощрять Дюнана опубликовать свой проект организации по облегчению страданий раненых и военнопленных, которую официально признали бы все правительства.

26 октября 1863 года 39 делегатов от 16 стран собрались в Женеве. Они разработали проект договора, который гарантировал бы нейтралитет членов такой организации, и предложили ее эмблему: красный крест на белом поле - швейцарский флаг с цветами наоборот. Этот договор, известный теперь под названием «Женевская конвенция», был подписан в Париже в следующем году представителями 12 стран. (Позже к ней присоединились все европейские государства, США и многие страны Азии и Южной Америки.)

Отдавая всего себя благотворительной деятельности, Дюнан забросил все свои деловые интересы в Алжире и в 1867 году вынужден был объявить себя банкротом. Нимало не впечатленные его благородной деятельностью или его благими намерениями, несколько инвесторов выдвинули против него обвинения в мошенничестве. Изгнанный из высшего общества Швейцарии, которое еще так недавно чествовало его, Дюнан впал в крайнюю нищету. Тем не менее он все же принял участие во встрече представителей Красного Креста, состоявшейся в 1867 году в Париже в рамках Всемирной выставки. Там ему даже удалось добиться предоставления военнопленным такого же нерушимого статуса нейтральности, как и больным и раненым.

Деятельность Дюнана не ограничивалась только лишь помощью военнопленным. В 1874 году он организовал массовую кампанию протеста против работорговли, которая все еще процветала в отдельных районах Африки, Египта, Турции и Афганистана. Хотя в Европе рабовладение и было официально запрещено, в 1875 году британское адмиралтейство разработало правила, согласно которым британские суда, на борту которых оказывались беженцы, надеющиеся найти защиту от рабства в Великобритании, должны были выдавать последних властям по месту их бегства. Решительная оппозиция, организованная Дюнаном, заставила британское правительство отменить подобное распоряжение.

Немало сил уделил также Дюнан проблеме возвращения европейских евреев на их родную землю в Палестине. В 1864 году он организовал Международное общество за возрождение Востока, а также развернул движение за образование Европейской колонии в Палестине. Однако надежды на финансирование этого проекта, которые Дюнан возлагал на турецкого султана, развеялись после начала войны между Турцией и Россией в 1876 году (кстати, российский царь Александр II принимал деятельное участие в судьбе еще одного детища Дюнана - Всемирного альянса за законность и цивилизацию, оказав помощь в организации Брюссельской конференции 1874 года).

После 1876 года Дюнан жил отшельником, лишь изредка читая лекции в Англии для того, чтобы собрать средства для Всемирного альянса. Изгнанный из семьи и отвергнутый друзьями, Дюнан уединился в скромном жилище на юге Англии, хотя иногда ему и приходилось возвращаться в Париж в качестве секретаря Французского общества друзей мира.

Время от времени он посещал и Швейцарию, переходя от одной деревни к другой, часто будучи вынужден просить себе на хлеб. Причем, несмотря на свою нищету, выглядел он всегда очень достойно, подкрашивая при помощи чернил свое изношенное пальто и отбеливая мелом свою рубашку. В 1892 году он нашел себе приют в богадельне деревни Хейден, в которой и оставался до конца своей жизни.

Именно там его и обнаружил в 1895 году журналист Вильгельм Сонреггер, чье интервью с Дюнаном опубликовали все ведущие европейские газеты. Узнав о его бедственном положении, вдовствующая императрица России назначила ему небольшую пенсию. Bertha von Suttner навестила его в Хейдене и предложила свою помощь в восстановлении его репутации.

А в 1901 году ему была присуждена первая Нобелевская премия мира, которую он разделил с Французским обществом друзей мира. Это решение вызвало ожесточенный протест со стороны тех, кто считал, что деятельность Дюнана легитимизирует войну и затушевывает ее последствия.

Дюнан был слишком болен для того, чтобы присутствовать на церемонии награждения. Так как он так и не был женат, согласно завещанию, после его смерти, которая наступила в 1910 году, вся премия, к которой он даже не притронулся, перешла к нескольким филантропическим организациям Швеции и Норвегии. Небольшая сумма была завещана богадельне в Хейдене для того, чтобы там всегда оставалась лишняя кровать для какого-нибудь бедняка, который смог бы найти себе там такой приют, который был предоставлен Дюнану на последние 18 лет его жизни.

А созданный Дюнаном Красный Крест намного перерос свои изначальные рамки. Теперь это мощное международное движение, целью которого является облегчение человеческого страдания. В военное время его сотрудники оказывают помощь военнопленным, беженцам и пострадавшим из числа гражданского населения, а в мирное время приходят на помощь жертвам стихийных бедствий, ведут большую работу по созданию банков органов для трансплантации, сбору крови, занимаются просветительской и патронажной деятельностью. В мусульманских странах эта организация называется Красным Полумесяцем, а в Иране - Красным Львом и Солнцем. Но основные принципы, заложенные в концепцию этого движения Дюнаном, остаются неизменными: цивилизованный мир должен проявлять сострадание к страждущим независимо от их национальности, религии, пола и т. д., просто лишь потому, что страдает Человек.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК