Диспропорции демографии: новые вызовы современности

30 июля, 2004, 00:00 Распечатать Выпуск № 30, 30 июля-6 августа 2004г.
Отправить
Отправить

Еще 10 лет назад в Украине трудно было представить такое количество телевизионных ведущих с восточными или африканскими корнями...

Еще 10 лет назад в Украине трудно было представить такое количество телевизионных ведущих с восточными или африканскими корнями. Это характерно не только для нашей страны, но и, в частности, для наших северных соседей. Да и вообще почти во всех развитых странах мира стремление видеть на телеэкране что-то непривычное, экзотичное, в том числе и во внешности журналистов, стало обычной прихотью простого зрителя. В Испании наслаждаются видом светлоглазых блондинок, а в Швеции предпочитают ярких брюнеток.

Однако за этими невинными, на первый взгляд, развлечениями кроются глобальные демографические тенденции, касающиеся не только национальной, но и региональной и глобальной стабильности. В ряде стран (прежде всего России, Латвии, Болгарии) демографическая ситуация близка к катастрофической. Сегодня в России на одну полноценную семью приходится лишь 1,27 ребенка, в то время как для стабилизации населения этот показатель должен составлять, по меньшей мере, 2,1. По данным специалистов, в 2025 г. вместо сегодняшних 145 млн. россиян будут жить лишь 125 млн.

Не намного лучше выглядит демографическая ситуация в Украине. О необходимости осуществления на государственном уровне комплексных мероприятий по ее улучшению говорится в Послании Президента Украины к Верховной Раде Украины «О внутреннем и внешнем положении Украины в 2002 году».

В мае 2003 г. состоялись парламентские слушания «Демографический кризис в Украине: его причины и последствия», в ходе которых резонансно прозвучали уже известные пугающие факты. За 10 лет численность населения Украины уменьшилась почти на 4,5 млн. чел. Если еще в 1991 г. рождаемость превышала смертность, то в 2002 г. в стране умерло на 373 тыс. больше, чем родилось. По прогнозам специалистов, при сохранении отрицательных демографических тенденций население Украины в 2026 г. составит от 40 до 43 млн. чел., что примерно на 10 млн. будет уступать показателям начала 90-х годов.

Основываясь на полученных результатах, Кабмин Украины был вынужден в ноябре 2003 г. поручить НАН Украины разработать Национальную концепцию демографического развития. Новообразованный Институт демографии и социальных исследований НАН Украины с 2003 г. развернул фундаментальные комплексные исследования по программе «Демография и проблемы человеческого развития», на основе которой разработал проект Концепции демографического развития Украины на 2005—2015 гг.

Ее содержание обсуждалось 16 июня 2004 г. на расширенном заседании президиума НАН Украины с участием высоких должностных лиц Кабмина Украины. Не подвергая сомнению необходимость обеспечить научную базу государственной демографической политики, определить основные направления, мероприятия и механизмы ее реализации, эти вопросы, на наш взгляд, надлежит рассматривать в значительно более широком контексте, учитывая уроки других стран.

Общеизвестно, что замедление динамики роста населения приобрело глобальную масштабность. Если в 1985 году население планеты увеличивалось ежегодно на 1,7%, в 2000 г. — на 1,3%, то по прогнозам в 2015 г. оно возрастает лишь на 1%. Как раз в конце второй декады третьего тысячелетия население планеты должно стабилизироваться на уровне 7,2 млрд. чел.

И это притом, что сегодня примерно 2 млрд. чел. живут в антисанитарных условиях, 840 млн., в том числе 200 млн. детей, голодают или страдают от недоедания. В докладе ООН от 6 июля 2004 г. подчеркивается, что если на протяжении трех лет не увеличить средства, выделяемые на борьбу со СПИДом, в четыре раза (до 20 млрд. долл. в год), то такие страны, как Китай, Индия, Вьетнам, Индонезия, может охватить массовая эпидемия этой страшной болезни, что масштабностью будет напоминать африканскую трагедию пятнадцатилетней давности.

Отечественные эксперты утверждают: основной причиной отрицательных демографических тенденций в Украине являются крайне плохие социально-экономические условия жизни подавляющего большинства населения, разбалансированная система здравоохранения и прочие, преимущественно материальные факторы. Эти утверждения имеют определенный смысл. Уровень валового внутреннего продукта, приходящегося на душу среднестатистического украинца, в 30 раз уступает показателям стран ЕС. Сегодня, по различным оценкам, за пределами Украины ищут работу и работают от 5 до 8 млн. чел., что, очевидно, не способствует высокому уровню рождаемости.

Однако поглядим внимательно на развитые страны мира. По данным ООН (2003 г.), среднестатистическая европейская женщина репродуктивного возраста имеет 1,4 ребенка, что значительно меньше, чем в начале 70-х годов (2,0). Серьезное беспокойство вызывают результаты, недавно полученные Австрийским институтом семейных исследований. Как оказалось, идеальный средний количественный состав семьи в Германии и Австрии — всего лишь 1,7 ребенка.

И дело здесь не в отсутствии соответствующих программ. К примеру, во Франции, несмотря на активное стимулирование рождаемости детей, значительные субсидии, рационально обоснованное распределение ресурсов между семьями с низким доходом и родителями-одиночками, демографическая ситуация остается напряженной. И это притом, что в стране на программы упрочения семьи расходуется около 4,5% ВВП (это один из наивысших показателей в Европе). Не достигает указанных целей в Скандинавских странах и продуманная политика выплат компенсаций, сохранение рабочих мест для родителей с целью стимулирования рождаемости. В частности, отмечается критическое демографическое состояние в Швеции.

В то же время за первые три месяца 2004 г. рождаемость в Эстонии повысилась на 15%, поскольку теперь матери имеют возможность получать полную заработную плату после рождения ребенка в течение 12 месяцев. А вообще, эксперты прогнозируют возрастание рождаемости в этой стране за 2004 г. в пределах 20%. Эта, по сравнению с другими европейскими странами, невиданная динамика достигнута относительно простыми мероприятиями.

Тем не менее ориентация исключительно на увеличение материальной помощи семьям не всегда помогает решить проблему рождаемости. В разных странах она имеет существенно различные последствия. Мировой опыт учит, что здесь необходимы системные, комплексные исследования, учитывающие определенные кластеры показателей в зависимости от уровня урбанизации, особенностей жизненных стандартов, динамики их изменения в регионах и т. п.

В качестве примера можно привести Японию. Основой нежелания женщин вступать в брак являются катастрофические диспропорции в ведении домашнего хозяйства. Мужчины занимаются домашними делами в среднем не более 24 минут в день — делают преимущественно самую простую работу: выбрасывают мусор или поливают растения. Совсем иная нагрузка у женщин. Даже те из них, которые отработают полный рабочий день, ежедневно посвящают домашним делам 5 часов 37 минут. В результате японка характеризует свою семейную жизнь, как правило, не привычными словами «любовь, комфорт, счастье», а прежде всего — «терпение».

Именно благодаря этим обстоятельствам сегодня 54% японских женщин до тридцати лет одиноки, по сравнению с 35% — в Великобритании и 31% — в США. И вполне естественно, что среди 15 стран ЕС (до расширения 1 мая 2004 г.) средний возраст первородящей женщины увеличился с 24 лет в 1980 г. до 27 лет в 2000 г.

Кроме значительной материальной помощи, весомых социальных гарантий женщинам, воспитывающим детей, следует учитывать и другие факторы. Зачастую мощной волне эмансипации, индивидуализации, желанию женщины самореализоваться в развитых странах мира не могут противостоять даже целенаправленные государственные программы (мероприятия).

Следует также учитывать, что институт традиционного брака в последнее время претерпевает существенную трансформацию. Даже в Украине, где еще живы крепкие консервативные традиции, особенно в сельской местности, количество детей, ежегодно рождающихся вне брака, за годы независимости возросло на 70%.

На это накладывается дру-
гая влиятельная глобальная тенденция: катастрофическое старение населения планеты. В 2000 г. в мире насчитывалось свыше 600 млн. чел., в возрасте более шестьдесят лет. Это почти втрое превышает их количество в 1950 году. В следующие 50 лет численность шестидесятилетних увеличится еще втрое и достигнет 2 млрд.

Уже сейчас 21% населения Европейского Союза составляют те, чей возраст превышает 65 лет. По прогнозам специалистов, к середине ХХІ в. этот показатель достигнет 34%, что необратимо скажется на экономической активности стран Старого Света. Немного лучшими, но в целом угрожающими остаются и мировые тенденции. По данным департамента общественной информации ООН, в 1950 г. часть людей преклонного возраста (60 лет и старше) составляла на планете 8%, в 2000 г. — 10, прогноз 2050 г. — 21%.

При этом наблюдается существенное выравнивание срока жизни в странах с разными социально-экономическими и политическими характеристиками, существенными различиями в жизненных стандартах, культуре и т. п. К примеру, в Мексике смертность по сравнению с США была в 1930 г. вдвое большей, однако до 2010 г., по прогнозам специалистов, они сравняются. Следует отметить, что статистики и геронтологи до сих пор не понимают природу таких чрезвычайно существенных изменений, однако они остаются четко доказанным эмпирическим фактом.

Диспропорция между уровнем рождаемости и старением населения оказывают значительное влияние на экономику. В Германии уже сегодня возраст пенсионеров начинает напрягать национальные финансы. И это вполне естественно, поскольку если в 1950 г. 60-летний гражданин ФРГ надеялся прожить до 76 лет, то сегодня он расчитывает жить до 81 года.

Удлинение срока жизни наряду с сокращением рождаемости возымеет длительный негативный эффект. Уже сейчас в развитых странах мира на 100 работающих приходится 30 пенсионеров. В 2040 году, по данным ООН, их станет 70. Тем не менее, цифры будут значительно различаться в зависимости от историко-культурных, социально-экономических и прочих различий стран. Предполагается, что на 100 работающих в США будет приходиться 47 пенсионеров, а вот в Японии, Италии, Испании и большинстве стран Восточной Европы — более 100.

Существенное увеличение средней продолжительности жизни заставляет некоторые европейские государства все в больших масштабах осуществлять непопулярные мероприятия. К примеру, Швеция, где наблюдается наиболее продолжительный срок человеческой жизни среди стран ЕС (в 2000 г. прогнозы средней продолжительности жизни шведов были таковы: мужчины — 81,7 года, женщины — 85 лет), осуществила реформирование государственной пенсионной системы. Согласно новому законодательству, шведы могут идти на пенсию в 61 год, но фиксированная дата не предусмотрена. Те, кто работает до 65 лет, будут иметь возможность получать большую пенсию.

К сожалению, увеличение средних сроков жизни населения европейских стран пока что мало касается Украины. За годы независимости продолжительность жизни мужчин и женщин сократилась примерно на один год и сегодня составляет соответственно 62 и 73 года. Так что ориентироваться на европейские стандарты относительно возраста выхода на пенсию можно только в далекой перспективе. Но уже сейчас необходимо начать комплексную подготовку к вероятному увеличению средней продолжительности жизни украинцев.

Значительную угрозу для
Украины представляют иные актуальные опасности, связанные с современными демографическими диспропорциями. Специалисты утверждают, что стабилизация населения в развитых странах мира на современном этапе невозможна без широкомасштабного притока иммигрантов. Без них, в частности, в ЕС, состоящем из 25 членов, снизится количество населения с нынешних 450 млн. чел. до 400 млн. чел. в 2050 г. Похожие проблемы у России, Японии, Южной Кореи. Безусловно, сама иммиграция не может решить вопрос стабилизации численности населения, тем не менее может стать важной составляющей смягчения ситуации.

Таким образом, Украина, исходя из своего геополитического положения, обречена быть своеобразной транзитной территорией для потока иммигрантов на Запад, преимущественно из стран Южной и Юго-Восточной Азии. Часть из них неминуемо останется в нашей стране. Хорошо это или плохо? На это существуют диаметрально противоположные точки зрения.

По убеждению генерального секретаря ООН К.Аннана, в ближайшее время именно управление процессом миграции станет одним из значительных испытаний для ЕС нового формата. Если это будет сделано своевременно и правильно, европейское сообщество обогатится и усилится. В противном случае следует ожидать снижения жизненных стандартов и социального расслоения общества во многих странах. Вместе с тем среди европейцев бытуют серьезные опасения относительно возможных проблем потенциальной масштабной миграции. Они искусственно подогреваются политиками правого направления, но опровергаются специалистами-демографами.

Уже после развала социалистического лагеря звучали предупреждения о наплыве в ЕС иммигрантов (ожидалось свыше 25 млн. чел.). Но реально на протяжении 1990-х годов из Восточной Европы в страны ЕС переехало не более 2,5 млн. чел. И даже объединение Германии, когда ГДР с населением в 17 млн. чел. присоединилась к ЕС, привело к миграции лишь незначительной части населения (около 1%), то есть менее 200 тыс. чел.

Согласно результатам последних исследований, миграция из новых 10 стран ЕС будет составлять не более 335 тыс. чел. в год. Недавно эти цифры были пересмотрены в сторону снижения (до 286 тыс. чел. в год). Эксперты считают, что для значительного количества потенциальных мигрантов знание иностранного языка останется достаточно существенным препятствием. Не меньшее значение имеют ограниченные адаптивные возможности желающих найти работу за границей, новые возможности самореализации, открывающиеся в странах Центральной и Восточной Европы и т. п.

К осторожному оптимизму подталкивают и другие сравнительные данные. По свидетельству Верховной комиссии ООН относительно беженцев, количество ищущих приюта в развитых странах за последние три года уменьшилось на одну пятую, в частности в Великобритании — на 41%, в ЕС — в среднем вдвое.

Среди 36 стран, где всегда пытаются найти приют беженцы, — почти все европейские страны, а также США, Канада, Япония, Австралия, Новая Зеландия. Уменьшение в 2003 г. количества ищущих приюта на 20% (до 463 тыс. чел.) — самый низкий показатель после 1997-го и третий после 1988 года. Специалисты связывают ситуацию с беженцами с определенным улучшением условий в таких странах, как Афганистан, Косово, однако не рискуют прогнозировать сохранение этой тенденции на длительную перспективу. Любая масштабная вспышка насилия или обострение социально-экономической ситуации в нестабильных регионах планеты способны активизировать движение беженцев.

К этому стоит добавить объективную потребность развитых стран в иммигрантах как из-за необходимости стабилизации населения, так и из-за потребности в относительно дешевой рабочей силе, определенных дефицитных профессиях и т. п.

Уже сегодня иммигранты осуществляют ощутимое влияние на национальную, культурную ситуацию многих развитых стран. Вспышки насилия на этнической (религиозной) почве фиксируются в Германии, Франции, Испании. Однако впереди возможны более серьезные инциденты. По предварительным подсчетам аналитиков, только в Великобритании пропорция этнических меньшинств возрастет с 6% в 2000 г. до 10% в 2030 г. Особенно опасной становится ситуация, когда критическая масса иммигрантов сосредотачивается в определенных регионах. Таким образом, увеличивается количество стран, неспособных сохранить собственную «неприкосновенность» и становящихся зависимыми от отрицательных процессов, происходящих в своеобразной «мировой резервации».

Следует также подчерк-
нуть, что после событий 11 сентября 2001 г. контроль над иммиграцией, в особенности нелегальной, и потоком беженцев стал приоритетным вопросом национальной безопасности США и других стран Запада.

Угроза проникновения террористов под видом иммигрантов или беженцев стала весьма вероятной. Для ее предотвращения привлекаются многочисленные силовые структуры. К примеру, в стратегической военной доктрине Испании «Обзор стратегического понятия обороны», рассчитанной до 2015 г., отмечается, что массовая нелегальная иммиграция в страну представляет опасность для национальных интересов государства, в связи с чем вооруженные силы могут оказывать дополнительную помощь для борьбы с ней. Похожие меры осуществляют и другие государства.

Для Украины, активно участвующей в стабилизирующих, миротворческих операциях, борьба против возможных террористических атак представляет не только теоретический интерес. Здесь можно выделить два аспекта. Первый касается связи между интенсификацией военного присутствия за рубежом и вероятностью осуществления террористических актов в ответ на это. Второй — состояние физического и психического здоровья военнослужащих, прошедших через горячие точки. Им надлежащего внимания пока что не уделяется.

Однако, согласно последним данным за июль 2004 г. (New England Journal of Medicine), 19,5% американских военнослужащих сухопутных войск, воевавших в Ираке, имеют значительные психические и умственные проблемы. Если к их перечню прибавить такие симптомы, как состояние постоянной тревожности, то цифра повысится до 27,9%. Это значительно превышает количество пострадавших людей во время первой войны в Персидском заливе и во Вьетнаме.

Таким образом, военнослужащие, страдающие посттравматическим стрессовым расстройством (PTSD), столкнутся с серьезными проблемами в обществе. В целом же людей, больных PTSD, насчитывается среди взрослого населения США 3—4%. Следовательно, широкомасштабное привлечение страны к миротворческим операциям может отрицательно сказаться на психическом и физическом здоровье как американской, так и других наций. В полной мере это касается и Украины.

Как видим, борьба с отрицательными демографическими тенденциями и последствиями имеет комплексный и динамический характер. Она предполагает разработку и реализацию программ помощи семьям, одиноким отцам, внедрение сбалансированных образовательных проектов, заботу об охране здоровья и другие меры на национальном и региональном уровнях.

Большое значение имеет восстановление духовно-национальных традиций, здоровый образ жизни, взвешенная, соответствующая интересам страны внешняя политика и многое другое.

Мировой опыт убеждает: в демографии нет общих вечных рецептов. Принимая во внимание существенные региональные особенности Украины, можно с уверенностью говорить о необходимости внедрения дифференцированных подходов к улучшению сложившейся демографической ситуации. И усиливать эту работу нужно немедленно.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter или Отправить ошибку
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Текст содержит недопустимые символы
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Осталось символов: 2000
Отправить комментарий
Последний Первый Популярный Всего комментариев: 0
Показать больше комментариев
Пожалуйста выберите один или несколько пунктов (до 3 шт.) которые по Вашему мнению определяет этот коментарий.
Пожалуйста выберите один или больше пунктов
Нецензурная лексика, ругань Флуд Нарушение действующего законодательства Украины Оскорбление участников дискуссии Реклама Разжигание розни Признаки троллинга и провокации Другая причина Отмена Отправить жалобу ОК