Амбиции или баланс сил? Ради детей

8 ноября, 16:50 Распечатать Выпуск №42, 9 ноября-15 ноября

Сегодня в Украине в интернатных учреждениях находятся около 100 тысяч детей. 92% из них имеют родителей. 

Помните старую притчу о двух матерях, которые судились за ребенка? Соломон отдал им его: "Берите!". Женщины бросились было тянуть младенца каждая в свою сторону. Но мать — отпустила. То, что сейчас происходит в сфере детства, очень похоже. Отпустить надо всем. Сесть и поговорить. Как быть с нашим общим ребенком? Чтобы не навредить еще больше? Как найти баланс между опытом и неопытностью? Между амбициями и пользой? Это была первая попытка.

Хотя при подготовке круглого стола "Децентрализация vs деинституализация. Что мешает внедрению и развитию социальных услуг и защите детей в громадах", который ZN.UA совместно сInternews провели неделю назад, я испытала самый настоящий шок. Да, я знала, что слово "деинституализация", в отличие от "децентрализации", знакомо очень небольшой, как правило, причастной к ее процессам части граждан; что журналистов, освещающих эту тему, можно сосчитать на пальцах одной руки. И все же к такому оказалась не готова.

"Децентрализация — это передача власти на места и перераспределение бюджета. А деинституализация — это что вообще? Это же о каких-то специальных детях — сиротах и с инвалидностью! При чем тут децентрализация?!". Этот короткий спич, который мне довелось услышать, отразил все — и плохую коммуникацию одной из реформ, которая продолжается уже несколько лет (хотя вроде бы вложено в нее немало, в том числе донорских средств, публичных отчетов о ее результатах не видел никто). И нулевую толерантность, и стигматизацию ("специальные дети" — из уст считающих себя образованными людей). И пренебрежение в целом к теме детей, важной вообще, а в обществе со стремительно стареющим населением, в котором каждая новая власть обязательно поднимает вопрос о необходимости повышать рождаемость, — особенно.

"Зачем вы вообще в эту тему полезли?" — этот вопрос многие задают искренне, не смущаясь. И, очевидно, в том числе поэтому в стране то тут, то там с детьми часто случаются жуткие вещи. В очень короткий промежуток времени — от убийства Даши Макарчук в биологической семье в Житомирской области, о котором стало известно в начале лета, и до одного из последних случаев, связанных с жестоким обращением с детьми в одесском ЦСПРД "Світанок" — вместились еще десятки других, не менее тяжелых историй. Все они — болезненное свидетельство того, что навести порядок в сфере защиты прав ребенка до сих пор не удалось. Потому что, как справедливо отметила на круглом столе эксперт программы USAID "Добре" по защите прав ребенка Людмила Волынец, "проблема одесского "Світанка" — совсем не в "Світанке". То, что произошло в этом ЦСПРД, — следствие крайней запущенности проблемы".

Что такое деинституализация; как она связана с децентрализацией; почему это не о "специальных", а о самых обычных детях, которые в том числе по нашей с вами вине оказались в сложных жизненных обстоятельствах; что и как с этим делать; равно ли понятие "защита детей" "социальным услугам" — все эти вопросы должны были стать главными темами мероприятия ZN.UA. Но была и еще одна, амбициозная цель. В Минсоцполитики пришли люди, ранее к социальной политике в целом и к детской теме в частности отношения не имевшие. Однако за время, прошедшее со дня назначения нового правительства, новобранцы, призванные отвечать за детскую сферу, не провели ни одной очной ставки с признанными в ней экспертами.

Надеемся, эта первая встреча будет не последней. Эксперты и присутствовавшие на круглом столе представители громад рамочно и на конкретных примерах проблему обозначили. Профессиональная дискуссия пока не получилась. Представители Минсоцполитики — главного актора в проведении реформы деинституализации — оказались к ней не вполне готовы. Что, в принципе, объяснимо, — при всем желании разобраться в совершенно новой сфере за такой короткий срок невозможно. Они очень стараются, ошибаются, но отслеживают все реакции на их действия и реагируют сами. Эмоционально, но, надо отдать должное, быстро. Как, например, в случае с намерением сделать выплаты при рождении ребенка зависимыми от доходов родителей. Уже спустя несколько часов после публикации в ZN.UA заявления ЮНИСЕФ по этому поводу, министр социальной политики Юлия Соколовская сообщила о решении от этого намерения отказаться.

Межведомственное взаимодействие, коммуникации и реагирование у новобранцев выглядят, пожалуй, лучше, чем когда-либо раньше. Однако обращаться к экспертам напрямую они не спешат. Хотя это сильно ускорило и упростило бы понимание ими процессов. Да и, как сказала исполнительный директор "Української мережі за права дитини" Светлана Клочко, "нельзя реформировать систему, которую не знаешь глубоко. Неправильно поставленные задачи, которые начинают неправильно выполнять на местах, приводят к ужасающим последствиям, напрямую затрагивающим здоровье и жизнь детей".

Почему не спешат обращаться к экспертам? Думаю, ответ — в цитате замминистра по связям с регионами и доступности соцуслуг на местах Олега Коваля, вынесенной в заголовок к его интервью ZN.UA (№40 от 25 октября 2019 г.): "Нет желания ремонтировать проблемные места. Мы хотим построить нечто новое". Раз проблем так много — значит, они не смогли. А мы, вот, точно сможем.

На самом деле неприязнь к профессионалам и уверенность "мы не сработаемся" — детская болезнь. Мозговой штурм — вещь хорошая. Один нюанс: качество выводов будет резко различаться в зависимости от того, кто брейнстормит: профессионалы или дилетанты-энтузиасты, главная задача у которых, как сейчас кажется, — "Мы наш, мы новый мир построим". К чему приводят подобные устремления, мы уже знаем. Нельзя построить новое, не взяв за точку отсчета старое — и допущенные ошибки, и достижения тоже. Странным выглядит и то, что новая система советников, похоже, пришедшая на смену внедренным прошлой властью формирователям политики — директоратам, предполагает в качестве советников не экспертов, могущих давать профессиональные советы и подсказывать, где есть проблемные места. А управленцев, чаще всего пришедших из совершенно другой сферы. Пусть разумных и искренне жаждущих разобраться. Но в теме все же — пока новичков.

"Мы приложим максимум усилий и будем стимулировать украинцев к созданию патронатных семей, — заявил Олег Коваль, комментируя ситуацию в одесском ЦСПРД "Cвітанок". — Цель — заменить 73 ЦСПРД, которые сегодня есть в стране, сетью патронатных семей. Это часть более масштабной задачи — предупреждать попадание ребенка в СЖО. Для этого мы, в том числе, планируем создать институт социальных работников, интегрированных в семью".

"Мы не заменим ЦСПРД на патронат, — возразила Людмила Волынец. — Потому что он развивается в Украине как лжеприемные семьи. Цель поставлена неправильно.

И децентрализация, и деинституализация у нас строятся вверх тормашками. Когда умные люди в Киеве придумывают, как было бы хорошо на уровне громады, я расцениваю это как государственное насилие по отношению к формам местного самоуправления. Потому что в громадах люди не так мыслят, они иначе понимают и определяют потребности. Кто будет выполнять правильные идеи центра на местном уровне?".

"Ни в одной стране, а за 25 лет я работала во многих, деинституализация не удалась без параллельного создания сервисов (не только социальных услуг, но и разных видов помощи семьям, например, продленки в школах, дневных центров и т.д.), межведомственного взаимодействия и общей координации на всех уровнях, — отметила руководитель программ защиты детей Детского фонда ЮНИСЕФ Наира Аветисян. — Нельзя всю ответственность за результат деинституализации возлагать на местное самоуправление. При всем желании они не смогут. Из-за нехватки человеческих, финансовых ресурсов, знаний, навыков и т.д.".

По моему мнению, идея завести социального работника в семью, особенно в ту, где есть ребенок с инвалидностью, вместо того, чтобы предоставлять услуги в громаде, — очень неправильная. Когда речь идет об инвалидности, большое значение имеет социализация. Услуга в громаде — далеко не только социальный работник, — считает руководитель ОО "Социальная синергия" Марианна Онуфрик.

"Деинституализация — один из четырех приоритетов нашего министерства на следующие пять лет. Остальные так или иначе связаны, — заявила советник министра социальной политики по вопросам анализа сети учреждений социальной сферы, качества и доступности социальных услуг, а также направления институционного ухода и воспитания детей Наталия Кириченко. — За 10 лет количество детей-сирот и лишенных родительской опекив учреждениях у нас существенно не изменилось. Как и в любой другой сфере, пока не прекратится финансирование, и учреждение не закроется — ничего не изменится. Но просто закрыть учреждения мы не можем. Сначала нужно создать социальные услуги. Для себя вопрос деинституализации я разделяю на две части: превенцию и выведение детей, которые уже находятся в учреждениях.

С января 2020 года вступит в силу Закон о социальных услугах. Закон прогрессивный, но в нем есть удивительные моменты, например, в базовые соцуслуги включено все, что только возможно. Не уверена, просчитывалась ли при этом способность ОТГ все их покрыть.

Проект бюджета еще не утвержден. Точно могу сказать пока, что будут отдельные программы на раннее вмешательство и на специалистов социальной работы. До конца года хотим решить вопрос с дотацией местным бюджетам на содержание учреждений здравоохранения и образования — ограничить в ней финансирование интернатных учреждений".

"Наполнение интернатных учреждений продолжается, потому что нет альтернатив, — говорит региональный директор международной организации "Надежда и жилье для детей" Галина Постолюк. — Была бы альтернатива, были бы на нее финансы в громаде, а еще бы и конкретная ответственность (это, на мой взгляд, должно быть усилено законодательно), все было бы иначе.

"Надежда и жилье для детей" уже 20 лет работает в Украине как раз в направлении деинституализации. Мы создавали и создаем формы, предупреждающие устройство детей в интернаты и обеспечивающие качественный альтернативный уход и поддержку семьи. Мы показали рабочие модели. Одна из них — в Днепровском районе Днепропетровской области. Закрыли интернат и создали Центр социальной поддержки для семей. Провели оценку и, в соответствии с ней, внедрили комплекс услуг. За пять лет ни один ребенок не попал в интернатное учреждение. Более того, мы забрали детей из областных интернатов. Теперь стоит вопрос о том, что этот центр должен перейти на баланс ОТГ, на территории которой расположен. ОТГ, увы, в этом не заинтересована".

Чтобы не затягивать процесс, не ждать, пока вы войдете в него и изучите, — предложила представителям Минсоцполитики национальный программный директор "СОС. Детские деревни — Украина", глава правления "Української мережі за права дитини" Дарья Касьянова, — пригласите нас на встречу. Мы вам расскажем и покажем все, что уже есть. Даже дадим возможность пощупать, чтобы вы могли составить собственное мнение о том, что эффективно, а что — нет. И давайте уже что-то делать. Потому что пока у нас все развивается таким образом: не разобравшись и не изучив, как следует, все вдруг начинают бежать в каком-то одном направлении, которое потом умирает, так и не развившись. Это касается и наставничества, и патроната. Теперь мы говорим о малых групповых домах почему-то как о решении прежде всего для детей с инвалидностью. И забываем, что это — всегда индивидуальный подход, в интересах ребенка".

Сегодня в Украине в интернатных учреждениях находятся около 100 тысяч детей. 92% из них имеют родителей. Это неправильно. Детей нужно забирать в семьи, чтобы они воспитывались в нормальных условиях и были готовыми к жизни в социуме. Но если законодательно мы будем ставить громады в позу, в которой им будет неудобно, они все равно не будут этого делать. Они должны быть застимулированы другими вещами. Будем с вами обсуждать, будем советоваться, как стимулировать громады все это создавать, — подытожил Олег Коваль, пообещав провести встречу с экспертами на следующей неделе.

Но неделя закончилась, а встреча назначена не была. И это внушает беспокойство. Как и некоторые изменения, внесенные в пока не проголосованный ВР проект бюджета. "Ликвидируется отдельная субвенция на содержание детей-сирот и лишенных родительской опеки в приемных семьях и ДДСТ, — обращает внимание Людмила Волынец. — Теряется контроль над объемами запланированных и использованных средств. Будет изменена вся система их проведения от госбюджета к семье. Хорошо это или плохо для семьи — ответа нет".

Этот процесс был слишком долгим. "Распределение средств между регионами требует сложного администрирования — когда нельзя устроить ребенка в семью в одной области, потому что деньги пошли в другую", — возражает министр социальной политики Юлия Соколовская.

С ней трудно не согласиться. Однако в предложенном варианте меньше прозрачности.

"Не будет принято ни одно решение, касающееся людей, которое не будет опираться на общественное мнение", — пообещал на круглом столе Олег Коваль.

Вопрос — чье мнение считать общественным? Эксперты, которых по-прежнему игнорируют, все чаще задумываются над вопросом: а стоит ли вообще передавать свои знания и опыт новобранцам? Куда, максимум через пять, а чаще — полтора-два года, оставив после себя руины, деваются очередные реформаторы? Но это, пожалуй, уже другая история. О реформе госуправления.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №42, 9 ноября-15 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно