ЗВЕЗДА И СМЕРТЬ ХЕРСОНЕСА ТАВРИЧЕСКОГО

15 декабря, 1995, 00:00 Распечатать

Корсунь, Херсон, Херсонес... Легендарная, как античные мифы, земля. Частичка эллинского мира на сказочной крымской земле...

Корсунь, Херсон, Херсонес... Легендарная, как античные мифы, земля. Частичка эллинского мира на сказочной крымской земле. Когда оказываешься здесь, среди развалин полтысячелетия назад исчезнувших с лица планеты улиц будто различаешь в рокоте недалекого прибоя голоса давно ушедших поколений, чувствуешь их пристальный взгляд сквозь мрак времен и событий...

Этот город, ставший призраком, будоражащий фантазию посетителей и лишающий сна археологов, возник на рубеже V-IV столетий до нашей эры. Возникновение его по своим побудительным мотивам напоминает появление первых поселений в Новом Свете. Первыми жителями впоследствии одного из мощнейших греческих городов-держав в Северном Причерноморье стали выходцы из Гераклеи Понтийской, располагавшейся тогда примерно на месте нынешнего турецкого города Эрегли. А причиной переселения стали поиски свободы и демократии, которые, вопреки нашим представлениям, явно не господствовали тогда в метрополии. И вот два тысячелетия это могущественное государство Таврики прочно сохраняло традиции общинного самоуправления, впоследствии давших начало принципам демократии. Среди развалин Херсонеса была найдена уникальная стелла, которую можно считать одним из наиболее ценных открытий. На мраморе высечены дошедшие до нас сквозь тысячелетия слова присяги, которую приносил своему городу и его обитателям каждый житель Херсонеса. «Не нарушу демократии и желающему предать или нарушить не дозволю и не утаю вместе с ним... Буду служить демиургом (высшее выборное должностное лицо) и членом совета как можно лучше и справедливее для города и граждан»... В случае же нарушения клятвы «да не приносит мне плода ни земля, ни море, женщины да не рождают прекрасных детей». Не правда ли, строгих принципов придерживались наши далекие земляки и стоило бы перенять их если не всему народу Украины, то хотя бы членам парламента?..

Раскопки Херсонеса начались еще в 1827 году. Но до сих пор разведана только одна треть древнего города, так что работы осталось еще лет на 500. Но и эти 170 принесли богатейшие находки, позволившие назвать Херсонес нашей Помпеей. Что, безусловно, соответствует историческому значению города. Ведь по нему прокатились волны мировой истории, оставив ощутимый след. Основанный как греческий город, Херсонес в конце второго века до нашей эры попадает сначала под влияние Понтийского царства, затем Рима, и тут какое-то время стоят римские легионы. С пятого века нашего летоисчисления большое влияние на Херсонес оказывает Византийская империя и город очутился в центре событий, которые непосредственно повлияли и на нашу собственную историю.

В то время над Византией нависла серьезная опасность: против императоров Василия и Константина, которые правили совместно, поднял бунт некто Варда Фока. Империя оказалась под угрозой, и императоры призвали на помощь нашего пращура - князя киевского Владимира, названного впоследствии Великим или Крестителем. Шеститысячное профессиональное войско русичей разгромило мятежников. Но за свою услугу Владимир потребовал в жены царевну Анну, сестру императоров. Поначалу правители пообещали это, хотя сам факт породнения одного из величайших дворов мира с язычником был неслыхан. Но как только угроза миновала, правители Византии пошли на попятную. И вот тогда «иде Володимер с вои на Корсунь, град гречьский, и затворишася корсуняне в граде... Володимер же обьстоя град». Так утверждает «Повесть временных лет». А легенда добавляет, что Владимир стоял под стенами Херсонеса почти девять месяцев и овладел им.

Для Византии потеря Херсонеса как главного торгового пункта на Северном Причерноморье была достаточно тяжелой. Кроме того, примешивался страх перед языческими полчищами русичей. И тогда оба императора решили выполнить данное Владимиру обещание, благословив скорее политический, чем любовный союз с Анной, выслав ее просто в Херсонес, где стоял Владимир. Правда, при одном условии: Владимир должен креститься сам и крестить свое государство. Что, собственно, и произошло. Таким образом древнегреческий город сыграл огромное значение в крещении Руси. И сейчас еще археологи ищут место, на котором князь принял крещение. Следует отметить, что таких «найдено» уже немало, а над одним из них в ХІХ веке даже построен храм Святого Владимира. Однако летопись, как и другие документы, не говорят точно, где (и, кстати, в который раз) крестился Владимир.

Итак, Владимир взял Херсонес. Об этом рассказывает легенда, это утверждает «Повесть временных лет». Но все же возникают сомнения. Как говорил Геродот, отец мировой истории: «Я обязан передавать то, что говорят, но верить этому не обязан».

Действительно, «Повесть временных лет» утверждает:

«... боряхуся крепко...». Но если «боряхуся», то неизбежна и массовая гибель воинов с обеих сторон. Но вот удивительно: за 170 лет раскопок найдено только одно захоронение русского воина, распознанное по ножу, вкладываемому в сапог. Такого вида вооружение было только у русичей. Тогда где же остальные погибшие?

Далее. Уже более ста лет ведется дискуссия, действительно ли Владимир крестился именно в Херсонесе? Впрочем, две третьих территории древнего города скрыто от глаз исследователя. Возможно, удивительные открытия еще впереди.

Однако заблуждаются те, кто связывает название «Херсонес» только с развалинами на берегу Карантинной бухты на окраине Севастополя. Год назад указом Президента Украины учрежден Национальный заповедник «Херсонес Таврический». Теперь его площадь составляет более 500 гектаров, а в состав вошли многие исторические объекты на территории большого Севастополя. Среди них - уникальные земледельческие наделы римской эпохи - клеры, кроме Херсонеса, сохранившиеся только в Италии. Тут и генуэзские крепости Коломита в Инкермане и Чембала над Балаклавой, и десятки других объектов, которые также не менее интересны с исторической точки зрения.

Взять хотя бы Коломиту. Крепость как таковая потеряла свое значение довольно давно, с приходом турок. Крепость Инкермана встречается еще в трудах Страбона, а в ХV столетии или даже чуть раньше это единственный порт мангупских князей. Один из них, Алексей, в 1427 году восстановил ранее разрушенную крепость для перевалки грузов, но фактически использовалась только одна башня, в которой ночью содержали рабов.

Небезынтересен и скальный монастырь, расположенный в горе, прямо под стенами крепости. Происхождение монастыря восходит еще к временам иконоборчества, когда византийский император Константин Копронин повел нещадную борьбу против икономазов и иконопоклонников, аргументируя это тем, что Бога, мол, никто не видел, а потому и малевать его не следует. Изгнанники находили себе приют в диких укромных местах. С приходом турок монастырь и крепость были полностью разорены и многие века простояли в запустении. И только недавно монастырь вновь обрел хозяев. Чего, впрочем, нельзя сказать о крепости: еще несколько лет - и от нее не останется даже руин.

Не менее захватывающа и история Чембалы, вознесшейся над Балаклавой. До сих пор идут споры, где же находился город: на горах или внизу, вдоль берегов бухты. Достоверно известны только сравнительно последние сведения. Например, Балаклаву не раз брали римляне. Позднее - запорожские и донские казаки. А в 1475 году, когда с приходом турок крепость практически теряет свое значение и первоначальных хозяев, тут происходит довольно курьезная история. При осаде крепости Гедик Ахмед-пашой ее консул, прихватив казну, сбежал. Догнали его уже в открытом море, и паша приговорил беглеца к отсечению головы. Но не как врага, а... как лицо, не выполнившее свои обязанности. По тогдашнему кодексу чести консул крепости должен был либо ее защищать, либо сдать победителю вместе с гарнизоном и казной.

Немало еще тайн хранит крымская земля, много ответов на сегодняшние вопросы прячет Херсонес Таврический. Но звезда его уже закатилась, а смерть, вторая и окончательная смерть древнего города, уже хорошо просматривается в не таком уж далеком будущем. И причиной ее, как всегда, будут люди.

До сих пор неясно, почему в ХV веке жители покинули Херсонес. Есть версия, что он был разорен турками. Хотя тысячи городов на земле узнали турецкую руку, но не исчезли с лика планеты. Раскопки же не дают видимых причин кончины города. Чего нельзя сказать о нашей современности: налицо все причины и даже виновники того, что этот уникальный исторический памятник мирового значения может прекратить свое существование.

Скудное по нынешним временам финансирование не позволяет не то что проводить раскопки - надлежащим образом законсервировать уже вскрытые объекты, тем самым защитив их от дальнейшего разрушения. Немало страдает заповедник от самопальных археологов-любителей, которые копают где ни попадя. И совсем не из любви к истории: прямо на территории Херсонеса, ничуть не стесняясь, подходит ко мне некто молодой-красивый и тут же при научном работнике предлагает... купить пригоршню херсонесских монет. Но, что прискорбно, с такими доброхотами нет никаких механизмов борьбы, а штраф в 15 тысяч карбованцев такого может весьма рассмешить.

Но не только от самодеятельности страдает заповедник. Хоть он и был создан указом Президента, но надлежащего отвода земель так и не произошло, и на территории заповедника сегодня расположены десятки хозяйственных организаций, которым исторические памятники глубоко до...

К Страбоновому Херсонесу, например, вплотную подступили огороды, на исторических землях в плане личной инициативы строятся дома и гаражи, в стены которых, очевидно для крепости, вмуровываются камни тысячелетней древности. Тут же расположена последняя оборонительная батарея Севастополя времен минувшей войны и братская могила ее защитников, на которой ныне расположился... огород. На обращение музейных работников по поводу такого кощунства, один из огородников ответил: «Ничего, на костях лучше растет». Комментарии излишни. А вот седьмой бастион времен Крымской войны решили срыть бульдозерами, а на 35-й батарее - устроить склад химотходов.

А что же местные власти? В том то и дело, что и они не лучше. Например, горисполком не мог ничего лучшего придумать, как обратиться с предложением на 49-м клере, том самом, который, кроме Херсонеса, есть еще только в Италии, устроить... авторынок. Причем «временный» и совсем ненадолго... на пять лет! Да, что ни говори, а когда говорят деньги - совесть молчит.

Но это не единственная «инициатива» местного руководства. Следуя и так непонятному указу Кравчука о передаче церковным общинам имущества, севастопольские власти поспешили заключить с местной общиной бессрочный договор о передаче Владимирского собора для проведения религиозных отправлений. Но, видимо, они сами плохо знают город, в котором два собора Владимира: один действительно в Херсонесе, а другой - где захоронены Корнилов, Нахимов и другие исторические личности - в самом центре города. Так чтобы не ошибиться, администрация походя отдала церковникам оба собора, чего делать по закону никак не могла. Во-первых, херсонесский собор в настолько аварийном состоянии, что не то что проводить службу - чихнуть в нем опасно. А во-вторых, согласно законодательству о национальных заповедниках, эти земли и постройки на них - как раз республиканского подчинения и совсем не городского. Теперь местные церковники требуют ни много ни мало - выселить сам заповедник, а все исторические памятники передать им на «сохранение». Главная аргументация та, что в прошлом веке тут был монастырь, который они требуют вернуть. Впрочем, архивные материалы недвусмысленно свидетельствуют о том, что и в прошлом столетии монастырь тут существовал незаконно, так как отвода земель под него не было. Иначе говоря, был самозахват. Существует небезынтересное письмо графини Уваровой, муж которой в свое время немало сделал для раскопок памятника, царю Николаю ІІ, в котором, в частности, она пишет: «Главное несчастье Херсонеса, это - существование на его развалинах монастыря, состоящего, по обыкновению, из подбора грубых, неграмотных, ничего не делающих и ни к чему не пригодных людей... Таким образом, благодаря монастырю, расположенному среди древнего города и имеющему многочисленную братию, бродящую по всем развалинам, позволяющую себе по праздности и корыстолюбию проводить тайные раскопки и расхищать находки - совершенно невозможно проводить систематические раскопки...» И заметьте, это писал не коммунист - враг церкви, а графиня, разумеется, верующая и богобоязненная. И, думается, нынешние монахи не особенно отличаются от прошловековых.

А как церковь будет следить за сохранностью памятника мирового значения, видно из следующей ситуации. После «продуманной» передачи Севастопольским горсоветом храма Святого Владимира (того самого, разваленного) весьма оживился местный приход Украинской православной церкви Московской (!) патриархии, особенно настоятель храма некто отец Александр (в миру - бывший курсант Севастопольского военно-морского училища Курбачев, изгнанный за неуспеваемость, разврат, пьянство). Он, например, позволяет, как обуреваемый бесом, скакать по музейным залам и развалинам, пугая незадачливых посетителей истошными воплями и призывами положить конец «бесовским действиям» музейных работников, кропя все вокруг святой водой. Вслед за этим городская газета «Слава Севастополя» пообещала, что «борьба с сатанинским злом на святой земле Херсонеса» будет продолжаться. И тут беспокоит позиция некоторых представителей церкви, которая всю свою историю как раз занималась просвещением людей, а не уничтожением исторического наследия. Впрочем, в Севастополе это неудивительно, так как местными приходами руководят преимущественно бывшие мичманы и капитаны второго ранга, в секретариате епархии сидит бывший заведующий литературно-художественной частью Севастопольского драматического театра, а по финансовой части - бывший мэр города. Вот, собственно, откуда растут ноги, а указанная публика имеет к истинной церкви весьма сомнительное отношение и напоминает анекдот о человеке, который готов быть офицером, пожарником, милиционером, священником, лишь бы не работать. Словом, традиции в Севастополе еще те. А поэтому крымской епархии следовало бы тщательней подбирать кадры, дабы не дискредитировать церковь и не допускать в нее «бесовское».

Нелегкие времена наступили для Херсонеса. И, казалось бы, выход вот он, совсем на поверхности: превратить заповедник в туристический центр и включить его в реестр ЮНЕСКО (благо, соответствующие документы давно переданы в эту международную организацию). Но и это до недавнего времени было невозможно: «закрытость» города из-за десятка ржавых кораблей постройки начала века у причалов душила не только заповедник, но и город. А сюда бы пару-другую морских круизов, и, глядишь, - потечет валюта в казну.

А тем временем мы безвозвратно теряем ценнейшее историческое наследие, которое возродить будет невозможно. То, что не сделали варвары и неумолимое время, с успехом делаем мы. И как тут не вспомнить еще раз известное письмо графини Уваровой царю: «Для того, чтобы Россия могла гордиться своей Помпеей, необходимо поспешить спасти то, что еще осталось, и принять серьезные меры к охранению всего необходимого... Повелите, государь, и спасите для чести и славы России древний Херсонес, которым могла бы Россия гордиться и пользоваться для образования народа, как гордится и пользуется Помпеей Италия, государство во сто раз меньше и беднее нашего обширного отечества».

Что ж, графине, которая пеклась об образовании народа, достаточно было обратиться к государю, а тому повелеть. А к кому обращаться нам? И кто повелит?..

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №20, 26 мая-1 июня Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно