Жизнь на кладбище

12 октября, 2012, 13:33 Распечатать Выпуск №36, 12 октября-19 октября

Наш быт и некоторые традиции глазами иностранных гостей

Обращает на себя внимание иностранцев, как проявление ментальности украинского народа, отношение людей к памяти близких и предков и особая атмосфера на кладбищах. К примеру, в Берлине много старинных кладбищ, они уже давно в черте и даже в центре города, но их никто не уничтожал (как в Киеве Аскольдову могилу) и не застраивал их (как в Киеве выросла Высшая партийная школа, а ныне Институт международных отношений) на костях людей и на месте селекционного Симиренковского яблочного сада. На старых и новых немецких кладбищах тихо, спокойно, мало кто бывает. Прагматично. Вместо цветов на холмиках высажены вечнозеленые растения. Они же часто вместо оград отделяют могилы. На кладбищах есть смотритель, конторы, где можно взять лейку, купить цветы. И чистый туалет.

Иностранцы подмечают, как много значит у нас для людей пожилых и многих молодых соприкосновение с кладбищем, где покоятся близкие. Посетить могилу — что в церковь сходить. Для одиноких это также возможность пообщаться с другими людьми, для других — также близость к природе, свой маленький клочок земли, где можно высаживать и растить цветы. Кто годами бывает на кладбище в лицо знает кладбищенских рабочих, а те уважают людей, кто ухаживает за могилами. Посетители тоже со временем меняют расхожее мнение о работниках кладбища как о хапугах и пьяницах, вникают в их положение. Зарплата рабочих не велика, устанавливать тяжелые памятники приходится «на собственном горбу». Зимой долбить ломом мерзлую землю под могилы… И долго им приходится привыкать к стенаниям живых и виду умерших. Среди рабочих встречаются люди с непростой судьбой, жертвы обстоятельств, также художники по призванию. Многие совестливо относятся к работе. У них есть свой кодекс чести. Могут бескорыстно сделать лавку возле могилы для старушки или бедным покрасить ограду. Эти люди иронически относятся к «крутым». На небольшом старинном киевском Зверинецком кладбище рядом с огромным пространством безымянных скромных монашеских могил с белыми железными крестами какой-то олигарх воздвиг «саркофаг» матери и брату. Господин Черновецкий для могилы матери прихватил земельку за границей кладбища, проложил туда дорогу для удобства передвижения. Рабочие лишь усмехаются: ведь все покойники одинаковы, все умирают, все имеют одинаковые неприятные признаки ухода из жизни… Перед Богом-то все равны, и осуждают олигархов за нескромность…

На киевских кладбищах часто при входе сидят старушки, которые молятся за усопших и становятся своеобразным центром, связующим всех посетителей. Такая «жизнь на кладбище», коммуникабельность людей, возникающие там знакомства, удивляют немецких гостей. Их шокируют наши еда и застолья на могилах предков во время религиозных праздников, в чем они усматривают пережитки язычества. У них редко кто появляется у могил родных. И даже замечено некое прагматичное отношение к захоронениям в последнее время. На одном из мюнхенских кладбищ смотритель стал замечать на просторных аллеях горожан в спортивных костюмах на утренней пробежке. Более того, на лужайках перед могилами в жаркую погоду замечена молодежь с колясками и резвящимися детьми, раскинувшая «поляну» на земле. Ужаснувшемуся смотрителю и вызванному оператору ТВ молодая немка в камеру заявила: «А что такое? Я буду рада, если на мою могилу будут приходить люди отдохнуть и повеселиться»…

Арлингтонское кладбище (США)

Как-то посетители наших кладбищ взволновались от слуха, будто бы ручки ненасытных «новых хозяев жизни» протянулись к кладбищам с намерением их «прихватизировать». Не секрет, что на некоторых киевских кладбищах существует коррупция. Недавно произошел вопиющий случай на уровне сельской власти. Киевлянин по завещанию тети повез хоронить ее в родное село на участок, где покоятся ее родители, сестра. Было и для нее место. Председатель сельсовета закрыла перед его носом и гробом тети ворота, пока он не уплатит три тысячи гривен. Какое еще может возникнуть самодурство, самоуправство, беспредел в случае приватизации? Обычные граждане в шоке от одного слуха. Упаси Боже! В европейских государствах кладбища находятся в ведении государства.

А для желающих вести бизнес на этом поле есть много интересных возможностей. Они могут взять в аренду или купить землю для приватного кладбища, если хотите, для т.н. элиты, и использовать европейские новинки в этом деле. Если на участке лес, подходит новая европейская мода. В Германии есть кладбища, где по желанию людей после их кремации урну захоранивают в дупле, а дерево обвязывают яркой ленточкой. Вот такое слияние с природой. Можно, как в Италии или кое-где у нас, возводить помпезные памятники и выставлять охрану от вандалов. Моднейшая новинка, пришедшая из Голландии в Германию, — установка по определенной технологии на памятнике цифрового устройства, благодаря которому можно увидеть картинки с покойником еще в живом состоянии. Стоит дорого. Можно после смерти вообще не расставаться с родственником и не тратиться на могилу. Существует способ из праха выращивать драгоценный кристалл, вставлять его в оправу и носить такое родное и оригинальное кольцо… Есть и еще одно прибыльное дельце в ритуальном вопросе. Недавно в Москве прошла очередная международная выставка погребальных услуг и моды. Демонстрировались различные гробы, модели черных платьев, костюмов, шляпок и сумочек для убитых горем родственников. Вроде бы забыли о духах на этот случай, но все еще впереди… Так что человеку с деньгами, фантазией и соответствующей клиентурой есть где развернуться! Оставим же наши скромные кладбища нашим скромным покойникам и их скромным живым родственникам! 

Вопрос глобализации, коммерциализации человеческого горя, потери традиций вызвал в свое время к жизни исследование немецкого профессора социологии Райнера Гронемайера из Гессена. С большим сожалением автор констатировал утрату похоронной культуры и похоронных обрядов в Германии. Еще в средние века здесь существовало «искусство умирать». Раньше в каждой немецкой деревне были собственные обряды прощания с усопшим. Вблизи Франкфурта-на-Майне разбивали питьевые сосуды (стаканы, кружки, рюмки), которыми пользовался умерший. В других местах молодоженам дарили саваны (!), а когда человеку исполнялось 50 лет, он заказывал себе гроб. В студенческие годы на практике в русской деревне я слышала, как в избе за стеной старуха говорила дочери: «Клавдя, снеси с чердака гроб и истопи. Холодно. Потом справим новый». И у всех жителей в деревне были загодя приготовлены гробы и похоронная одежда. И у немцев, и у славян существуют образные выражения по поводу смерти. У нас, например: «приказал долго жить», «откинул лапти» и пр. У немцев: «отдать ложку», «укусить траву» (в древности, умирая, воины кусали траву)…

В своей книге «Умереть в Германии» профессор отмечал, что раньше человек умирал в родных стенах в кругу священника и родных (и о таком мечтают 80% современных немцев). А сейчас столько же немцев умирают в больницах, хосписах, домах престарелых, куда их заблаговременно помещают работающие прагматичные дети (где старикам удобно, но страшно одиноко). И рядом с умирающим — сиделка, врач или медсестра.

В отличие от латиноамериканских и стран Африки, в индустриально развитых странах процесс расставания человека с жизнью носит более медицинский, технологический характер. В некоторых немецких семьях родственники покойного пытаются дешево, комфортно для себя и быстро провести процедуру прощания с человеком. В интервью профессор Гронемайер привел мудрые слова Лютера о том, что перед смертью человек должен задать себе два вопроса: «Кому я еще не простил в этой жизни?» и «У кого я еще должен просить прощения?»

У нас похоронные обряды и отношение к умершим носят более традиционный и духовный характер, что также присуще польской культуре и ментальности. Недавно мне довелось побывать в Варшаве на старинном Повонском кладбище при костеле. Во время Второй мировой войны повстанцы держали здесь оружие, здесь шли бои. На памятниках — следы пуль. Но нет запущенных могил. Широкие аллеи между участками расчищены, днем много работников, которые наводят порядок. Я была потрясена, увидев могилу прадеда, умершего 113 лет назад, с уцелевшими в потоке времени памятником и портретом на фарфоре в золотом ободке. Может быть, все оттого, что поляки набожны, а директор конторы при кладбище ксендз? 

Вот и на нашем скромном киевском Зверинецком кладбище, как только директором назначили бывшего рабочего с многолетним стажем, сразу же расчистили забытые могилы выдающихся деятелей науки и культуры, которые когда-то перенесли с закрытого Аскольдового кладбища. Важно знать свое дело, иметь совесть и почитать традиции…

А социологу из Гессена я хотела бы возразить, что немцам при всей их прагматичности и холодноватости присуще то же чувство уважения к памяти ушедших. У них есть Народный союз, волонтеры которого ухаживают за могилами немцев у себя и за рубежом и не забывают безымянные могилы и захоронения иностранцев, почивших на немецкой земле. Долгие годы при поддержке государства они ухаживают за могилами советских солдат и памятниками Советскому воину. В дни 8 и 9-го мая много немцев приносят сюда цветы. Это те, наверное, кто помнит слова Лютера…

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №44, 17 ноября-23 ноября Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно