«Закат цивилизации»: часть третья. Послесловие к знаменитому двухтомнику

8 июля, 2005, 00:00 Распечатать

Он был ярким интеллектуалом и закомпексованным невротиком. Маститые «научные буржуа» из числа профессуры считали его дилетантом...

Он был ярким интеллектуалом и закомпексованным невротиком. Маститые «научные буржуа» из числа профессуры считали его дилетантом. Не поняли его и выдающиеся умы: Владимир Ленин называл его «хныкающим мещанином», Томас Манн — «пораженцем гуманизма», Герман Брох — «заносчивым невеждой», Дьердь Лукач — «паразитирующим интеллигентом»… Впрочем, Освальда Арнольда Готфрида Шпенглера поддержали Герман Гессе и Эдмунд Гуссерль, а Георг Зиммель считал его историософию «самой значительной со времен Гегеля».

В своем двухтомном труде «Закат Европы» Шпенглер отбросил примитивное деление истории на Древний Мир, Средние Века и Новое Время, что присуще Западу, который уверовал в исключительность собственной историософической модели. Философ видел историю суммой циклов зарождения, расцвета и заката культур. А главное — он считал, что цивилизация отнюдь не есть прогресс!..

29 мая 2005 г. исполнилось 125 лет со дня рождения О.Шпенглера, и автор позволил себе несколько развить его идеи более современным языком. (В подготовке очерка использованы материалы из статьи А.Патрушева «Миры и мифы Освальда Шпенглера»).

О.Шпенглер родился в городке Бланкенбург. Отец был скромным почтовым служащим. Мать, артистичная и экспрессивная натура, домом и детьми не занималась, а проводила время в саду и рисовала на пленэре. В семье царил перманентный скандал, и Освальд рос невротичным ребенком. В 1891 г. Шпенглеры переехали в университетский город Галле. В гимназии Освальд изучал древние языки, был лучшим по истории, географии и математике, посему его тексты полны математическими понятиями и словами из греческого и латыни. Увлекался музыкой Вагнера, европейской и русской литературой, философией Шопенгауэра и Ницше. В 1899 г. поступил на природно-математическое отделение университета Галле, но быстро понял, что математика не его призвание. Учился в Мюнхене и Берлине, вернулся в Галле, где в 1904 г. защитил диссертацию. Она была посвящена идее Гераклита о вечном становлении, умирании и воскрешении всего сущего. Шпенглер воспринял идеи Иоганна Вольфганга Гете о первооснове всего сущего и борьбе положительного и отрицательного начал, что ведет к «восхождению» и «нисхождению». По Шпенглеру, «фаустовская душа» Гете, в отличие от «дионисийской» и «аполлонической», обладает чутьем бесконечного пространства, историзма и неминуемости конца.

С 1908 г. Шпенглер преподавал историю и математику в гимназии в Гамбурге. Через год скончалась мать. Ее наследство позволило бросить преподавание и вести жизнь философа-отшельника. С 1911 г. жил в Мюнхене, который тогда соперничал с Парижем за титул культурной столицы Европы. С презрением наблюдал за выходками богемы и пошлостью окружающего мира. Страдал мизантропией, головными болями и потерей памяти; но при этом писал статьи об искусстве, которые считал «метанием бисера перед свиньями».

Первый том «Заката Европы» вышел в 1917 г., второй — через четыре года. Из безвестного отставного учителя Шпенглер превратился в пророка, которому внимал весь бомонд. Книга произвела фурор, хотя была рассчитана на узкий круг интеллектуалов. Налет сенсационности и сейчас мешает оценить идеи автора.

Шпенглер выделил культуры: арабскую (в т.ч. иудейскую?), индийскую, китайскую, майя, вавилонскую, западные — античную и современную. Морфология и путь культур одинаковы — рождение, рост, расцвет и закат; любая «живая природа» проходит эти этапы. Но каждая имеет неповторимые рок и символ. Символ античной души — тело, поэтому греки ограничены «полисом» и «ойкуменой», а их боги — это сонм бездельников, которые предаются пьянству и разврату где-то на соседней горе, что соответствует психотипу западного «общества потребления». Символ западной фаустовской души — бесконечность, вселенский Бог, познание и преобразование мира, что отличает лишь немногих первооткрывателей.

По Шпенглеру, рациональная логика доступна любому, но истинный историк должен опираться на чувства. Он избрал «интуитивный метод аналогии этапов развития» разных культур. За это «профессиональные ученые» подвергли его жесткой критике. Но в свете тех знаний, которые обществоведение игнорирует и даже отвергает, Шпенглер был абсолютно прав. Обществоведение исходит из картезианско-позитивистского допущения о том, что наблюдение однозначно определяется объективным миром и аппаратом восприятия. Это далеко не всегда так. Согласно теории относительности, результат наблюдения нельзя считать объективным без учета позиции наблюдателя. Реально в науке главенствуют не наблюдение, эксперимент и методы обработки данных, а парадигма — набор априорных убеждений, ценностей, установок о реальности, т.е. комплекс знаний, эмоций, чувств, в т.ч. Шпенглерова «интуиция». Глубинная психология показала, что познание определяет не сравнительно узкое сознание, а огромный массив бессознательного. Идеи Шпенглера о символах и судьбе цивилизаций созвучны взглядам Фромма о «социальном характере» и Юнга о символах бессознательного и архе(психо)типах.

Идеи о циклах культур и регрессе цивилизации подтверждают история и религии. Триполье и майя расцвели и исчезли. Греция, Рим, Киевская Русь погибли не так под ударами варваров, как от собственных проблем. За три тысячи (!) лет истории Египта от первой династии до Птолемеев было огромное число взлетов, застоев, падений. В индуизме все сущее рождается, расцветает, умирает, воскресает. Символом буддизма является непрерывно вращающаяся Колесница, в Упанишадах — магический круг «мандала». У Лао-цзы все сущее на своем пути (дао) переходит в противоположность. Экклезиаст говорит, что все возвращается «на круги своя». В Египте жук-скарабей Хефри вслед за солнцем катит впереди себя шарик из глины, символизируя движение Амона-Ра из царства живых в царство мертвых и обратно. В греческом мифе о пяти веках — золотом, серебряном, бронзовом, героическом и железном — люди становятся все хуже. Христианство надеется на Царство Божье, но ожидает конца света.

Товарно-денежные отношения и государство сами по себе говорят о деградации. По Энгельсу, частная собственность, товарно-денежный обмен развили ремесло, торговлю, земледелие, технику, искусство, но породили алчность, войны, рабство; будучи не в силах обуздать свои низменные страсти, люди создали государство, но оно обернулось против них. С «воинствующим атеистом» Энгельсом соглашается Ветхий Завет: в 1-й Книге Царств между евреями возникли такие противоречия, что они просят Бога дать им царя для суда и управления; Бог предупреждает евреев, что царь и его челядь отберут у них лучшие земли и скот, а их поработят; Бог предлагает им жить «своим умом», но евреи выбирают власть в ущерб свободе.

Шпенглер резко выступал против массовой культуры и культа потребления. Он говорил, что «масса — это конец, радикальное ничто», а урбанизация создает чуждую культуре толпу. Столь модные нынче восхваления информационно-потребительского общества — это верх глупости. «Цивилизованный» человек не стал активным субъектом, а превратился в приспособленца и отчужденный винтик социума. Абсолютизация товарно-денежного обмена ведет к тому, что человек видит себя только в двух амплуа: продавец себя и покупатель огромного количества товаров, услуг и развлечений. Непрерывный рост потребностей угрожает планете, окончательно отвращает людей от поиска своего предназначения, превращая их в обывательское стадо. Цивилизация достигла высокого уровня технического и манипулятивного интеллекта, но заплатила за это психо-духовной деградацией. По Фромму, деструктивность общества не уменьшается, а растет в ходе истории, являясь следствием не так животных инстинктов, как низменных и все более изобретательных страстей, формируемых социумом. Кстати, именно Запад был источником самых жутких страниц в истории земной цивилизации…

Представляется, что траектория истории — это не циклоида (по Шпенглеру), не восходящая спираль (по Гегелю—Марксу), а более сложная траектория, содержащая прогресс, регресс и застой. Исходя из диалектической парадигмы, в социуме имеют место переход количественных изменений в качественные, отрицание исходного момента развития и отрицание самого отрицания, повторение на новом этапе черт предыдущего, скачки, прерывания постепенности и непрерывности. Важно отыскать движущие силы, источники энергии, которые придают истории зигзагообразный характер.

Общество — это система отношений между людьми, т.е. психологическое энерго-информационное явление, которое подчинено законам космоса, где все колеблется, вращается, уничтожается и возрождается. По мнению Карла Лэшли и Карла Прибрама, психика, как и весь космос, имеет волновую природу. А Руперт Шелдрейк предложил и частично подтвердил гипотезу о том, что развитие у достаточного числа представителей вида каких-то свойств ведет к передаче их другим особям во времени и пространстве через «морфогенные поля». Историей движет энергия, которую можно рассматривать как суперпозицию (наложение) огромного числа некогерентных (разных по частоте и фазе) колебаний, что приводит к сложной интерференционной картине с непредсказуемым переходом от минимумов к максимумам.

Психика — противоречивое единство сознания и бессознательного. Она амбивалентна, т.е. может быть направлена во благо и во зло. Противоречия, сознание и страсти разрывают психические связи, высвобождают психоэнергию и создают социальную динамику, но на поверхность часто всплывают деструктивные содержания психики. Поэтому революции и/или реформы, пытаясь воплотить «прекрасные идеи», обычно приводят к катастрофам. По Марксу, важнейший источник социальной динамики — это противоречия, мысли и страсти в сфере экономики, которые могут вести к прогрессу, регрессу и застою. Есть и другие источники социальной динамики.

Ход истории, который примитивно называют прогрессом, Фромм считал сложной траекторией поиска непрерывно нарушаемого равновесия. Компенсация неустойчивости чаще ведет к авторитарным, приспособленческим и разрушительным импульсам и намного реже — к разумному, творческому познанию и преобразованию мира.

Шпенглер был прав: оснований для веры в прогресс немного…

От большого ума Шпенглера записали в «идеологи фашизма». Действительно, консерватор Шпенглер презирал буржуазную демократию, справедливо считал ее источником коррупции и моральной деградации, даже голосовал за НСДАП, но затем назвал правительство Гитлера «карнавальным министерством». Коричневый шабаш взбесившейся мещанской толпы отвратил Шпенглера от нацизма. Он несколько раз отказал Геббельсу в его просьбах выступить с речами в поддержку фашистов, вступил в полемику с самим Гитлером, порвал все связи с архивом Ницше, т.к. сестра последнего ревностно поддержала нацистов, отказался от участия в ежегодных фестивалях Вагнера, где собиралась гитлеровская верхушка.

В ночь с 7 на 8 мая 1936 г. Освальд Шпенглер скончался в своей квартире в Мюнхене. В гроб положили его две любимые книги — «Так говорил Заратустра» и «Фауст». Ходили слухи, что его убили гестаповцы…

Книга Шпенглера — это попытка обратить внимание на очевидную вещь: цивилизация в ее нынешнем понимании есть отнюдь не «поступательный прогресс» и, скорее всего, «пошла не туда». Чтобы понять это, мало простого интеллекта, а нужен Разум (Фромм).

Если люди когда-нибудь перенаправят энергию с потребительства и разрушения на освобождение личности и общества от угнетающих факторов и реализацию творческого потенциала, на гармонизацию отношений человека и природы и сохранение среды обитания и самих себя, на осознание космического содержания человеческого бытия и продвижение во Вселенную et cetera… Вот тогда можно будет сказать, что история — это прогресс! Лишь бы поздно не было.

Оставайтесь в курсе последних событий! Подписывайтесь на наш канал в Telegram
Заметили ошибку?
Пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Добавить комментарий
Осталось символов: 2000
Авторизуйтесь, чтобы иметь возможность комментировать материалы
Всего комментариев: 0
Выпуск №18-19, 19 мая-25 мая Архив номеров | Содержание номера < >
Вам также будет интересно